Как это делается в Тбилиси

10 апреля, 2009, 15:34 Распечатать

После девятого апреля в Грузии многие с облегчением вздохнули. Вопреки звучавшим в последние меся...

После девятого апреля в Грузии многие с облегчением вздохнули. Вопреки звучавшим в последние месяцы апокалиптическим прогнозам, организованная оппозицией акция протеста прошла спокойно: демонстранты не громилы витрины и не поджигали госучреждения, а полиция, в свою очередь, не использовала для разгона протестующих водометы и слезоточивый газ. Девятого апреля Грузия избежала событий подобно тем, которые были в Тбилиси седьмого ноября 2007-го или на днях случились в Кишиневе. Но никто не может прогнозировать, что будет завтра или через неделю, когда протесты затянутся.

Пока лидеры оппозиции дали Михаилу Саакашвили сутки, чтобы уйти в отставку, обещая, что, в случае его отказа, акции протеста будут перманентными и продлятся до тех пор, пока он не покинет свой пост. Не случайно было выбрано и девятое апреля: в этот день двадцать лет назад советские солдаты саперные лопатками разогнали мирную демонстрацию на проспекте Руставели. Тогда погиб двадцать один человек. Именно это событие послужило катализатором процесса выхода Грузии из Советского Союза и возрождения независимого грузинского государства. Но сомнительно, что оппозиции удастся достичь желаемого.

Грузинам есть что предъявить Михаилу Саакашвили. Авторитарный стиль управления, постоянная конфронтация с оппозицией отталкивает от него многих соотечественников. Ему не могут простить и проигранную российско-грузинскую войну, в результате которой Тбилиси окончательно потерял возможность вернуть под свой контроль Абхазию и Южную Осетию. Но было бы неправдой утверждать, что грузинский президент не пользуется поддержкой компатриотов. Во всяком случае, среди избирателей рейтинг у него побольше, чем у его украинского кума: в соответствии с обнародованными в марте данными соцопроса, за Саакашвили готовы отдать свой голос на президентских выборах 13,8% избирателей.

Причин этой популярности несколько. Михаил Саакашвили и его команда достигли успехов в реформировании экономики и судебной системы. Заметны достижения в борьбе с коррупцией: многие приезжающие в Грузию с трудом верят, что здесь полицейские не берут взятки. Но главное — мировой кризис пока слабо коснулся страны. Банковский сектор работает нормально, а доллар подорожал всего процентов на десять: с 1,45 лари до 1,65—1,66. Эта относительная стабильность стала возможной благодаря международной финансовой помощи, которую Тбилиси получил после августовской войны для восстановления разрушенной инфраструктуры.

Да и количество пришедших к зданию парламента было куда меньше заявленных 150 тысяч: на призыв оппозиции откликнулось всего около тридцати тысяч. А это не та критическая масса протестующих, которая способна отправить в отставку Саакашвили. Очевидно, что в последующие дни на перманентную акцию протеста будет приходить еще меньше людей.

Это в какой-то мере можно объяс­нить проведенной властью информационной кампанией: многих грузин напугала история с покупкой оружия членами партии Нино Бурджанадзе «Демократическое движение — Единая Грузия». Видео, где один из них прямо говорит о том, что оружие нужно для участия в захвате власти девятого апреля, было продемонстрировано по телевидению несколько недель назад. Представители оппозиции утверждают, что это полицейская провокация. Может быть. Но показанные кадры сыграли свою роль в дискредитации оппозиции. Скандал ударил и по реноме Нино Бурджанадзе, рейтинг которой и так был небольшим: за нее готовы проголосовать в два раза меньше избирателей, чем за бывшего посла Грузии в ООН, лидера движения «Альянс для Грузии» Ираклия Аласанию. Вот и в четверг часть митингующих освистала Бурджанадзе, подошедшую к микрофону после Аласании…

Акция протеста девятого апреля демонстрирует и другое. Во-первых, лидеры оппозиции не пользуются той поддержкой населения, о которой они заявляют, во-вторых, многие грузины не видят альтернативы Михаилу Саакашвили. Они могут быть недовольны его авторитарной политикой, винить за поражение в августовской войне. Но митинг у здания парламента показал: до тех пор, пока экономическая ситуация в стране стабильна, грузины воспринимают Саакашвили значительно лучше, нежели лидеров оппозиции, многие из которых ранее входили в команду действующего президента.

Но что будет делать далее фронда, если по истечении 24 часов президент не примет ее ультиматум? Сегодня она разрознена и у нее нет единого лидера. Единственное, что объединяет этих политиков — горячее желание добиться ухода Михаила Саакашвили. Если оппозиция не достигнет своей цели, это может сильно ударить по ее репутации в грузинском обществе. А ведь Саакашвили не собирается во второй раз досрочно прекращать свои полномочия и добровольно уйти со своего поста. Но это может случиться под давлением силы. Поэтому в интересах Саакашвили в будущем удержаться от насилия, которое может спровоцировать применение силы со стороны оппозиции. Оппоненты Саакашвили в свою очередь говорят, что не собираются призывать своих сторонников врываться в здание парламента и добиваться своей цели будут мирными средствами. Но сумеет ли оппозиция не поддаться искушению спровоцировать власть на применение силы? История показывает, что в стране, где эмоции часто берут верх над разумом и одним из ключевых факторов политики становится пресловутый кавказский темперамент, ситуация может обостриться в любой момент.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно