Командная игра на иранском поле

24 июня, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 24 июня-1 июля

Американские флажки с надписью «Поддержите наши войска» и наклейки «Идет национальная глобальная война» — сегодня самый ходовой товар любой сувенирной лавки Вашингтона...

Американские флажки с надписью «Поддержите наши войска» и наклейки «Идет национальная глобальная война» — сегодня самый ходовой товар любой сувенирной лавки Вашингтона. Они как будто призваны напомнить всем и каждому, что ходом антитеррористической кампании поглощен не только «президент на войне» Джордж Буш, но и каждый сознательный американец. А заодно и приучить к мысли, что отнюдь не случайно экспертов по иракской тематике в телевизионных ток-шоу все чаще сменяют специалисты по Ирану, а газеты то и дело пестрят сообщениями о размещении в этой исламской республике американской аппаратуры для взятия проб воздуха, о прослушивании телефонных разговоров и беспилотных самолетах-разведчиках, якобы замеченных в небе страны.

Правда, в последнее время все акценты были смещены в сторону президентских выборов, второй тур которых состоялся вчера. Большинство аналитиков сошлись во мнении, что их результаты вряд ли способны восстановить отношения Тегерана с Вашингтоном. Даже наиболее прозападный, в понимании тамошних экспертов, претендент на президентcкий пост Али Рафсанджани диалог с Соединенными Штатами обещал наладить только в интервью западным журналистам. Их иранским коллегам он рассказывал другое: в случае благоприятного для него исхода пятничного голосования все попытки «внешних сил» свернуть ядерные разработки Ирана будут пресекаться. Впрочем, стоило ли ожидать более последовательной позиции от 71-летнего чиновника, известного своими дружескими отношениями с религиозной элитой страны и уже занимавшего президентский пост с 1989 по 1997 год? Другое дело, что Рафсанджани считается более прагматичным и не столь консервативным политиком, как его неожиданный конкурент во втором туре столичный мэр Махмуд Ахмадинежад.

То, что военная операция против Ирана вполне реальна, в частных разговорах признают даже самые осторожные эксперты. Популярные в российской прессе аргументы — мол, Америка настолько выдохлась в Ираке, что открыть второй фронт в Иране у Вашингтона просто не хватит сил, — воспринимаются с улыбкой. Как рассказал в интервью «ЗН» один из лучших специалистов в США по иранской проблематике, заместитель директора Вашингтонского института ближневосточной политики Патрик Клосон, если Белый дом все-таки решит применить силу по отношению к Тегерану, то в первую очередь в ход пойдут американские ВВС и ВМФ. Другими словами, будут максимально задействованы те ресурсы американской армии, которые были отодвинуты далеко на задний план в Ираке и испытывающем по этому поводу неловкость. По мнению Клосона, в случае возможной атаки наверняка будут задействованы авиабазы, расположенные в некоторых странах-монархиях Персидского залива, — те самые, которые использовались Вашингтоном для нанесения ударов по Афганистану и Ираку.

Конечно, не все тамошние эксперты настроены столь оптимистично. Так, американский журнал Atlantic Monthly провел эксперимент, участникам которого — военным аналитикам, дипломатам и бывшим разведчикам — была поставлена задача полностью смоделировать военную операцию против Ирана. Большинство «экспериментаторов» пришло к выводу: если США все-таки решат атаковать исламскую республику, их несомненно ждет фиаско. Правда, даже сами участники по этому поводу снисходительно замечают: если бы Белый дом прислушивался к выводам экспертов, то и с Саддамом Хусейном до сих пор велись бы переговоры. Помнится, тогда многие заокеанские умы также без устали твердили о «втором Вьетнаме»...

Более того, если два года назад компанию воинственных американских неоконсерваторов, представленных в команде Буша вице-президентом Чейни, министром обороны Рамсфелдом и до последнего времени его замом, а ныне главой Всемирного банка Полом Вулфовицем, «разбавляли» более сдержанные политики в лице госсекретаря Колина Пауэлла, то сегодня у вышеперечисленных господ руки полностью развязаны. Правда, милитаристский настрой представителей команды Буша несколько притупил секретный документ времен президентства Джералда Форда, обнародованный «Вашингтон пост». В нем шла речь о лоббировании тогдашним руководителем аппарата Белого дома Рамсфелдом, его преемником Чейни и высокопоставленным чиновником в управлении по контролю над вооружениями и разоружению Вулфовицем... иранской ядерной программы. Понятно, что после серии разоблачительных публикаций у многих экспертов сложилось впечатление, что тридцать лет назад вышеупомянутая тройка столь рьяно отстаивала создание так называемого полного ядерного цикла лишь потому, что он сулил миллиарды долларов американским корпорациям, в частности «Вестинхаузу».

Тем не менее, реальная ситуация сегодня такова, что те американцы, которые поддерживают военную операцию США в Ираке, одобряют и силовое решение иранской проблемы. От одного американского дипломата довелось услышать, что столь хладнокровное отношение к возможному вторжению в ИРИ частично объясняется довольно распространенной на том берегу Атлантики шуткой: американцы не знают, где находится (и, очевидно, что собой представляет. — Авт.) та или иная страна, пока не начинают ее бомбить. На задаваемый автором этих строк вопрос «Одобряете ли вы силовое решение ядерной проблемы Ирана?» все — от служащих госдепа до кассиров в супермаркетах — отвечали приблизительно так: «Если там готовят бомбу, то мы, в принципе, не против».

А вот риторика Буша-младшего касательно ядерных разработок Ирана в последнее время заметно смягчилась. Наши собеседники в Вашингтоне аргументировали это тем, что на данный момент американцы предпочитают сосредоточиться на сборе развединформации (пробы воздуха и беспилотные самолеты-разведчики — из этой серии). Ведь что бы там ни говорили, «коварные планы» иранского руководства по изготовлению ядерной бомбы Вашингтону предстоит еще доказать. И, судя по всему, сделать это будет не так уж просто: с того момента, как иранский вопрос был поднят на рассмотрение в совете директоров МАГАТЭ, агентство провело беспрецедентное количество инспекций — более 900. Причем большинство из них осуществлялось с оповещением за два часа до приезда группы на объект. Кроме того, в начале этого месяца из стен МАГАТЭ просочилась информация, что следы оружейного урана, обнаруженного инспекторами агентства на пакистанских центрифугах в Иране, могли попасть на территорию республики вместе с оборудованием, которое иранцы неофициально закупили у Исламабада.

Но все же главная причина того, что жесткие мессиджи Джорджа Буша в одночасье заменили обтекаемые формулы его главного внешнеполитического «инструктора» Кондолизы Райс, — желание Белого дома выступить на иранском поле в одной команде с Францией, Германией и Великобританией. Представитель госдепартамента, ведающий ближневосточными вопросами, в беседе с автором этих строк даже обмолвился: «На этот раз мы не просто намерены сотрудничать с европейскими столицами, но и с помощью Ирана укрепить пошатнувшийся трансатлантический союз».

Пока что это удается: Вашингтон прислушался к пожеланиям Лондона, Парижа и Берлина и устами г-жи Райс пообещал Тегерану в обмен на отказ от ядерной программы поддержать его заявку на вступление в ВТО и дать возможность иранцам покупать американские запчасти для своих гражданских самолетов. Правда, президент ИРИ Хатами назвал предложения США «смехотворными»: мол, с какой это стати мы должны отказываться от своих совершенно мирных разработок...

Довольно скептически настроены к предлагаемой европейцами «системе бонусов» и многие американские полисимейкеры. Одни боятся, что муллам ничего не стоит пойти по следам известного «ядерного шантажиста» Ким Чен Ира и предъявлять западным партнерам все новые и новые требования. Другие твердят, что если уж американские власти намерены прислушиваться к пожеланию своих европейских союзников, то они должны четко обозначить: потенциальное вознаграждение должно быть таким же существенным, как и возможное наказание.

К тому же установление диалога с европейской тройкой — всего лишь часть дипломатической программы Вашингтона по укрощению ядерных амбиций Тегерана. Администрация Буша сегодня делает акцент на том, чтобы сформировать единую позицию у всех стран «большой восьмерки». В Белом доме, очевидно, полагают: когда иранцы увидят, что великие державы едины в своем подходе к ядерной программе Тегерана, последнему не останется ничего другого, как заключить соглашение с европейской «тройкой».

Украина, конечно, не член «большой восьмерки», однако к намерению Виктора Ющенко посетить Тегеран в Вашингтоне отнеслись с опаской. Хотя реакция Белого дома на ближневосточный вояж украинского Президента будет зависеть от того, какие акценты он расставит в Тегеране. Так, по мнению Клосона, в американской столице высоко оценили бы попытку Ющенко публично убедить иранские власти подписать соглашение с европейцами по вопросу будущего их ядерной программы. «Было бы также полезно, если бы украинцы сами предложили информировать американских должностных лиц обо всех видах деятельности Киева в Тегеране, так или иначе затрагивающих интересы США», — считает эксперт.

И самое главное: иранские лидеры не раз использовали контакты с высшими чинами Украины как политическое благословение своего антиамериканского курса. Ющенко может нарушить традицию, если даст понять, что Киев не поощряет пребывание в Ливане иранских солдат — нескольких сотен человек, которые оказывают поддержку ракетным ударам «Хизболлы» по Израилю.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно