КНДР — США: МИРНЫЙ ПРОЦЕСС ПОД ВОПРОСОМ

5 сентября, 2003, 00:00 Распечатать

9 сентября Пхеньян, возможно, официально объявит миру о том, чем последние 10 месяцев полунамеками п...

9 сентября Пхеньян, возможно, официально объявит миру о том, чем последние 10 месяцев полунамеками пугал Соединенные Штаты — о своей принадлежности к «ядерному клубу» и намерении доказать это испытанием атомной бомбы уже в ближайшее время. О таком своем решении представители Северной Кореи в очередной раз заявили после завершения на прошлой неделе в Пекине посвященных ядерной проблеме КНДР 6-сторонних переговоров на уровне замминистров иностранных дел. И подтвердили дату — 9 сентября — День провозглашения Корейской Народно-Демократической Республики.

Участники переговоров, которые были морально готовы к любому демаршу со стороны представителей КНДР (в частности, после того, как северокорейская делегация в апреле просто покинула зал за день до окончания встречи), остались вполне довольны тем, что после трех дней работы достигли обоюдного согласия продолжить процесс. И вот тут-то Пхеньян в очередной раз продемонстрировал миру свою непредсказуемость. Уже после того, как члены делегаций пожали друг другу руки и разошлись, КНДР предприняла очередной «дипломатический» ход: вопреки недавним заверениям о своем согласии с необходимостью проведения очередного раунда, северокорейский дипломат делает неожиданное заявление: у его страны «больше нет ни надежд, ни интереса» к подобным переговорам и что «такие переговоры не только бесполезны, но и вредны во всех отношениях». «Мы еще больше убедились в том, что у нас нет иного выбора, кроме как идти по пути укрепления сил ядерного сдерживания в качестве меры защиты суверенитета», — зачитывает текст по бумажке перед репортерами в пекинском аэропорту за несколько минут до отбытия на родину глава делегации КНДР Ким Ен Ир.

Переговоры, прошедшие на прошлой неделе в Пекине, стали первой официальной встречей после апреля, когда тут же, впервые за последние 50 лет состоялись трехсторонние переговоры с участием США, КНДР и Китая. На этот раз число вовлеченных пополнилось Россией, Южной Кореей и Японией. На участии в переговорном процессе стран—соседей КНДР настаивали США и были категорически против их корейские визави. Мотив американцев понятен: с Японией и Республикой Корея все ясно — это ближайшие союзники США в Азии, а что касается Москвы и Пекина, то, возможно, Пхеньян прислушается к здравому смыслу и увидит, что даже его старинные друзья не поддерживают ядерные игры и крайне не заинтересованы заполучить нищее ядерное государство у себя под носом. С другой стороны, США желают заручиться поддержкой двух постоянных членов СБ ООН с правом вето на случай необходимости протянуть через этот орган новые резолюции и санкции против этой страны. Всегда будет возможность заметить: вы, мол, своими глазами видели, как мы со всей душой, а нехорошие северокорейцы на контакт не идут да еще и вам головной боли добавляют. Следует оговориться, что Китай до настоящего времени выступал категорически против дальнейшей изоляции Северной Кореи и введения против нее экономических ограничений.

КНДР в конце концов все же согласилась на присутствие посредников, возможно, посчитав, что те же Россия и Китай приложат максимум усилий для давления на США, чтобы не допустить возможности ядерных взрывов вблизи своих границ. Да и ссориться с двумя главными из числа очень немногих партнеров и доноров не с руки. Надо заметить, что не будь Пекин так настойчив в своем стремлении усадить Пхеньян за стол переговоров (в ход пошли даже такие «запрещенные приемы», как временное перекрытие крана газовой трубы), переговоры могли бы вообще не состояться. Китай, пожалуй, как никто заинтересован в мирном урегулировании вопроса. Обострение конфронтации может не только дестабилизировать ситуацию во всем регионе, но и усилить в нем роль США, а это КНР, являющейся ныне региональным лидером, совершенно ни к чему. Позиция Китая заключается в том, чтобы «обеспечить безъядерный статус Корейского полуострова, решив одновременно с этим вопрос относительно озабоченности КНДР собственной национальной безопасностью». Став как бы «главным миротворцем», КНР впервые в своей истории прибегла к так называемой челноковой дипломатии, разослав в преддверии переговоров своих посланцев во все заинтересованные страны в стремлении сблизить их позиции. Такая политика дала результат — переговоры состоялись. А то, что сторонам не удастся договориться сразу и впереди долгий и изнурительный переговорный процесс, всем и так было ясно.

Как и ожидалось, Пхеньян вновь повторил свои основные требования, в случае выполнения которых Вашингтоном он готов отказаться от разработки ядерного оружия и допустить инспекторов на свою территорию, ликвидировать ядерные объекты и прекратить испытания и экспорт ракет. Напомним, что эти требования предусматривают заключение договора о ненападении между двумя государствами, установление дипломатических отношений и развитие экономического сотрудничества между странами региона. Пхеньян боится продешевить, намереваясь «продать» свой отказ от ядерной программы повыгоднее. Причем, кроме крайне принципиального политического момента, сделка имеет и вполне конкретную материальную стоимость. Некоторые экономисты утверждают, что в денежном измерении она оценивается в 1,5—2 миллиарда долларов единовременной и беспроцентной выплаты со стороны заинтересованных государств.

Однако администрация Буша категорически исключает возможность заключения договора о ненападении и не намерена даже обсуждать заранее возможные компенсаторные меры в случае отказа КНДР от ядерной программы. Сначала вы безоговорочно отказываетесь от данной программы, а уж потом мы поговорим о том, как облегчить вашу незавидную жизнь — заявляют в Вашингтоне. И ни одна из сторон не намерена делать первый шаг. В упрямстве нынешний хозяин Белого дома вполне может посоревноваться с одиозным вождем. Каждый руководствуется принципом: «Утром деньги — вечером стулья, вечером деньги — утром стулья». США, впрочем, заверили, что не имеют ни малейшего намерения вторгаться на территорию Северной Кореи, как и не хотят смены власти в этой стране. Но Пхеньян не желает довольствоваться устными обещаниями и вновь заявляет, что сами Штаты своим «враждебным отношением» вынуждают КНДР стать на ядерный путь. Похоже, тут не собираются забывать смертельную обиду, нанесенную Джорджем Бушем-младшим, причислившим КНДР к странам «оси зла».

Итак, на очередном витке противостояния, длящегося вот уже 10 месяцев, осознав, что одними полуофициальными откровениями о наличии на севере полуострова ядерного оружия Вашингтон не испугать, Пхеньян поднял ставки, сообщив о готовности публично объявить себя ядерным государством и провести в ближайшее время ядерные испытания. Не будучи уверенными точно, блефует Пхеньян или нет, многие эксперты все же склонны поверить заявлениям о том, что КНДР близка к завершению переработки имеющихся у нее отработанных ядерных стержней — порядка 8 тысяч штук. Ученые полагают, что вследствие переработки такого количества ТВЕЛов можно получить достаточное количество плутония для производства около десятка ядерных боеголовок. О том, что в ядерном центре Йонбен действительно извлекается оружейный плутоний, свидетельствуют якобы раздобытые американской разведкой пробы воздуха, в котором присутствует химический элемент криптон-85. Международное агентство по атомной энергии также склоняется к мысли, что Северная Корея «в техническом отношении достаточно хорошо продвинулась вперед… и вскоре она будет в состоянии создать атомную бомбу». Об этом заявила на прошлой неделе официальный представитель агентства Мелисса Флеминг. При этом она признала, что в настоящее время МАГАТЭ не имеет последних данных о ядерной деятельности КНДР, поскольку в прошлом году это государство выслало инспекторов ООН и вышло из договора по нераспространению ядерного оружия («ЗН» писало об этом в ноябрьском номере за прошлый год). Средствами доставки ядерного оружия — баллистическими ракетами — Северная Корея уже обзавелась. Одну из них испытали еще пять лет назад.

И даже несмотря на то, что северокорейские боезаряды вполне вероятно смогут «достать» американские города, администрация Буша дала понять, что не намерена начинать торг и поддаваться шантажу. У Северной Кореи богатый опыт провокационных заявлений, которые лишь еще более изолируют ее от международного сообщества, отвечают в Вашингтоне. И тут с ними, пожалуй, можно согласиться: даже такие проверенные временем союзники КНДР, как Россия и Китай, ясно дали понять, что не намерены потакать в данном вопросе другу Киму. Северокорейская делегация охарактеризовала такое «недружественное» поведение как предательство и пение под дудку Соединенных Штатов. Впрочем, и в самом Вашингтоне нет единого мнения о том, какую линию поведения следует все же выбрать. Очень многие приближенные к президенту функционеры призывают его не церемониться с Пхеньяном. Но немало и тех, кто считает такую политику ошибочной. Например, бывший глава Пентагона и влиятельный политик-демократ Уильям Перри считает, что война между США и КНДР может начаться уже в этом году, причем исключительно из-за неверных действий нынешней администрации.

Примечательно, что пример Ирака не только не напугал КНДР, но, похоже, еще более укрепил в правоте ведения диалога с США с позиции силы, как ни парадоксально это звучит. В Пхеньяне прекрасно понимают, что экстренное уничтожение иракских ракет не спасло Багдад от войны, а инспекция ООН лишь сделала достоянием гласности реальное состояние иракских ВС. И, видимо, считают в Пхеньяне, если Дж. Буш и решиться в очередной раз навести порядок в одной из точек земного шара, то придется принять бой — «умирать, так с музыкой». Во всяком случае, к войне не на жизнь, а на смерть корейцы уже готовятся. А объявлением войны КНДР посчитает даже введение экономических санкций, о чем Пхеньян уже уведомил мировую общественность.

Принимающая сторона постаралась завершить переговоры принятием совместного заявления, обтекаемые фразы которого предусмотрительно были подготовлены в недрах китайского МИДа и никого ни к чему не обязывали. Но итоговый документ принят не был. Хотя все без исключения (!) участники согласились с необходимостью сохранения безъядерного статуса Корейского полуострова и избежания эскалации ситуации в этом регионе, хотя бы на период переговоров.

Место и повестка дня новой встречи также согласованы не были. Решено было лишь, что она состоится в ближайшие два месяца. Но состоится ли она, принимая по внимание, мягко говоря, неадекватное поведение северокорейской делегации? И не станем ли мы свидетелями новой военной операции США против очередной страны-изгоя. Вот только последствия такого конфликта могут быть куда более серьезными для всего мира, чем они были от иракской кампании.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно