Кабала для Кабмина? - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

Кабала для Кабмина?

18 января, 2008, 17:14 Распечатать

Фракция БЮТ поддержит президентскую версию закона о Кабинете министров. Юлия Тимошенко не исключает своего участия в будущих президентских выборах...

Фракция БЮТ поддержит президентскую версию закона о Кабинете министров. Юлия Тимошенко не исключает своего участия в будущих президентских выборах. Два серьезных заявления, сделанных премьер-министром в понедельник в эфире днепропетровского «11 канала», только на первый взгляд кажутся не связанными между собой.

В прошлую субботу Юлия Владимировна более чем прохладно ото­звалась о последних законотворчес­ких изысканиях Виктора Андрееви­ча. 12 января в интервью «Интеру» глава КМ выразила сдержанное недовольство тем, что проект (днем ранее направленный главой государства в парламент) существенно расширяет права прези­дента и сужает права правительст­ва. Многозначи­тельно напомнила о необходимости блюсти Консти­туцию. И туманно добавила напосле­док: «Мы будем изучать этот законопроект».

Минуло всего лишь двое суток, и взгляды госпожи Тимошенко на судьбоносный документ замечательным образом изменились. Теперь она утверждала: и ее, и вверенное ее заботам правительство вполне удовлетворяет надел полномочий, нарезанный Виктором Андрееви­чем. И вообще, «чтобы двигаться вперед, необходимо сохранить взаимопонимание между двумя демократическими силами в Украине».

Отметим другую важную деталь. До сих пор одна из главных фаворитов грядущей схватки за президентское кресло старательно уходила от разговоров о своем возможном участии в кампании. Любопытство настырных журналистов обычно удовлетворяли уклончивыми рассуждениями. Крот­ко улыбаясь, Ю.В. говорила о командной игре, отсутствии у нее непомерных амбиций, примате общегосударственного над личным. И в сотый раз напоминала, как в 2004-м во имя общего успеха она отказалась от похода за короной.

Однако 14 января в близком ее сердцу Днепропетровске предводительницу «сердечных» в сто первый раз спросили, хочет ли она быть главой государства. Ответ вышел за рамки привычных штампов: «Меня устраивает должность премьера, если дадут работать... А если работу правительства зажать в определенные границы, начнут ставить условия: здесь не трогай, здесь свои люди, здесь свои силовые структуры, — тогда это вопрос».

Дабы уловить связь между двумя весьма любопытными заявлениями Юлии Владимировны, наверное, стоит вспомнить о событиях годичной давности. В январе 2007-го при активнейшем участии фракции БЮТ была принята дейст­вующая редакция закона о Кабине­те министров. Соратница Ющенко пошла на откровенный сговор с ярыми противниками хозяина Банковой, обеспечив передачу немалой толики президентских полномочий премьеру Януковичу. Самое любопытное пояснение случившемуся дал конфидент вождя Турчинов. «Мы одобряли закон для себя, и по этому закону мы будем работать…», — растолковал ситуацию Александр Валентинович. Тогда подобные заявления казались глупой бравадой. В скорое премьерство Тимошенко год назад верили только ее отъявленные фанатики.

Таким образом, можно предположить: соглашаясь на сокращение кабминовских (а значит, и премьерских полномочий) Тимошенко заботится об интересах не столько нынешнего президента, сколько будущего. То есть себя.

Сие — предположение, не более. Тем не менее многие соратники поводыря БЮТ сегодня почти открыто говорят о том, сколь тяжело Ю.В. сдерживать стремительно накапливающееся раздражение. Ющенко решает за Тимошенко, сколько и что она должна говорить на заседании Кабинета министров, когда и куда ехать в турне, кого и почему расставлять на руководящие посты. Появление параллельного премьера, роль которого де-факто отведена Юрию Еханурову, должно было окончательно убедить магистра Ордена Пурпурного Сердца: ее премьерство будет невыносимым и недолгим.

Последнее условие, выдвинутое Виктором Андреевичем Юлии Владимировне, формулировалось следующим образом: никаких кадровых назначений, пока пакет законопроектов, подготовленных Банковой, не минует хотя бы первое чтение.

Напомним, на днях господин Ющенко назвал аморальным желание нардепов отправиться на зимние парламентские каникулы. Еще бы! Конечно, аморально прохлаждаться, когда сектор регистрации ВР до потолка забит проектами, направленными на расширение президентских полномочий. Все бы ничего. Но время начала второй сессии оговорено Конституцией — первый вторник февраля. Гарант Основного Закона, по идее, об этом должен знать.

Меж тем далеко не все коалицианты горят желанием слепо поддерживать высочайшие инициативы. Пожалуй, самый сложный вопрос — закон о пресловутом императивном мандате. Убедившись, что большинство не спешит узаконивать крепостное право, Банковая пошла на некоторые уступки. В частности, оговаривается право народного избранника оспорить решение межпартийного съезда о лишении его депутатских полномочий. Предполагается также, что в заключительных положениях закона укажут, что партийная кабала является временной мерой, и установят срок действия подобного эксперимента. Выглядеть такое будет несколько диковато, но кого это, собственно говоря, смущает?

Есть обоснованные замечания и к прочим президентским изысканиям. Не выглядит прозрачной схема осуществления госзакупок. Смущает волюнтаристский подход к решению проблем местной власти. Настораживает желание расширить свое влияние на Конституционный суд и Высший совет юстиции. Пугает стремление переподчинить себе внутренние войска, заодно переименовав их в Национальную гвардию. Изумляет «классовый подход» к вопросу о привилегиях членов парламента. И в БЮТ, и в «НУ—НС» готовы отказаться от излишков. Но абсолютно справедливо считают: расходы, связанные с осуществлением депутатской деятельности, должны соответствующим образом финансироваться.

Но самые острые споры идут вокруг проекта закона о Кабмине — жемчужины «президентского пакета». Действующий нормативный акт Ющенко пытался оспорить в Конституционном суде с февраля 2007 года. В октябре он свое представление отозвал. Перед этим Ющенко заручился обещанием БЮТ радикально изменить закон о Кабмине. Соответствующее обязательство было внесено в текст коалиционного соглашения, а официальные представители блока Винский, Швец и Сас после некоторых препирательств парафировали президентскую версию правительственных правил. Затем последовали странные высказывания наперсников Ющенко. Представитель президента в Конституционном суде Марина Ставнийчук заявила: если Верховная Рада пересмотрит Закон «О Кабинете министров», то соответствующее представление в КС утратит свою актуальность. А первый заместитель главы секретариата президента Александр Шлапак сообщил, что действующий закон о Кабмине «будет признан утратившим действие, поскольку значительное количество его положений не согласовано с Конституцией Украины».

О том, что обсуждаемый документ вступает в противоречие с Основным Законом, говорили многие. На это указывала, в частности, и ПАСЕ, которая в апреле прошлого года в своей знаменитой «украинской резолюции» призывала нашу власть привести закон в соответствие с Конституцией.

Однако можно лишь гадать, в чем конкретно нынешний устав правительства неконституционен. Во всяком случае не Шлапаку об этом судить. Указать на конкретные огрехи мог лишь Конституционный суд. И если бы Виктор Андреевич действительно пекся о верховенстве права, он обязан был дождаться вердикта КС. В новых политических обстоятельствах президентское представление не «утрачивало свою актуальность», а, наоборот, ее приобретало. Вооруженный решением конституционных судей глава государства смог бы знать наверняка, что именно необходимо менять. Однако Ющенко, как и его предшественник, всегда был гарантом лишь по должности.

Даже если президентский проект и обретет статус закона, говорить об «утрате действия» прежнего акта смешно. Хотя бы потому, что подавляющее количество норм в нем будет сохранено.

Повторимся, судить о правовых недочетах как действующего закона, так и новой версии мы можем лишь предположительно. Возможности внести ясность Конституционному суду не предоставили. Хотя кое-что сказать он успел.

11 декабря минувшего года КС посрамил президентских юристов и пояснил: представления главы государства на отставку премьера, главы внешнеполитического ведомства и министра обороны не требуется. В соответствующем решении суда был и еще важный момент: «В соответствии с Конституцией Украины, полномочия Президента Украины исчерпывающе определены Конституцией Украины, что делает невозможным принятие законов, которые устанавливали бы его новые полномочия…» (выделено автором. — Прим. ред.).

Допускаем, что, согласно свято чтимой традиции, президенты актов КСУ не читают. Но первое лицо этого почтенного ведомства несколькими неделями спустя был замечен в компании Виктора Андреевича на праздновании Рождества. Господин Стрижак мог доступно проинформировать гаранта о судьбоносном решении. Но, судя по всему, этого не сделал. Поелику денек-другой спустя Ющенко направил в Раду законопроект, в котором угадывалось желание установить новые полномочия. Судя по всему, вопреки Конституции.

В чем были недочеты действующего закона? По мнению юристов, их наличествовало несколько десятков. Но мы остановимся на ключевых претензиях.

Во-первых, данным нормативным актом предусматривалось, что, в случае невнесения президентом кандидатуры премьера в 15-дневный срок после обнародования предложения коалиции, большинство вправе назначить главу Кабмина самостоятельно. Эксперты узрели в этой новации противоречие 106-й и 114-й статьям Конституции, где зафиксировано право внесения кандидатуры премьера президентом.

Во-вторых, закон предполагал: если глава государства по каким-то причинам не вынесет на суд парламента кандидатуры министров иностранных дел и обороны, то парламентарии вправе назначить их самостоятельно. Предположительно, такой подход не вполне соответствовал статьям 85-й, 106-й и 114-й Основного Закона, где предусмотрено: назначению руководителей внешнеполитического и оборонного ведомств предшествует непременное представление высшего должностного лица.

В-третьих, Кабинет получил право отменять акты местных гос­администраций. Между тем 118-я статья КУ наделяет подобным правом только президента, а также главу вышестоящей администрации.

В-четвертых, за правительством закреплены полномочия по согласованию кандидатур заместителей глав местных госадминистраций. Однако, по Конституции, состав администраций формируют ее руководители.

Все эти нормы в президентском проекте изменены. Но вместо них предложены иные, которые, кажется, тоже не дружат с Основным Законом. Самое вопиющее новшество — свежая редакция 18-й статьи. Ющенко настаивает на том, что увольнение министров иностранных дел и обороны должны осуществляться при наличии президентского представления. Если инициатором отставки данных членов выступает премьер, то он обязан получить согласие главы государства. То есть Виктор Андреевич призывает узаконить то, что пару месяцев назад ему запретил делать Конституционный суд. Комментарии излишни.

Сие — очевидная глупость. Помноженная на глупости, которые в законе уже присутствуют и которые Виктор Ющенко убирать не собирается. На них еще в 2006-м обращали внимание многие знатоки конституционного права. Однако ни тогда, ни сейчас ясновельможным до этого никакого дела не было.

Первое. Закон предусматривает автоматическое досрочное прекращение полномочий Кабинета в случае смерти премьера либо невозможности оного исполнять свои обязанности по состоянию здоровья. Подобное Конституцией не предусмотрено. Кроме того, отставка правительства — акт политической ответственности. Было бы разумно, если бы в случае преждевременной кончины либо тяжкой хвори премьера его место занимал и.о. А увольнять весь Кабмин может и должна, согласно Основному Закону, только Рада. Если у нее появится такое желание.

Оставил Ющенко без внимания и еще один ляп. Согласно действующему закону о Кабмине, задачей правительства является «осуществление внутренней и внешней политики государства». По Конституции же, КМ лишь «обеспечивает осуществление внутренней и внешней политики государства». Формально Кабинет посягнул на права, которыми наделены президент и парламент. Но гаранту нет дела до подобной мелочи.

Не будет подвергаться коррекции и 18-я статья закона, которая фактически позволяет совмещать (пускай и временно) работу в Кабмине, а также исполнение депутатских обязанностей, что вполне очевидно не коммутируется с Конституцией.

А отдельные предложения Виктора Андреевич не коммутируется с правилами здравого смысла.

Например, в одном месте словосочетания «постановления Верховной Рады» и «акты Президента Украины» поменяли место, подчеркнув таким образом значимость последних. Разве не ребячество?

Глубоко тронуло уточнение 55-й статьи. Согласно действующему закону, в случае необходимости оперативного принятия решения (допустим, при возникновении чрезвычайных ситуаций) премьер-министр имеет право издавать экстренное распоряжение без проведения заседания Кабмина, на основании опроса членов КМ. Норму изъяли. Вместо нее под тем же пунктом красуется норма о порядке внесения орфографических и стилистических исправлений в акты Кабмина. Разве не бред?

Но есть вещи и посерьезнее. Во-первых, Ющенко настаивает на праве отклонить кандидатуру премьера в случае наличия нарушений Конституции и законов. Такого права у него, согласно Конституции, нет. Статья 114-я Конституции, по сути, вменяет ему в обязанность внесение кандидатуры премьера, предложенной коалицией. А как быть, если нарушения действительно имели место? Президент обязан информировать об этом Раду, а в случае, если она к его аргументам не прислушается, может попытаться добиться правды в Конституционном суде. Глава государства хочет получить возможность влиять на решение ВР? Понимаем. Но на основании чего?

Внесение кандидатуры премьера Ющенко понимает как право, а не как обязанность. В то же время контрассигнацию считает не правом Кабмина, а обязанностью. Идиома «скрепление подписью» снабжена грифом «неотложно». Процедуру согласования актов, выписанную в законе, он вычеркнул, однако новой не предложил. А зачем, собственно?

Виктор Андреевич желает, чтобы члены Кабмина по его решению могли включаться в состав консультативных и вспомогательных служб президента. На наш взгляд, не вполне этично. Более того, может расцениваться как попытка главы государства влиять на центральный исполнительный орган.

Гарант настаивает, чтобы его представители имели право принимать участие в заседаниях Кабмина. Основание?

Деятельность КМ фактически ставится в зависимость от решений Совбеза. Если ранее правительство лишь взаимодействовало с СНБОУ, то сейчас оно обязано «обеспечивать выполнение решений Совета национальной безопасности и обороны». Учитывая тот факт, что другим законом Ющенко хочет легализовать присутствие в Совбезе назначаемых им губернаторов, правительство будет заложником воли одного человека. На всякий случай это усилено новой редакцией 26-й статьи — «Кабинет министров обеспечивает выполнение актов Президента». По новым правилам, Кабмин постоянно обязан «содействовать», «постоянно информировать», «исполнять поручения», «обеспечивать», «согласовывать», «консультироваться». Причем речь идет не только и не столько о главе государства, сколько о его патронатных службах.

Процедура назначений в системе исполнительной власти выписана таким образом, что без согласия гаранта и назначаемых им (сиречь, зависимых от него) глав администраций КМ не в состоянии принять даже малозначительного решения. Фактически правительство поражено в правах. В кадровой сфере, и не только в ней.

Более половины новелл президента сомнительны с точки зрения 113-й, 117-й и 118-й статей Конституции. Которые устанавливают, что:

— местные администрации являются составной частью исполнительной власти, высший орган которой — Кабинет министров;

— правитльство издает постановления и распоряжения, обязательные для исполнения местными администрациями;

— главы местных администраций ответственны не только перед главой государства, но и перед КМ; они подотчетны и подконтрольны органам исполнительной власти высшего уровня.

Ущемлен в правах не только Кабинет, но и его руководитель. По инициативе Ющенко премьер лишен законодательного права координировать деятельность не только местных администраций, но и членов Кабинета министров (выделено автором). Соответствующая норма просто вычеркнута из закона. Комментарии излишни.

Вымарали из текста документа и упоминание о политической ответственности членов Кабинета. Зато вписали, что они несут ответственность за правонарушения. Мы уже допускали, что Виктор Андреевич не читал Конституцию. Но предполагали, что он видел билборды со своим изображением. То, что закон один для всех, придумал не Ющенко. Это придумали до него.

И, на прощание, еще об одной придумке. Президентская версия позволяет голосовать за состав Кабмина пакетом. Конституция предполагает одобрение «персонального состава» правительства, гарантируя каждому депутату право кого-то поддержать, а кого-то нет. Но сейчас не об этом. Закон предполагает еще и принятие присяги (также, кстати, не предусмотренной Конституцией). А далее — внимание! «Акт Верховной Рады о назначении лица членом Кабинета министров в случае отказа лица принять присягу считается отмененным». Сообразили? Если правительство идет «пакетом», то и акт — общий. Один не принял присягу — и нет правительства. Нет правительства в установленный срок — нет Рады. Какие люди писали этот закон, а?

Будет ли он принят? Не факт. От БЮТ зависит много, а Юлии Владимировне всегда было все равно, кем быть. Она просто всегда хотела быть первой. Получится «завалить» замечательный закон о Кабмине — готова быть премьером хоть три срока подряд. Не получится — будет форсировать подготовку к президентским выборам. Не зря разговоры о слиянии «Батьківщини» и ПРП и о создании в каждом из округов праобразов будущих штабов с каждым днем становятся все громче…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно