КАКУЮ УКРАИНУ МЫ ПОЛУЧИЛИ

22 августа, 2001, 00:00 Распечатать

Украина отмечает десятилетие Независимости. Снова с большой помпой соберутся важные особы, почему-то считающие себя элитой, снова будут фанфары и здравицы в честь власть предержащих...

Украина отмечает десятилетие Независимости. Снова с большой помпой соберутся важные особы, почему-то считающие себя элитой, снова будут фанфары и здравицы в честь власть предержащих. Правда о нашей реальности то ли потонет в потоках славословия, сказанного и напечатанного, то ли будет подменена лакированными картинками, показанными долгановским телевидением. Все щедро оплатят те, кто в течение всех этих, во многом потерянных, десяти лет, держит в своих руках рычаги руководства государством.

На самом деле, после 24 августа 1991 года мы, демократы, только провозглашали лозунги о строительстве государства, а государство (как систему государственных институтов) строила бюрократия. И она в Украине выстроила перевернутое с ног на голову подобие государства. Подобие это задумано и выпестовано одной-единственной силой, руководящей нашей страной уже более восемьдесяти лет — номенклатурой, вначале коммунистической, теперь посткоммунистической. Правда, ей пришлось поменять антураж: красные флаги на сине-желтые, «Интернационал» — на «Ще не вмерли України...», лозунги о светлом коммунистическом будущем — на лозунги о демократии, рынке и европейской ориентации, к которым эта номенклатура равнодушна точно так же, как и к прежним.

За последние 10 лет в Украине сформировался правящий класс, генетически связанный с прежней коммунистической верхушкой, сформированный из нее и новых магнатов — бывших «красных» директоров, «бизнесменов» из лона спецслужб. Этот класс, приправленный мелким и средним криминалитетом, обогатился благодаря сомнительной посреднической деятельности. Он с готовностью подстраивается под любую идеологию, религию, национальные идеалы, в конце концов, под что угодно, только бы сохранить себя и, главное, тот порядок вещей, при котором чиновник стал его главным оружием, против которого у нас до сих пор нет эффективного противоядия. Ведь нас десятилетиями воспитывали, с детства заставляя людей называть черное — белым, голых — королями, преступников — политиками и бизнесменами, воров — элитой.

Именно для обеспечения господства этой силы была задумана и построена система власти в Украине в последние восемь лет. Вместо общества справедливости и свободы создан рай для чиновника, номенклатурщика в законе, для узкой прослойки тех, чьи идейные отцы и деды незаконно захватили власть в октябре 1917-го, поработили нашу страну и по сегодняшний день под разными, часто взаимоисключающими, лозунгами подчиняют все своим корпоративно-клановым интересам. Они — это единый реальный носитель власти в нашем обществе — Анонимная Партия Власти, новая постсоветская номенклатура. Все другие институты общества, включая и политические партии, для них являются только средством достижения своих целей.

Как все происходило?

 

Примерно в конце восьмидесятых годов прошлого столетия появилась долгожданная перспектива нашей независимости. Верхушка обреченной советской империи ради своего спасения стала бессистемно и неумело инициировать процессы «выпускания пара», назвав их демократизацией и гласностью. Как известно, все это лишь ускорило разрушение. Народ Украины в это время недвусмысленно дал понять всему миру: мы хотим и готовы воспринять две незыблемые категории общественной жизни — независимость и демократию.

Для нас победа двух этих принципов была целью жизни. В надежде использовать предоставленный историей шанс, мы начали политическую борьбу. Один за другим появились Народный рух Украины за перестройку, Украинская республиканская партия, Демплатформа Украины в КПСС, Народная Рада, организованное студенческое движение, иные объединения. Мы написали четкие лозунги независимости и демократии на своих знаменах и начали бороться за их торжество в Украине. Для кого-то тогда более важной была независимость, для кого-то — демократия. По большому счету, все это слилось в одно всеобщее национально-демократическое движение. Но, как свидетельствует мировой опыт, демократия в бывших колониях, может сразу не утвердиться как ценность и образ жизни. Собственно, именно так и произошло в Украине. Одной из причин стало то, что демократы после 24 августа 1991 года заговорили о строительстве государства, что противоречило их природе. Они обязаны были бы говорить о построении гражданского общества. Однако иначе в то время говорить не могли, поскольку в Украине государственных институтов как атрибутов независимости еще практически не существовало. Это противоречие создало идеологическую основу для будущей власти посткоммунистической бюрократии.

По иронии судьбы, украинский народ, так долго, на протяжении столетий не прекращавший своей борьбы за независимость, жертвуя лучшими сынами, получил независимость как-то противоестественно легко и просто. Получил, правда, с довеском, казавшимся тогда обезвреженным и потому несущественным — коммунистической номенклатурой, мгновенно перекрасившейся в цвета национального флага. Сохранение этого довеска при власти послужило причиной того, что украинское оппозиционное движение в конце восьмидесятых не стало по-настоящему общенациональным. Были его составляющие, сильные в отдельных регионах: национальное движение — на западе, рабочее с социальной направленностью — в Донбассе, общедемократические течения — на востоке и в центре. Но не было интегрального массового движения со сложившейся единой идеологией, которая бы охватила значительную часть украинского общества.

Компромиссное соглашение национал-демократов с частью коммунистов, состоявшееся в августе 1991 года, стало следствием этой базовой причины. Именно тогда часть оппозиции предложила не трогать номенклатуру, на словах открестившуюся от коммунизма. Именно тогда часть депутатов из Народной Рады выступила против идеи досрочных парламентских выборов уже в 1992 году.

Номенклатура же, быстренько спрятав партбилеты (конечно же, только после августа 1991-го, и ничуть не раньше!), выбросив серп и молот и красные знамена, подняв вместо них сине-желтые флаги, стала под трезуб и заговорила на украинском. Тем самым было ловко снята общественная напряженность, и номенклатура, как хамелеон, подстроилась под новую политическую и историческую реальность. Мы же, по крайней мере, многие из нас, искренне, по-детски обрадовались и впали в неистовую эйфорию.

Чиновничество, на первых порах слегка растерявшись и испугавшись, вскоре оправилось от потрясения. Оно оказалось куда сильнее и хитрее, нежели мы могли себе тогда вообразить, и с легкостью победило демократов. Это нужно сегодня честно и откровенно признать. Пока мы упорно боролись за государство и демократию, они, произнося практически те же лозунги, строили стратегию своего собственного выживания при новых условиях, разрабатывали планы сохранения и значительного укрепления своей власти.

Самая большая ошибка национальной демократии кроется в том, что одинокие голоса ряда политиков о роспуске в начале 1992 года прежней Верховной Рады и проведении жесткой люстрации потонули в шквале лозунгов об общенациональном примирении. Большинство оппозиционного движения стало петь дифирамбы в адрес Кравчука и новой «независимой национальной» номенклатуры. Носителей же противоположных взглядов заклеймили как неумеренных радикалов и деструктивный элемент, способный разрушить идиллическую картину общественного согласия в угоду чужим, вражеским по отношению к Украине, силам. Не такие ли обвинения звучат и сегодня в адрес тех, кто решился заявить, что не все благополучно в нашем национальном доме, и сознательно ушел в оппозицию к тем, кто согласно Основному Закону должен был бы гарантировать народу реализацию конституционных прав и свобод?

Тем самым сразу же после обретения независимости были созданы благоприятнейшие условия для бесконтрольного возрождения и укрепления посткоммунистической номенклатуры, ставшей основанием будущей правящей властной верхушки. Но одних чиновников в исполнительной власти было недостаточно для формирования устойчивой правящей касты. Нужны были деньги, нужен был бизнес. Предпринимательские структуры, возникшие в конце 80-х годов (кооперативы, общества с ограниченной ответственностью, малые предприятия), а затем трастовые и инвестиционные фонды начали на обломках коммунистической системы активно увеличивать свои капиталы за счет доступа к сфере управления и купли за взятки прав на экспорт лицензированной продукции.

Остальная часть предпринимателей, изрядно разбавленная уголовным элементом, «обсела» большие государственные предприятия. Есть основания считать, что эти «бизнесмены», вступив в сговор с директорами, через сеть посреднических структур начали активно зарабатывать деньги, играя на разнице цен.

Третьей составляющей стали красные директора, вышедшие из-под опеки компартии и воспользовавшиеся Законом об аренде с выкупом, который позволил им практически за копейки скупить акции у членов своих трудовых коллективов и стать реальными собственниками возглавляемых ими предприятий.

Четвертая — финансовые спекулянты, обогатившиеся на фиксированном курсе рубля к доллару и на фантастической инфляции 1993 года — свыше десяти тысяч процентов. Такая ситуация давала возможность брать кредиты, конвертировать их и спустя некоторое время возвращать банкам во много раз обесценившиеся деньги. Многие из «новых украинцев» приумножили свое состояние, обогатились просто благодаря получению западных кредитов под государственные гарантии, и их впоследствии невозвратившие. Критерием выбора конкретных частных фирм — получивших такие кредиты, как правило, были обыкновеннейшие взятки правительственным чиновникам. Есть все основания считать, что среди последних фигурировали и наивысшие должностные лица.

Именно вышеназванная прослойка стала основой явления, сформировавшей в дальнейшем украинскую олигархию. К большому сожалению, отечественный бизнес это в основном не предпринимательские таланты, инициатива, честная конкурентная борьба, а преимущественно незаконно добытые деньги, доступ к власти и уничтожение с ее помощью бизнес-конкурентов.

Со временем эти стихийные отношения оформились в систему, в которой для успешного ведения бизнеса нужно было иметь «крышу» либо в структурах управления — в МВД, СБУ, ГНА, либо в прокуратуре. Далее «крыша» была фактически выстроена в виде иерархической пирамиды во главе с Президентом. Произошло это уже после 1994 года и окончательно оформилась как система отношений к началу 1997-го. Условием получения поддержки на высших ступенях власти стала политическая лояльность к этой власти, прежде всего лично к Президенту Кучме.

Зарождающийся правящий класс, тогда еще рыхлый и разъединенный, привел Кучму к власти в 1994-м. До конца 90-х годов он уже окончательно сформировался в систему олигархии, главные черты которой — безраздельная экономическая и политическая власть узких групп людей, слияние в одно целое в каждой из этих групп предпринимателей, политиков, бюрократии и лиц, которые, мягко говоря, не в ладах с законом. Нашей олигархии даны неограниченные возможности для незаконного присвоения национальных богатств, где присутствуют личная корысть и почти полное игнорирование национальных интересов.

Невзирая на это, за десять лет в Украине действительно осуществлены значительные реформы. Вопрос лишь в том — для кого. Ответ очевиден и прост: в интересах узкой прослойки государственных чиновников и псевдобизнесменов. Поначалу последние богатели за счет стихийного перераспределения государственной собственности. Дальнейшая привилегированная приватизация (и это ни для кого не секрет) проводилась только с разрешения администрации Президента. Вследствие этого в стране произошла тотальная тенезация экономики. А это, в свою очередь, продиктовало приоритет частных неформально-кулуарных отношений бизнеса с властью над силой закона. Тем самым украинская независимость, имея все внешние атрибуты, на десятом году существования в условиях бумажной демократии, где господствует олигархия, оказалась под вполне реальной угрозой.

В результате властвования горстки кланов, тесно связанных с властью, страна экономически еще более слабеет, теряя колоссальные потенциальные источники роста и наполнения бюджета. Из-за этого она не в состоянии справиться с громадьем накопленных социальных проблем. Поэтому значительная часть населения, нищая и потерявшая веру в будущее, разуверившись в государстве и его основных институтах, стремится выехать за границу. Как результат цепной реакции — падает почитание к родному языку, уважение к украинской культуре, традициям и т.п. Народ впадает в состояние социальной апатии, равнодушия к своей стране, абсолютного бездействия. Как он может в таком состоянии защитить и поднять ее?

В обществе в результате этих «реформ» сформировалась модель, где стало возможным появление небольшого количества (1—2%) богатых и очень богатых людей, 3—5% тех, кого с натяжкой можно назвать средним классом, на общем фоне обнищания основного населения (90%). И это власть предержащие называют европейским путем развития Украины?

 

Что мы реально имеем сегодня в политико-правовой сфере?

 

Президент у нас, как мы считаем, не является президентом в цивилизованном смысле слова. Он не стал представителем наиболее популярной и авторитетной политической силы, поддерживаемой народом. Он — ставленник вчерашней коммунистической номенклатуры, которая в значительной, решающей степени опирается на силы вчерашней метрополии. Он — слуга этой номенклатуры, защитник ее интересов.

Парламент у нас, благодаря усилиям олигархов и администрации Президента, постепенно превращается из высшего представительного и законотворческого органа в большую лоббистскую контору. Значительную часть решений, утверждений на должности, как это ни прискорбно признать, с недавних пор можно запросто купить. Верховную Раду сделали посредником легализации, отмывания грязных денег, приобретенной финансовой номенклатурой.

Главная вина за это, на наш взгляд, лежит на олигархических группах, проникших в Верховную Раду, и там, обладая значительными финансовыми ресурсами, создавших для себя фракции. Причем мы можем откровенно заявить, что такое переструктурирование состоялось с ведома и благословения Президента. Это первый фактор.

Другим фактором, приведшим к постепенному искажению идеи парламентаризма, стали коммунисты. Они — неотъемлемая часть действующей системы, разрешенная, не представляющая угрозы для власти, оппозиция. А разве нет оснований считать коммунистов откровенными врагами государства, разве они открыто не призывают к ликвидации суверенитета Украинского государства, к восстановлению империи? Лишь незначительная часть парламента — национал-демократы и левоцентристы — пытаются реализовывать в парламенте свои программы и идейные приоритеты.

Правительство Украины является ни чем иным, как инструментом проведения политики той силы, которая имеет реальную власть, — посткоммунистической номенклатуры. Малейшие попытки тандема Ющенко—Тимошенко нарушить этот порядок на государственном уровне вызвали немедленную реакцию номенклатуры.

Отдельного упоминания заслуживают олигархические, так называемые бизнес-партии, а именно Социал-демократическая (объединенная), Демократический союз, «Трудовая Украина», «Яблуко», Народно-демократическая, «Регионы Украины», Аграрная и т.п. Мы твердо убеждены, что они — не столько партии, то есть объединения граждан на определенных идеологических принципах, сколько функционирующие под неусыпным контролем правящей номенклатуры инструмент легализации теневого капитала, накопленного в условиях, далеких от рыночных.

Проникновение олигархов в политику и захват информационного пространства преследует цель заставить страну жить по их правилам и доказать, что иначе жить невозможно. Посредством политики и масс-медиа цинично оправдывается и незаконно добытое богатство, и незаслуженное место в общественной иерархии.

Как правило, руководители регионов — это ставленники власти на местах, обязанные обеспечивать реализацию номенклатурных интересов на вверенной им территории, в регионе и сбор финансовой дани для верхушки. Это — длинная рука номенклатуры, ее наместники.

Милиция у нас — не столько орган правопорядка, охраняющий безопасность граждан, сколько карающая рука партии власти, вчера —коммунистической, а сегодня — ее деидеологизированной преемницы.

Тех, кто пробирается наверх в этом «королевстве кривых зеркал», заставляют нарушать закон. Такими людьми легче руководить. Подцепленными оказываются все — и министры, и бизнесмены. В основе сегодняшней системы — компромат и страх перед компроматом. К тем, кто нарушает установленные правила, власть безжалостна. Тех же, кто с покаянием возвращается в лоно системы, она благосклонно прощает и позволяет далее спокойно жить. А кто по молодости или иным причинам на покаяние не соглашается, власть сурово наказывает. Полностью вышедших из-под контроля власти, система готова уничтожить.

Самое страшное то, что такой тип правления с верховенствующей ролью силовиков, уравновешивающих влияние олигархов, сформировал психологию большинства населения — «моя хата скраю». Это было несложно, так как подобная психология имеет в Украине глубокие исторические корни. Режим просто реанимировал тотальную атмосферу страха, навязываемую украинцам в течение веков, а в особенности в ХХ столетии. Кроме того, одновременно с изменением психологии народа изменяется и психология верхушки. Так называемая элита говорит только то, что от нее хотят услышать. Лицемерие стало основным моральным признаком психологии тех, кто называет себя элитой.

Надо заметить, что авторитарные режимы многих стран Южного полушария, при всей их недемократичности, имеют хотя бы какое-то рациональное объяснение своего существования. Ведь часто они осуществляют реформы, обеспечивающие серьезный экономический рост страны. Мы не оправдываем такие режимы, однако стоит для полноты анализа привести примеры бурного экономического развития Чили во времена диктатуры генерала Пиночета, Южной Кореи в период полудиктаторских режимов президентов Чон Ду Хвана и Ро Де У, Тайваня, Сингапура, Индонезии, Малайзии, Турции и ряда других. В этих случаях народы жертвовали идеями собственной свободы ради экономического роста. Позднее, сбросив и осудив диктаторов, там перешли к демократическим современным нормам общественной жизни, сохранив здоровую и конкурентоспособную экономику.

У нас картина иная. Нынешняя власть не соотносится с приведенными выше примерами патриотического ответственного авторитаризма, потому что, по сути, она является антипатриотической и безответственной. Это пример номенклатурно-кланового авторитаризма, ориентированного на процветание очень незначительной прослойки общества, стоящей близко к власти и являющейся основным блюстителем ее интересов.

Мы хотим иной судьбы для нашей страны. И готовы вести реальную борьбу за эту судьбу.

 

Где выход?

 

Система, описанная нами, ошибочна во всех своих проявлениях. Мы убеждены, что она не имеет исторического права на существование, не имеет права на будущее. С этой системой нужно бороться! Но бороться не с отдельными ее представителями, конкретными личностями, а посредством разработки и реализации принципиально новой комплексной программы политико-правовых и социально-экономических реформ в стране. Настоящих реформ, а не их имитации, которые, с незначительными исключениями, проводились в Украине десять лет.

Мы предлагаем провести настоящие реформы не в интересах государственного чиновника, а в интересах всего народа. Результатом таких реформ станут богатыми не 15—20 семей, наживших свои капиталы исключительно за счет приближенности к «гаранту». Должен появиться нормальный, естественный для всех цивилизованных стран средний класс, который составит примерно 70% населения и будет «становым хребтом» государства.

В политической сфере следует прежде всего добиться радикальной смены управленческих элит. Вместо тех, кто правит сейчас, к власти должны прийти люди, состоявшиеся как личности и специалисты в условиях независимости, с устойчивыми моральными качествами, интеллектом и незапятнанной репутацией. Параллельно нужно скорректировать Конституцию в части расширения полномочий парламента относительно формирования правительства и его контроля за силовыми ведомствами. Соответственно в сторону уменьшения должны быть скорректированы полномочия Президента. Третьим ключевым шагом должна стать демонополизация масс-медиа и освобождение информационной сферы из-под тотального контроля олигархов, а также создание общественного Украинского телевидения.

В экономической сфере: ликвидация внеэкономических методов влияния на предпринимательскую деятельность и внеконкурентных методов экономической деятельности. Вместе с тем должен быть осуществлен ряд мер по устранению доминирования влияния политико-экономических холдингов на социально-экономическую деятельность. Все субъекты бизнеса должны приобретать свой статус и доказывать состоятельность лишь собственным умом, трудоспособностью и в открытой конкурентной борьбе. Нужна налоговая реформа и резкая либерализация условий экономической деятельности. Важное значение имеют также прозрачные правила приватизации и жесткая экономия государственных финансов.

Мы также считаем, что необходим поэтапный выход Украины из СНГ как из крайне неэффективной структуры, не дающей нам ничего ни с точки зрения получения передовых технологий, ни с точки зрения обретения новых рынков.

В стране существует огромный массив субъектов экономики и предпринимательства, искренне заинтересованных в таких реформах. Это, прежде всего, малый и средний бизнес, а также бизнес, основанный на производстве. Мы должны провести решительные и настоящие реформы ради создания режима наибольшего благоприятствования именно для него, а не для узкой прослойки коррумпированных чиновников и окружения из представителей теневого бизнеса. Крайне необходимо лишить номенклатуру доминирующей функции в обществе. В развитых демократических обществах бюрократия тоже существует, но она не является самодовлеющей, а выполняет политическую волю сил, победивших на выборах, то есть тех, кого поддержал народ.

Именно политика для всех, для подавляющего большинства народа должна стать лозунгом нового национально-демократического движения в Украине. В результате осуществления нового курса социально-экономическая палитра населения должна стать принципиально иной, соотношение трех его нынешних частей должно кардинально измениться. Все существующие слои, то есть богатые, бедные и средний класс, очевидно, останутся, но в принципиально других пропорциях.

Первую категорию — богатых и очень богатых людей — составят те, кто реализует свой потенциал преимущественно за счет удачно внедренных перспективных идей, новых технологий, новых принципов организации труда, новых рабочих мест и пр. Обеспечив таким путем свое благосостояние, они создадут еще и массу рабочих мест, бюджет страны получит солидное вливание от налогов. Это будут наши Форды и Гейтсы, 3—5% наших людей, честно ставших богатыми, некоторые даже миллионерами. Это люди, которыми нация будет гордиться.

Вторая категория — бедные люди, часть населения, примерно 20—25%, по различным причинам оказавшаяся в аутсайдерах. Им должно помогать государство, и эта помощь с ростом возможностей, социально-экономического прогресса государства, будет неуклонно возрастать, а сам этот слой неминуемо сокращаться.

Наконец, третья, основная категория населения страны — так называемый средний класс, становой хребет ее устойчивого существования. Этих людей, живущих прилично, будет подавляющее большинство — около 70%.

Средний класс в нашем украинском понимании, украинская мечта — это: свой дом, стабильный доход или зарплата, позволяющая хорошо жить, питаться и одеваться, лечиться, отдыхать, заниматься спортом, дать достойное образование детям, быть уверенным в обеспеченной старости, и, наконец, перспектива и возможность перехода к более обеспеченной категории людей. По большому счету, украинская мечта складывается из, пусть и не очень богатой, но спокойной жизни, причем обязательно в своем собственном государстве. Два этих фактора вовсе не состоят в противоречии, наоборот, они прекрасно дополняют друг друга, будучи основой нашей национальной палитры, соответственно, восточной и западной украинской ментальности. А в ближайшей перспективе, если несколько упростить сказанное, то практически единственной на сегодня гарантией существования и прогресса Украины, достаточным условием ее независимости является просто более высокий средний жизненный уровень ее населения по сравнению с русским соседом.

Очень важно, исходя из нынешней ситуации, различать две принципиально различные реалии экономической жизни. Бизнесмены становятся олигархами не тогда, когда зарабатывают денег больше какой-либо суммы. Украинские олигархи — это не просто очень богатые бизнесмены. Различие между ними именно качественное. Наш олигарх — это бизнесмен, делающий свои большие деньги в основном благодаря купленной им коррумпированной властной верхушке. Кроме того, он с помощью власти обеспечивает себе бизнес во внеконкурентной среде, что приводит к вырождению элиты и власти. Если настоящий бизнесмен, крупный или некрупный — это основа страны, главный архитектор ее экономического роста и, соответственно, создания рабочих мест и достижения социального благосостояния, то олигарх — это делец, который, вступив в сговор с властью, обворовывает страну. Он перекрывает потоки чистых денег в госбюджет и взамен создает огромные, по сравнению с бюджетом, потоки скрытых, теневых финансовых средств, выходящих за рамки налогообложения и попадающих к нему самому и к его политическим соучастникам.

Честные, патриотичные и законопослушные бизнесмены — наши главные союзники. Их олигархические антиподы — наши главные противники.

Парламентские выборы 2002 года — это шанс нанести общими усилиями первый ощутимый удар по номенклатуре, получив значительное количество мест в Верховной Раде. Главный и решающий удар, однако, должен быть нанесен на президентских выборах, подготовка к которым начнется сразу после парламентских.

Господствующую в Украине власть можно изменить только максимальной концентрацией всех патриотических, демократических сил страны на основе принципиального неприятия правящей посткоммунистической номенклатуры.

Мы уверены, что наблюдающееся упрочение нынешней власти носит временный характер. Его продолжительность зависит прежде всего от способности оппозиции правильно оценить все случившееся, реально расставить акценты в своей последующей, особенно избирательной, деятельности, от способности оппозиции поднять народ, и, наконец, от гражданской позиции каждого из нас.

Новой политической силе нужны новая четкая структура, четкие, понятные идеи, и, что очень важно — яркий лидер. В созданный для его поддержки координационный комитет могут входить представители блоков как левых, так и правых политических сил. Шансы стать таким лидером имеет Виктор Ющенко. Мы убеждены в этом, учитывая в частности, полученные нами данные о широком спектре партийных пристрастий его приверженцев.

Правда, необходимым условием такого лидерства должна быть принципиальная и смелая позиция самого Ющенко. Ее отсутствие уже повредило оппозиции и всем патриотическим силам.

Позволим себе дать Виктору Андреевичу краткий совет: бороться с системой изнутри бесперспективно. Примером может служить печальный опыт Горбачева. Нужно выйти за рамки системы и дистанцироваться от нее. Чтобы победить систему, нужно быть честным и последовательным в отношениях с ней, прежде всего с наиболее рьяными ее защитниками и наиболее яркими представителями. Поэтому тот, кто собирается возглавить наш выход из болота, должен преодолеть в себе страх и неуверенность, подняться над своими сомнениями и комплексами. Даже если эти страхи небезосновательны. В.Ющенко должен проникнуться чувством персональной ответственности за судьбу миллионов людей, поверивших ему сегодня, и не только их.

Теперь стоит поговорить о тех субъектах политического процесса, которые, по нашему мнению, могли бы стать его основой. Начнем с Форума национального спасения (ФНС) — еще совсем недавно, казалось, самого перспективного выразителя идеи национального протеста. ФНС в какой-то момент стал важной частью процесса пробуждения общества и мог превратиться в символ всеобщей борьбы всех демократических, патриотических сил страны, независимо от задекларированного места в политическом спектре. Но этого не произошло. В чем причина? На наш взгляд, их несколько.

Во-первых: Президент Украины, против которого в конце концов велась вся деятельность ФНС, выстоял, а персональное противостояние с одним человеком не расширило социальную базу оппозиции, а, наоборот, сузило ее.

Однако нельзя не признать, что ФНС, как основной выразитель протеста в обществе, сыграл положительную роль и, не достигнув своей основной цели, все-таки не проиграл. Он помог обществу немного встряхнуться, раскачал его и вселил, пусть на короткое время, надежду на возможность добиться реальных изменений собственными усилиями. Превращение в предвыборный период ФНС в избирательный блок окончательно закрепит за ним статус одного из звеньев оппозиции, и это поставит крест на планах дальнейшего развития Форума как координационного центра всей оппозиции и преобразования его в интегральное общенациональное движение.

Другой досадной причиной временного отступления оппозиции стало снятие и последующее неопределенное поведение Виктора Ющенко, который, по нашему мнению, потерял исторический шанс стать общенациональным лидером, возглавив объединенную оппозицию. Наконец, не менее важной частью общего процесса нейтрализации ФНС стали действия самой власти — как открытые, так и более присущие ей, подковерные, объединяющие весь комплекс уголовно-бюрократических способов. В результате блицкриг образца 2000—2001 годов по немедленному устранению номенклатурно-чиновничьей власти не удался.

В этих условиях мы видим лишь один путь. Это — дальнейшее развитие национально-демократических традиций украинского народа, начатых еще в 20-х годах ХХ века национально-освободительной борьбой в Западной Украине, а также вооруженными формированиями Украинской Народной Республики и дальнейшей партизанской борьбой в Восточной Украине, и продолженных в конце восьмидесятых Народным рухом Украины за перестройку.

Но сегодня уже XXI век, и это не просто формальная констатация. Задачи, поставленные временем перед украинским народом и Украинским государством, сегодня уже абсолютно не те, что стояли тринадцать лет назад перед НРУ, не говоря о тех, которые решало национально-освободительное движение пятьдесят-шестьдесят лет назад. И мы не можем не признать, что императивы дня и веления времени требуют принципиально новых теоретических идей и практических шагов.

Сохраняя главное наследие своих предшественниц — непокоренный украинский национализм в лучшем, европейском значении этого слова, искренний украинский патриотизм — новая политическая сила ради сохранения и укрепления основ государственности должна дать народу более полную, всеохватывающую политическую программу, предложить ему пригодную именно сегодня последовательность действий по укреплению демократии и независимости страны, определить реальную перспективу ее развития на ближайшие годы.

Основой такой силы могла бы стать партия (или блок партий), носящая уже в сознании такую программу, которая объединила бы в себе наследие упомянутых исторических сил и потенциал нового прогрессивного прорыва страны, а также способность выработать стратегию этого прорыва.

 

Вместо эпилога

 

Постсоветские страны, имея почти одинаковые стартовые условия, шли минувшие десять лет различными путями. Есть и чудесные образцы прогресса в странах Балтии, особенно в Эстонии, и возвращение к ханскому средневековью из крепостнически-рабской общественной жизни в Центральной Азии. Видим страны, погрязшие в водовороте войн и переворотов, закончившихся устранением из политической жизни национальных (кое-где псевдо-) сил и возвращением к власти членов Политбюро, как это случилось в Закавказье. Остальные же до сих пор окончательно не определились в выборе своего будущего.

Вариантов у нас может быть много: от почти тоталитарной Беларуси и России, последовательно уничтожающих достижения первых лет демократии, к неоднозначной Молдове и такой же Украине. Сравнительный анализ нашего положения свидетельствует, что мы можем пойти различными путями.

Самый лучший из них — устранить главный тормоз прогресса — постсоветскую номенклатуру и сращенную с ней систему олигархии и шагать путем Балтии. Реальной альтернативой такому развитию событий является опасность победы на выборах олигархических бизнес-партий и долгие годы позорного существования в ранге третьестепенной страны. От нашего выбора 2002 года зависит судьба Украины, а также судьба той части постсоветского пространства, которая носит лукавое название СНГ и держится вместе благодаря общим усилиям постсоветской номенклатуры. Прежде всего это касается России. Если мы быстро и уверенно пойдем вперед, она неминуемо лишится атавистических имперских комплексов и патетики. Это будет полезно и России, и нам. Если же будем делать поблажку рецидивам русского «мессианства» и подыгрывать ему, погибнем вместе.

Ни одна, даже наилучшая программа, не имеет шансов быть воплощенной в жизнь и помочь народу, если народ сам не захочет себе помочь. Нам всем, украинскому народу, ничего не достичь до тех пор, пока мы не преодолеем в себе три страха. Первый страх, что мы никогда не проживем без России, Америки, Европы или кого-либо другого. Второй — что мы никогда не сможем победить номенклатуру и мафию на выборах. Наконец, третий страх связан с якобы неминуемым использованием наигрязнейших технологий на протяжении выборов и чрезвычайно жестоким характером выборов 2002 года, чем нас постоянно пугают в последнее время.

Многие из этих страхов возникли под влиянием событий, произошедших за последние четыре года работы нынешнего парламента. Там действительно была и грязная практика покупки депутатов, и борьба без каких-либо правил, и использовались разнообразные компроматы. Это как отражение общества на момент избрания этого состава парламента в 1998 году, а главное — именно такого положения элит в обществе. Но ведь это совсем не означает, что то же самое проявится в отношениях элит и электората. Это уже от лукавого. Не нужно этого бояться, ибо одно дело — использовать грязную политику в недозревшем парламенте, а совсем другое — в отношениях с избирателями.

Мы должны сказать себе — хватит!!! Пришло время народу Украины встать с колен и определить самим свою судьбу.

Мы, авторы этой статьи, хотим убедить людей, что должны и сможем победить. Да, эта власть и поддерживающий ее криминал не дают нам жить, могущественны, хитры и опытны в своих темных делах. Но и мы с вами тоже не такие уж слабаки. Мы уже приобрели опыт, у нас есть силы и уверенность.

А главное — у нас есть то, чего нет и никогда не было у них — любовь к нашей Украине, стремление к свободной, цивилизованной и честной жизни. И именно поэтому победа, вне сомнений, будет за нами. Не забывайте, что первые слова, сказанные Святейшим Отцом Иоанном Павлом ІІ после его избрания Папой Римским, были: «Не бойтесь».

Наш взгляд должен быть направлен на Запад с его уровнем жизни, уровнем развития экономической и политической системы, с его этическими и моральными стандартами, с социальными гарантиями для граждан. Наш путь — это путь в Европу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно