Китай — США: в поиске нового баланса сил

14 января, 2011, 14:41 Распечатать Выпуск №1, 15 января-21 января

После весьма прохладного периода в двусторонних отношениях Пекин и Вашингтон начали нынешний год с попыток активизировать политическое сотрудничество и восстановить диалог в военной сфере...

© www.armyromantic.ru

После весьма прохладного периода в двусторонних отношениях Пекин и Вашингтон начали нынешний год с попыток активизировать политическое сотрудничество и восстановить диалог в военной сфере. Он был прерван год назад, после решения Белого дома поставить Тайваню оружия на 6,4 млрд. долл. Собственно, эти планы Вашингтона и стали причиной похолодания и ознаменовали начало попыток Соединенных Штатов вернуть себе влияние в регионе.

Американская стратегия «возврата в Азию» началась с того, что прошлым летом Штаты фактически подтолкнули соседей Китая к активизации территориальных споров в Желтом море. Правда, серьезный кризис произошел лишь в японо-китайских отношениях. Остальные соседи решили не ввязываться в противостояние с Пекином, что в конечном счете привело к дальнейшему снижению влияния США. На наш взгляд, это продемонстрировали последний кризис на Корейском полуострове и неудачное турне Барака Обамы в Юго-Восточную Азию в ноябре.

Это, в свою очередь, заставило Белый дом искать новые пути для возвращения в регион. Китай, очевидно, уловил этот момент и сегодня готов предложить США более тесные взаимоотношения, при которых обе страны будут совместно противостоять глобальным и региональным вызовам. Однако Вашингтон, таким образом, окажется неспособным противодействовать Пекину в тех сферах, которые представляют его коренные интересы. Впрочем, китайские и американские эксперты и политики затрудняются сказать определенно, в каком направлении отношения двух стран будут развиваться и к чему в итоге придут.

Оба государства находятся в процессе пересмотра своей глобальной стратегии. Роль Соединенных Штатов в мире сужается, но Вашингтон едва ли готов отказаться от доминирующих позиций и политики сдерживания Китая. В то же время мощь КНР растет, ее интересы и усилия активизируются в новых сферах и регионах планеты, порой замещая интересы США. Это только усиливает неопределенность, недоверие, недопонимание и создает почву для новых конфликтов.

На этом фоне стороны решили провести диалог на высшем уровне и 19 января наметили государственный визит председателя КНР Ху Цзиньтао в Вашингтон. Лидеры, вероятно, будут говорить о фундаменте, который позволит сделать отношения более предсказуемыми и доверительными, задать тон диалога на ближайшие годы. Однако построить такие отношения быстро не удастся, если партнеры не откажутся от стереотипных подходов последних десятилетий.

Разведка боем

Самым большим позитивом нынешней ситуации можно назвать, по крайней мере, тот факт, что ни Вашингтон, ни Пекин не видят в обозримом будущем вероятности для широкомасштабного противостояния. Все потенциально острые конфликты они научились решать мирно, осознавая, что противостояние в нынешних условиях было бы глобальным фактором международных отношений, как в период холодной войны. В то же время Китай понимает, что тягаться с Америкой на равных он еще не в силах, поэтому его амбиции ключевого игрока пока весьма ограничены.

Ослабление роли США, как в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и в мире в целом, для Пекина также представляет проблему: сам он не готов взять на себя такой груз ответственности, который Соединенные Штаты добровольно взвалили на свои плечи. Его цель сегодня — заставить Вашингтон учитывать интересы Китая, вести диалог на равных. В то же время в США понимают, что Китай все быстрее будет приближаться к рубежу, когда Америка уже не сможет оставаться безоговорочным мировым лидером. В Белом доме сегодня хотят избежать ситуации, когда они окажутся не готовыми принять новую реальность, в которой им придется столкнуться с Китаем, определяющим правила игры. А такой сценарий весьма вероятен, если страны будут продолжать странную политику обмена неприятными друг для друга сюрпризами, чтобы побольнее задеть самолюбие партнера.

В последнее время такой сюрприз Америке преподнес Китай. В конце прошлого года он неожиданно продемонстрировал миру прототип своего истребителя пятого поколения, который военные в США не ожидали увидеть в ближайшие пять-десять лет. На минувшей неделе машина совершила свой первый полет. Ранее такой же неожиданностью для американцев стала способность Китая с высокой точностью сбивать спутники на орбите Земли, а ракетами средней дальности поражать корабли в открытом океане.

Ответные шаги Америки не отличались новизной: принятие решения возобновить поставки оружия Тайваню, проведение масштабных маневров с Японией, отправка в западную часть Тихого океана авианосцев и сепаратные переговоры с союзниками в Азии с целью нейтрализации Китая. Но все это меры из арсенала времен холодной войны, которые имеют на Пекин весьма ограниченное воздействие.

Более того, они абсолютно не мешают Поднебесной проводить курс «выдавливания» сил США и Японии в океан, прочь от китайских берегов. Сегодня в арсенале Вашингтона и его союзников нет средств, чтобы остановить этот процесс. И если в 1996 году США еще решались направить свой авианосец через Тайваньский пролив, то сегодня такой шаг выглядел бы весьма сомнительной заявкой на удержание лидерства.

Белый дом избрал более миролюбивый тон, направив с визитом в Пекин министра обороны Роберта Гейтса. Военным предстояло сделать, то, что не удалось политическому руководству Америки: убедить Китай в том, что Вашингтон заинтересован в партнерстве, готов возобновить контакты на всех уровнях, включая стратегический диалог военного руководства стран. Кроме того, США отдают себе отчет, что поставки оружия Тайваню скорее имеют значение моральной поддержки для властей острова, нежели реально укрепляют его оборону.

Гейтс в то же время отстаивал тезис, что Китай достиг такого уровня развития своих вооруженных сил, что более не должен держать в секрете свои истинные намерения и планы. Поступая так, Пекин сам создает «недоверие и недопонимание» в отношениях двух стран. И сколько бы Китай ни твердил об оборонном характере своей военной стратегии, в Вашингтоне никогда не поверят, что при помощи новейших самолетов «стелс» и авианосных кораблей Пекин будет ее реализовывать в ближайшие годы. Китайцы разрабатывают именно наступательное оружие. По крайней мере, именно так его используют США по всему миру.

Дипломатической задачей Гейтса была проверка готовности Китая содействовать Соединенным Штатам в решении проблем распространения ядерного оружия (главным образом через усиление давления на КНДР и Иран), активизации процесса мирного урегулирования на Корейском полуострове. Эти вопросы, очевидно, займут важное место в диалоге Ху Цзиньтао и Барака Обамы через неделю.

Пекин на этот раз решил занять твердую позицию, давая понять, что по-прежнему выступает против каких-либо поставок американского оружия на Тайвань и готов в случае их осуществления снова заморозить отношения. Гейтс также не получил ответа на вопрос о времени возобновления диалога с китайскими военными. А демонстрация новейшего китайского самолета в ключевой день его визита в Пекин заставила министра напрямую обратиться к Ху Цзиньтао с вопросом: «Вы преднамеренно совместили испытательный полет с нашими переговорами?». Ему ответили: связи никакой нет, полет планировался на этот день давно. Возможно, это и так, но следует также заметить, что визит Гейтса в Пекин китайская сторона оттягивала с минувшего июня.

Обреченные договариваться

Итоги визита Гейтса можно было бы назвать провальными. В Соединенных Штатах их трактуют как попытку Пекина в очередной раз бросить вызов Вашингтону, показать свою несговорчивость. С этим можно было бы согласиться, если бы не одно обстоятельство: стороны вернулись к диалогу на высоком уровне и таким образом обозначили свои позиции накануне ключевого саммита.

Для Ху Цзиньтао эта встреча, кстати, вероятно окажется последней, поскольку в нынешнем году он постепенно начнет передавать свои полномочия следующему поколению китайских руководителей. Поэтому для него успех переговоров с Обамой будет обеспечен даже в том случае, если он обозначит и зафиксирует позиции Китая в отношениях с США на этот переходный период.

Более весомым успехом станет договоренность лидеров о том, что они найдут взаимопонимание по темам, о которых китайский лидер говорил Джорджу Бушу в 2006 году во время своего предыдущего государственного визита в Вашингтон. США признают растущую роль Китая в тех сферах, в которых Америка утрачивает свое стратегическое преимущество. И это отнюдь не сфера обороны и безопасности, о которой так пекутся в Белом доме. Для Китая куда важнее было бы достичь договоренности в сферах экономического сотрудничества и торговли с Соединенными Штатами, получить доступ к новым сферам рынка и технологиям, а также стать равноправным партнером Вашингтона в решении глобальных вопросов: борьба с экономическим кризисом, работа в международных организациях, совместные действия по предотвращению региональных конфликтов, которые угрожают стабильному развитию Китая. Ведь даже без поддержки Вашингтона, МВФ и «большой двадцатки» Пекин уже достаточно силен, чтобы заявлять о готовности помочь Европе в решении ее долговых проблем, и может самостоятельно отвоевывать новые бастионы в Азии и Африке, становясь ключевым экономическим партнером для Южной Кореи и Японии, а также развивающихся стран.

Готов ли Вашингтон принять новую реальность и работать с Китаем вместе или он намерен по-прежнему настаивать на доктрине сдерживания? Ни Гейтс, ни другие американские чиновники не продемонстрировали гибкости в этом вопросе. В последние месяцы возможностей для маневра у администрации президента США Барака Обамы на китайском направлении стало еще меньше, поскольку в конгрессе демократы уже не имеют большинства. А республиканцы в отношениях с Китаем всегда больше внимания уделяли вопросам безопасности и обороны, а не экономики, как было в последние два года. Кроме того, с позиций сдерживания Китая выступает госдеп и его глава Хилари Клинтон.

Вероятно, эти факторы будут в большей степени влиять на позицию американского лидера в ходе предстоящего саммита. В то же время ему также необходимо будет выполнить программу-минимум: заручиться поддержкой Китая в вопросах, которые для Америки представляют стратегический интерес. Главные из них — иранская ядерная программа и урегулирование корейской проблемы. Однако цена за лояльность Китая сегодня для Америки высока как никогда. Он, например, может потребовать сворачивания военного сотрудничества с Тайванем. И непонятно, способен ли Вашингтон заплатить так много за дружбу с Пекином.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно