КАК «ЛИДЕР ПАРТИИ ВОЙНЫ» СТАЛ «ВОЖДЕМ ПАРТИИ МИРА», ИЛИ КРАТКОЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ОЛЕГА НИКОЛАЕВИЧА СОСКОВЦА

31 марта, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 31 марта-7 апреля

Первый вице-премьер Российской Федерации, глава правительственной делегации на переговорах с Укр...

Первый вице-премьер Российской Федерации, глава правительственной делегации на переговорах с Украиной Олег Николаевич Сосковец понемногу становится популярной фигурой украинского политического фольклора: он приезжает, улыбается, парафирует, реструктуризирует, отпускает комплименты Евгению Кирилловичу Марчуку и мужественно противостоит атакам собственного парламента, озаботившегося внезапным расцветом российско-украинской дружбы и братского сотрудничества. Да он, попросту говоря, не ходит в этот, неоднократно принимавший различные антиукраинские резолюции, постановления и воззвания, парламент, вот молодец! Как не нарадоваться на такого главу делегации?

А между тем еще несколько месяцев назад Олег Сосковец вовсе не был так популярен ни в Киеве, ни в Москве. Начиналась чеченская операция, в ходе которой первый вице-премьер занял высокий пост председателя правительственной комиссии по восстановлению разрушенного известно кем народного хозяйства Чеченской республики. Политические противники использовали зарево над Грозным для дискредитации Олега Николаевича, забыв, что он — политик феноменальный, такого легко не потопишь. Феномен Сосковца, кстати, кроется в его биографии, в отличие от большей части руководителей России, проведших почти всю карьеру на территории именно этой республики. Олег Сосковец — русский из Казахстана, его промышленная деятельность протекала рядом с деятельностью другого способного политика — будущего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. В администрации Назарбаева Сосковец дослужился до высоких чинов, что не помешало ему, разумеется, занять министерскую должность в союзном правительстве Валентина Павлова. После краха Советского Союза Олег Николаевич возвращается на родину, становится уже вице-премьером независимого Казахстана, однако... Однако, заведенные за долгое время директорствования и недолгое время министерства связи в российской промышленности перевешивают: Сосковец возвращается в Москву, чтобы стать уже через недолгое время вторым лицом в российском правительстве. Кстати, такой штришок: в Алма-Ате, где Сосковца знают лучше, чем где бы то ни было, о нем отзываются сложно. Завидуют, наверное — кому еще удавалось сменить государство на государство, не потеряв при этом в должности?

Сегодня достаточно трудно сказать, чьей «правой рукой» в правительстве является первый вице-премьер — президента или премьера. Если вспомнить, что у Ельцина и Черномырдина не самые простые отношения, что у Сосковца были поводы продемонстрировать, насколько он близок к президенту, то вопрос о правой руке отпадает сам собой. Возможно, если бы не Чечня, Олег Сосковец уже был бы премьер-министром Российской Федерации. Вспомним, как Ельцин предложил Виктору Черномырдину вернуться в отпуск после «черного вторника», как чета Сосковцов в нарушение заранее обговоренного протокола приветствовала во Внуково-2 Елизавету II и принца Филиппа... Однако, какой бы ни была роль Сосковца в принятии решения о проведении чеченской операции — Ельцину стал необходим «миролюбивый центрист» во главе Кабинета, и Черномырдин немедленно был возвращен к активной политической жизни. Теперь уже стали поговаривать об ухудшении позиций самого Сосковца, о том, что его место «второго человека» в правительстве понемногу занимает другой первый вице-премьер — Анатолий Чубайс, особенно усилившийся после катастрофической неудачи президентского окружения с оказавшимся несостоятельным преемником Чубайса на посту председателя Госкомимущества Владимиром Полевановым.

Многочисленные оппоненты Сосковца — а они есть и в демократических кругах, и в правительстве, и в финансовых структурах — склонны представлять Олега Николаевича неким лидером «партии войны» в российском руководстве. Эту версию наиболее последовательно проводит в жизнь весьма популярная и весьма ангажированная программа НТВ «Итоги». И хотя мысли, излагаемые ведущим программы Евгением Киселевым, отчасти подтверждают, что у некоторых банкиров отношение к Олегу Сосковцу не лучшее, версия занимательна. Она возводит первого вице-премьера в ранг человека, являющегося чуть ли не лидером могущественной группировки, в составе которой глава президентской охраны генерал Александр Коржаков, начальник Главного управления охраны генерал Михаил Барсуков — во-первых, министры внутренних дел и обороны генералы Виктор Ерин и Павел Грачев — во-вторых, возможно, и первый помощник президента Виктор Ильюшин, и председатель Совета Федерации Владимир Шумейко. Продолжим мысль: все эти люди, во всяком случае охранники и силовики, напрямую зависят от сохранения власти в руках Бориса Ельцина и, возможно, хотели бы как-то прервать эту зависимость или гарантировать себе спокойное будущее. По конституции Российской Федерации, временным главой государства в случае смерти или недееспособности президента становится премьер-министр. Вот зачем так необходим Олегу Сосковцу премьерский пост. Вот зачем так нужен Борису Ельцину Виктор Черномырдин — это его страховой полис, гарантия лояльности собственного окружения, отнюдь не стремящегося оказаться под властью Виктора Михайловича. (Оговорюсь, что отнюдь не все из высказанных мыслей проговаривались в «Итогах», я лишь логически завершил версию. Почему бы и нет, если в последнем выпуске этой телепрограммы проводились аналогии между ГКЧП и «силовиками» в президентском окружении, а Сосковец оказывался на «месте» Олега Бакланова...).

Версия красивая, но вряд ли очень правдоподобная. Однако она — одно из логичных объяснений плохих отношений между Черномырдиным и Сосковцом: кто же любит, когда дышат в затылок? Украинская миссия, кажется, стала одной из позиций, на которых Сосковца попытаются что называется «подловить». Он вроде бы действует логично или сообразуясь с обстоятельствами — но обвинить в таком случае в непатриотизме или некомпетентности ничего не стоит. Есть сведения, что самым жестким критиком российских уступок оказался сам премьер — как известно, близкий друг Леонида Даниловича Кучмы. Но, когда речь идет о репутации потенциального преемника — до киевских ли друзей... Существует сильная оппозиция Сосковцу и в самой российской делегации. Его критики отмечают полное непонимание первым вице-премьером рассматриваемых вопросов и считают, что Евгений Марчук выиграл партию, сумев сыграть на обычных человеческих слабостях партнера — если человек уже встречал английскую королеву, ему будет приятно, если его встретят как короля. На самом же деле уступки необоснованны, и переговоры все равно не удастся при подобном отношении к делу довести до конца...

Сам Сосковец между тем демонстрирует завидный реализм, почти вслух объясняя реструктуризацию украинского долга давлением Запада, давшего взамен кредит России, отмежовываясь от крымских дел и называя последние парламентские рекомендации «плодом буйной фантазии». Однако принимать этот реализм как истинное политическое лицо Олега Сосковца — все равно, что согласиться с журналистским мифом о лидере «партии войны».

Олег Сосковец — вполне обычный российский политик, то есть действующий в конкретных обстоятельствах, не задумывающийся об идеологических ориентирах или даже о преданности конкретному лидеру. Он исполняет поручения добросовестно. Добросовестно лоббирует крупную промышленность, пока это возможно. Добросовестно защищает принятые собой решения. Лидером «партии войны» такой человек не может быть. Да, у него хорошие отношения с «силовиками», но не у него одного. И потом, для того, чтобы эти отношения начали работать по-настоящему, нужны конкретные обстоятельства, которых сейчас нет, как нет. Такой человек не может быть и лидером «партии мира» — лидер «партии мира» должен себя одинаково вести в схожих обстоятельствах, а позиции и действия Сосковца в Чечне не выглядят столь же здравыми, сколь в Украине, — именно если оценивать с точки зрения обычного здравомыслия. Да и потом: дадут новое поручение — и участие в российско-украинских переговорах будет забыто. Для Олега Сосковца пристальное внимание к этим переговорам коллег, парламентариев и журналистов, судя по всему, — неприятная неожиданность: до нынешнего времени критиковали исключительно его теневую деятельность, которую никто не мог доказать. Теперь критикуют гласный поступок, подпись — с последующим отмежеванием от ряда сделанных в Киеве шагов и заявлений. Новая поездка в Киев — новые заявления — специальная мужественная пресс-конференция — проект договора о двойном гражданстве, переданный россиянами украинской стороне... Все эти весьма непоследовательные шаги свидетельствуют, что Сосковцу важнее сейчас спасти не переговорный процесс, а свою репутацию, помешать критикам использовать этот эпизод в биографии первого вице-премьера для наступления на другие его позиции... Потому что биография Олега Николаевича действительно не закончена: этот скромный хозяйственник еще может быть в России кем угодно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно