КАКИМ ВИДЯТ БУДУЩЕЕ ГРАЖДАНЕ УКРАИНЫ?

28 июня, 1996, 00:00 Распечатать

Лидеры политических партий и движений, депутаты Верховного и местных Советов, все те, кто принадле...

Лидеры политических партий и движений, депутаты Верховного и местных Советов, все те, кто принадлежит или сам себя причисляет к политической элите, с трибун разной высоты уверенно провозглашают: «Народ Украины хочет жить в обществе...». А далее, в зависимости от идеологических предпочтений и прагматических интересов, излагается модель «желаемого народом» общественного строя - от «светлого прошлого» реального социализма до не менее «светлого» капиталистического будущего или туманного «самобытного» развития Украины. Каково же действительное видения народом желаемого будущего? Какой общественный строй предпочитает украинский обыватель?

Мнения населения о желаемой форме обустройства страны стали предметом социологического исследования, проведенного Институтом социологии НАН Украины при содействии социологической службы Социс-Гэллап Интернешнл. Опрос проводился на выборке из 1200 человек, представляющих взрослых граждан Украины.

Социальный опыт среднего и старшего поколений граждан Украины сложился в условиях реального социализма, что не могло не сформировать ориентации на ценности «равенства», особенно в материальной сфере. Равенства пусть в бедности (по стандартам развитых стран Запада), но обеспеченного «отеческой заботой» государства. С другой стороны, видение желаемого будущего страны формировалось под влиянием мифов и символов общества массового потребления, либерально-демократических ценностей, усваиваемых не из практики повседневной жизни, а под воздействием средств массовой информации, т.е. мифов и символов, нашедших плодородную почву в массовом осознанном и неосознанном протесте против тотального разложения общества в период «застоя». Все это не могло не породить завышенные оценки рыночной экономики, демократии и либерализма. Именно это обусловило надежды и энтузиазм первых месяцев краха реального социализма, распада СССР и образования независимых государств.

Рыночно-либеральный энтузиазм значительно поубавили реалии кризиса всех сфер общественной жизни, сужение привычной сферы государственной опеки, гримасы квазирынка и обеднение значительной части населения Украины. Естественно, социальный контекст порождает противоречивость не только мнений о существующем общественном порядке, но и о его желаемой перспективе. Кроме того, хотя считается, что канонические ценности социализма и либерализма - основная ось отношений людей к общественному строю, трудно предположить, что они представлены в общественном мнении в форме целостной системы взглядов. Скорее всего эти предпочтения персонифицированы и ориентированы на символические образы достоинств и недостатков общественной организации того или иного типа государства, образы, сформированные на основе то ли личного опыта, то ли опыта общения с источниками массовой информации.

Руководствуясь этими соображениями, респондентам предложили избрать один из трех возможных ответов на вопрос: «Каким вы хотели бы видеть будущее Украины?» В результате было получено такое распределение предпочтений:

- Я хотел бы, чтобы Украина была в составе восстановленного СССР - 34,8% опрошенных;

- Я хотел бы видеть Украину, похожей на развитые страны Запада - 36,7%;

- Я хотел бы нового, отличного от других пути развития Украины - 19,1%;

- 9,3% респондентов затруднились выразить свои предпочтения.

Даже эти предварительные данные свидетельствуют о том, что нет достаточных оснований для заявлений о воле народа в целом. При этом вряд ли можно утверждать, что эти данные отражают сформированное общественное мнение. Скорее всего это усредненная картина как сформированного общественного мнения, так и настроений, эмоциональных оценок реалий повседневной жизни и идеологических символов. А возможно, выражаясь жаргоном социологов, реакцией «бумаги на карандаш» - т.е. реакцией респондента на опрос по проблеме, не имеющей отношения к его интересам. Исходя из этих соображений, попытаемся вычленить из массы опрошенных именно субъектов сформированного общественного мнения.

Для решения этой задачи была использована апробированная методика, позволяющая выявлять тех респондентов, которые информированы о сути исследуемой проблемы, связывают ее разрешение со своими интересами и интересами своих близких, обсуждают с ними перспективы украинского общества, чья точка зрения устойчива и рационально обоснована. Таких оказалось 231 респондент (19,25% выборки), чье мнение можно считать сформированным. Характерно, что только 1% опрошенных продемонстрировали равнодушие к будущему: они заявили, что не следят за обсуждением вопроса о перспективах развития Украины, что эта проблема не затрагивает их интересы и потому они не обсуждают ее со своими знакомыми и близкими. Что касается основной массы респондентов, их ответы скорее представляют не сформированное общественное мнение, а настроения, эмоции. Здесь уместно вспомнить реплику психологов в журнале «Сайколоджи тудей»: «Помните, что настроение меняется по канонам маятника: чем больше он склоняется в одну сторону, тем больше будет его движение в обратную сторону». Это обстоятельство ставит под сомнение прогностическую ценность усредненных данных опросов, на которые часто опираются в своих умопостроениях разнообразные аналитики.

В дальнейшем мы будем оперировать данными о мнениях тех респондентов, чье отношение к будущему социальному порядку в Украине сформировано. Хотя их удельный вес не так уж велик, их социальная функция весьма значима. «Лидеры мнений», в отличие от средств массовой информации, - не столько источник сведений об актуальной общественной проблеме, сколько влияют на формирование мнения о способах ее разрешения, углубляют степень информированности, стимулируют обсуждение проблемы путем межличностных контактов.

Вот как распределились ответы «лидеров мнений» на вопрос «Каким вы хотели бы видеть будущее Украины?»:

- Я хотел бы, чтобы Украина была в составе восстановленного СССР - 29,7% опрошенных;

- Я хотел бы видеть Украину, похожей на развитые страны Запада - 43,9%;

- Я хотел бы нового, отличного от других пути развития Украины - 24,9%;

- Только 1% опрошенных затруднились с выбором.

Возникает вопрос: с какими ценностями связано то или иное видение будущего Украины? В какой степени люди отождествляют хороший общественный строй с каноническими ценностями либерально-демократической идеологии, представляющей отрицание социалистических порядков и наоборот?

Поиск ценностных критериев выбора желаемого общественного строя осуществлялся при помощи методики оценки значимости для респондентов девяти пар альтернативных принципов организации экономического, социополитического и социокультурного порядка. Предлагалось ответить на вопрос: «Если говорить об обществе, в котором вы хотели бы жить, согласны вы или не согласны со следующими утверждениями?» Ответы представлены в таблице.

Отношение респондентов к той или иной ценности-принципу общественной организации - выражено в двух показателях: 1) доля согласных с ним и 2) в средневзвешенной оценке. Исчисление последней осуществлялось путем приписывания ответу «согласен» - 5 баллов, ответу «не согласен» - 1 балла, позиции «затрудняюсь ответить» - 3 баллов. Таким образом, показатель отношения к тому или иному принципу-ценности мог колебаться в пределах от 5 баллов - полное согласие до 1 балла - все с данным утверждением не согласны.

Приведенные данные демонстрируют приверженность большинства респондентов к ценностям либерально-демократического общества. Их оказалось больше, чем сторонников принципов организации централизованно-этатического общества образца реального социализма в бывшем СССР. Средняя оценка в баллах либерально-демократической организации общества составила 4,2 балла против 2,5 балла общества образца реального социализма. При этом практически в равной мере получила поддержку точка зрения, что государство не должно вмешиваться в управление экономикой (либеральный принцип) и что государство должно управлять экономикой, устанавливать размер зарплаты, цены на товары и услуги (социалистическая альтернатива). Немало тех (27,1% среди лидеров общественного мнения и 25,1% по выборке в целом), кто хочет жить в обществе, где уровень жизни зависел бы только от их собственных успехов в труде, и, одновременно, уверены, что государство обязано обеспечить всем гражданам хороший уровень жизни.

Отсутствие однозначности оценок принципов экономической организации - характерная черта общественного сознания в период социальной трансформации, когда сталкиваются патерналистская идеология и система ценностей реального социализма, опирающиеся на прежний практический опыт, с ценностями проблематичного рыночного будущего. В этом отношении оценки экономических принципов организации общества, непосредственно связанные с повседневной жизнью людей, существенно отличаются от оценок социополитических и социокультурных принципов.

Чем же различаются ценностные ориентации сторонников разных типов общественной организации? Уместно было бы предположить, что, выбирая определенный тип будущего общества, респонденты, одновременно, высоко оценят и принципы его организации. Например, сторонники реставрации СССР должны были бы высоко оценить принципы общественной организации, осуществленной в условиях реального социализма, и, наоборот, критически отнестись к принципам либерализма. Данные нашего исследования говорят о другом. И «реставраторы», и сторонники Запада, и выбравшие самобытный путь к будущему почти одинаково высоко оценили принципы-ценности, характерные для либерально-демократической общественной организации. Вот как выглядят средние оценки либерально-демократической модели в сравнении с централизованной моделью:

- сторонники реставрации СССР - средний балл 4,0;

- сторонники западной модели - средний балл 4,3;

- сторонники самобытного пути развития - средний балл 4,2.

Оценки централизованной, типа реального социализма, модели общественной организации составили 2,8; 2,3 и 2,5 балла соответственно. Таким образом, предположение о тесной связи выбора типа общественного будущего с оценками присущих ему принципов организации не подтвердились. Во всех трех группах лидеров общественного мнения доминируют респонденты, высоко оценившие либерально-демократические принципы (в среднем 70,3, 80,6 и 75,9% соответственно).

Вместе с тем, нельзя не заметить, что и среди «реставраторов», и среди «западников» достаточно высок удельный вес тех, кто ориентируется на ценности-принципы общественной организации, не присущие типу избранного будущего. Так, среди «западников» в среднем 26,7 респондентов ориентированы на централизованную модель, 70,3 «реставраторов» - на принципы либерально-демократической модели организации общественной жизни. Несогласованность оценок проявилась и в том, что во всех группах около 7% респондентов одновременно высоко оценили прямо противоположные принципы.

Характерно, что и «реставраторы» , и «западники» почти одинаково высоко оценили социополитические и социокультурные принципы либерально-демократической организации общества. Однако существенными оказались различия оценок экономических принципов. Среди «западников», по сравнению с «реставраторами», оказалось на 40,5% больше тех, кто заявил, что желает жить в обществе, где государство не вмешивается в управление экономикой, и на 25,7% меньше сторонников принципа «государство управляет экономикой, устанавливает размер зарплаты, цены на товары и услуги». Приблизительно одинакова ориентация всех трех групп респондентов на принцип, согласно которому уровень жизни человека должен зависеть только от его успехов в труде (73,2, 62,3 и 70,8% соответственно). И, одновременно, дли них оказался привлекательным противоположный, патерналистский принцип: государство обязано обеспечить всем гражданам хороший уровень жизни.

Особый интерес представляет высокая оценка принципов либерально-демократической организации общества «реставраторами». Действительно ли они считают, что в СССР все эти принципы были реализованы? Поиск ответа на этот вопрос предполагает проведение особого исследования. Можно предположить, что сами по себе эти принципы-ценности, конечно же, привлекательны (их социополитический и социокультурный аспект отвергли только 31% сторонников реставрации СССР). Что касается их реализации в прошлом, то рациональной оценке того, насколько практика тоталитаризма допускала эту реализацию, препятствует особенность ментальности, присущая посткоммунистическим обществам: социальная амнезия (провалы в памяти о недалеком прошлом). Между настоящим и недавним прошлым существует брешь, и это создает почву для возникновения фальшивых мифов о «светлом прошлом». Многие люди не умеют воссоздать ни ситуацию прошлого, ни собственных установок, мотивов, которые были им свойственны когда-то.

В заключение отметим, что нами не обнаружено тесной связи между социодемографическими и статусными характеристиками респондентов и их предпочтениями относительно будущего. Можно предположить - нет оснований для утверждений политиков, что народ Украины единодушен в выборе общественного строя. Состояние общественного мнения о будущем, о ключевых принципах его обустройства напоминают сомнения гоголевского персонажа: «Уж так трудно решиться, так просто рассказать нельзя, как трудно! Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности Балтазара Балтазаровича, да, пожалуй, прибавить к этому дородности Ивана Павловича - я бы тогда бы тотчас же решилась». О таком состоянии общественного мнения следует помнить политикам, слишком часто злоупотребляющим утверждениями типа: «Весь народ Украины желает жить в обществе...», а далее... в зависимости от идеологии, которую исповедует политик.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно