К некоторым вопросам языкознания…

28 мая, 2010, 17:21 Распечатать

Проект нового закона о языках в скором времени будет внесен в Верховную Раду и к концу июня — окончательно принят...

Проект нового закона о языках в скором времени будет внесен в Верховную Раду и к концу июня — окончательно принят. Об этом на днях заявили члены парламентской фракции Партии регионов. Правда, представители провластной силы заметили, что работа над документом еще не завершена. По нашей информации, законопроект почти готов, хотя процесс уточнения некоторых положений, на самом деле, продолжается. В свою очередь, даже рабочий вариант документа, попавший в распоряжение «ЗН», дает возможность составить представление о философии будущих изменений.

Насколько известно, ответственным за процесс назначен руководитель депутатской ячейки ПР в Раде Александр Ефремов. Именно он, вероятно, будет представлять проект на пленарном заседании парламента. Известно также, что во время подготовки документа его авторы творчески использовали соответствующие законотворческие наработки, оставшиеся регионалам в наследие от покойного Евгения Кушнарева. Ввиду того что Виктор Янукович и парламентское большинство работают единой командой, не стоит ожидать, что обещания партии власти разойдутся с делом. Следовательно, в ближайшее время документ с гордым названием «Базовый закон Украины «О языках Украины», скорее всего, будет утвержден депутатским корпусом и оперативно подписан гарантом. Поэтому стоит вкратце проанализировать суть этого законопроекта, а также оценить его потенциальное влияние на языковую ситуацию в Украине.

Попутно напомним, что действующий профильный закон (носящий красноречивое название «О языках в Украинской ССР») был принят еще 21 год назад, после чего дважды корректировался — в 1995-м и 2003-м. Еще в парламенте IV созыва было зарегистрировано около десяти различных редакций «языковых» законопроектов, но ни один из них не поддержали. В течение следующих созывов это количество только росло. Сейчас на рассмотрении законодательного органа находится пять соответствующих законопроектов, последний из которых — «О запрете сужения сферы применения украинского языка» — был внесен Вячеславом Кириленко в середине апреля текущего года.

Дискуссии вокруг языковой проблематики в среде отечественных политиков и экспертов продолжаются очень давно. Масла в огонь этих споров подлил парламент, ратифицировав Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств. Не будем оценивать практическую потребность в ратификации хартии. Не будем анализировать реальность разного рода притеснений языков национальных меньшинств, о чем так настойчиво твердят отдельные представители политикума. Укажем на очевидное: ратификация хартии привела к активному продуцированию противоположных по своему смыслу законодательных инициатив, не способствующих единению общества. Одни из них были направлены на расширение сферы использования украинского языка, другие — на признание, расширение сферы использования и защиту интересов языков национальных меньшинств, в частности — самого многочисленного из них.

В большинстве стран Европы, в том числе и ратифицировавших Европейскую хартию региональных языков, особое внимание уделяют защите государственного языка и определению сфер его исключительного применения. Например, в параграфе 1 закона о государственном языке Республики Словакия подчеркивается, что словацкий язык имеет приоритет в применении перед всеми остальными языками на территории государства. При этом закон жестко определяет сферы его исключительного применения. В частности, государственный язык подлежит обязательному использованию в отношениях государственных и самоуправляющихся органов между собой, в отношениях между органами власти и гражданами, в сфере начального и высшего образования, в сфере телерадиовещания (с определенными исключениями), в воинских формированиях, во время судебных и административных процедур, для маркировки импортируемых товаров и т.п. Аналогичная концепция положена в основу законов о государственном языке и других государств — Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и т.д.

В странах, где отсутствуют специальные законы о государственном языке (в частности в Болгарии, Германии), соответствующие положения зафиксированы в других законодательных актах — об образовании, о телерадиовещании, о публичной службе и т.п. Предоставление государственному языку особой защиты, а также определение приоритетных (или исключительных) сфер его применения полностью соответствуют Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, к которой так любят апеллировать представители отдельных политических сил. В преамбуле хартии четко указано, что «охрана и развитие региональных языков или языков меньшинств не должны вредить официальным языкам и необходимости изучать их».

Какой подход к развитию и функционированию государственного языка положен в основу проекта так называемого «Базового закона Украины «О языках Украины», внесение и быстрое принятие которого было недавно анонсировано представителями фракции Партии регионов?

Суть этого подхода раскрывается в статье 5 законопроекта: украинский язык обязательно будет применяться на всей территории Украины при осуществлении полномочий органами власти, в учебном процессе в пределах и порядке, определенных законопроектом. При этом, согласно тексту документа, «обязательность применения государственного языка либо содействия его использованию в той или иной сфере общественной жизни не должны толковаться как отрицание либо умаление права на пользование региональными языками в этой сфере». Следовательно, подход регионалов к определению роли украинского языка в общественной жизни, мягко говоря, несколько отличается от подходов законодателей упомянутых выше стран, а также от идей, закрепленных в Европейской хартии региональных языков.

Иначе говоря, региональным языкам фактически предоставляется приоритет в использовании в общественной жизни. Ведь любые попытки расширить сферу применения государственного языка могут толковаться как «уменьшение права на пользование региональными языками», тогда как, по Европейской хартии, развитие региональных языков не должно мешать развитию официального языка государства.

Приоритетное применение региональных языков в различных сферах жизни подчеркивается не только в статье 5 законопроекта, но и в других его положениях. Например, по статье 9 проекта заседания парламента, комитетов и комиссий ведутся на государственным языке. Однако имеется существенное «но»: «Выступающий, недостаточно владеющий государственным языком, может выступать на другом языке. Перевод его выступления на государственный язык, в случае необходимости, обеспечивает аппарат Верховной Рады». Подобные исключения из общего правила, превращающие именно правило в исключение, отображены и в других статьях законопроекта. Аналогичным образом регламентирован язык работы органов государственной власти и местного самоуправления, изготовление бюллетеней для выборов и референдумов, язык судопроизводства, язык экономической и социальной деятельности государственных предприятий, учреждений и организаций, язык образования, науки, культуры, СМИ. Этот перечень можно продолжать. Принцип «основным языком является государственный язык, а также свободно используются русский, другие региональные языки» распространен практически на все сферы жизни государства.

Несколько примеров. Изготовление копий фильмов иностранного производства, которые распространяются в Украине, предлагается позволить дублировать не только на государственный, но и на русский и другие региональные языки по заказу дистрибьюторов и прокатчиков. Рекламодателю предлагается самостоятельно разрешить выбирать язык аудио- и визуальной рекламной продукции и рекламных объявлений. Предусматривается возможность выдачи официальных справок и удостоверений на региональных языках, а граждане смогут вписать в паспорт свое имя и фамилию в любой транскрипции.

Любопытно, что Кабинету министров предлагается утверждать словари украинского языка, а также справочник по правописанию. В соответствии с действующим законодательством, в настоящее время правительством утверждается лишь украинское правописание.

Своеобразным венцом усилий авторов законопроекта в направлении обеспечения «обязательности применения государственного языка и содействия его использованию в той или иной сфере общественной жизни» являются предлагаемые изменения в целый ряд нормативных актов. Коррективы планируется внести в законы об образовании, судоустройстве, статусе судей, нотариате, адвокатуре, местной государственной администрации, местном самоуправлении, информации, телевидении и радиовещании, выборах и референдумах, а также в процессуальное законодательство. Дело в том, что во всех указанных законах содержится ссылка на статью 10 Конституции. Она, как известно, гласит, что «государственным языком в Украине является украинский язык. Государство обеспечивает всестороннее развитие и функционирование украинского языка во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины».

Инициаторы изменений намерены убрать упоминание о Конституции из всех указанных законов. Зато предлагается ссылка на «Базовый закон Украины «О языках Украины», что делает правило исключением, а исключения — правилом. Соответствие таких предложений Основному Закону вызывает большие сомнения.

Многие положения законопроекта носят откровенно декларативный характер и не предусматривают реальных механизмов воплощения их в жизнь. Например, согласно статье 5 государство должно содействовать использованию государственного языка в СМИ, науке, культуре, других сферах общественной жизни, статье 7 — содействовать изучению языков международного общения и других иностранных языков. В статье 30 декларируется обязанность государства содействовать развитию украинского языка и культуры за рубежом, удовлетворению национально-культурных нужд украинцев. В каких формах будет осуществляться такое «содействие», законопроект не уточняет. Не предусмотрено никаких инструментов воплощения в жизнь и некоторых других положений законопроекта, например статьи 8, гарантирующей право на защиту в суде «языковых прав» и «языковых законных интересов», на обжалование нарушений «языковых прав и свобод человека и гражданина».

Едва ли не самой большой проблемой законопроекта является необходимость финансирования расходов, связанных с его введением в действие. Например, почти во всех административно-территориальных единицах, где будут признаваться региональные языки, расходы на обнародование принятых решений возрастут по крайне мере вдвое. К этому неминуемо приведет необходимость публиковать тексты решений органов государственной власти и местного самоуправления на государственном и соответствующем региональном языке.

Кстати, законопроект наделяет правом вводить региональные языки местные советы всех уровней. Соответственно, на практике в некоторых регионах может возникнуть ситуация, когда на областном уровне будет признаваться один региональный язык, на районном — второй, на уровне села — третий. Следовательно, сельские органы местного самоуправления будут вынуждены обеспечивать поддержку нескольким языкам. Потратиться придется не только на язык меньшинства, проживающего в пределах соответствующего села, но и на несколько других языков, которые будут иметь к жителям соответствующего населенного пункта отдаленное отношение.

Статья 11 законопроекта позволяет органам власти при переписке с органами высшего уровня применять региональные языки. Таким образом количество переводчиков в аппаратах парламента, правительства, в областных государственных администрациях должно соответствовать по крайней мере количеству региональных языков, введенных в соответствующих регионах. Штаты государственных и самоуправляющихся органов всех уровней необходимо будет укомплектовывать служащими, которые будут владеть несколькими соответствующими региональными языками. Иначе как они смогут общаться с посетителями в соответствии с требованиями статьи 11? Судопроизводство нужно будет перевести на двуязычный режим работы, ведь, согласно статье 14 законопроекта, по ходатайству стороны судебного процесса производство может осуществляться на одном из 16 возможных региональных языков. Судебные решения придется переводить с регионального языка на государственный — едва ли суд кассационной инстанции, расположенный в Киеве, будет рассматривать жалобы на решения, изложенные на крымскотатарском или на венгерском языке.

Согласно статье 20 законопроекта предусмотрена возможность выбора студентами и учениками языка обучения. Если студенты или ученики — носители определенного регионального языка — подадут нужное количество заявлений о языке обучения, за каждым учителем или преподавателем придется закрепить соответствующее количество переводчиков, которые будут обеспечивать коммуникацию в аудитории. Именно из-за невозможности финансирования таких расходов в большинстве европейских стран языком коммуникации между государственными органами, языком судопроизводства и обучения (по крайней мере, в высших учебных заведениях) являются официальные, а не региональные языки.

Большинство задекларированных в проекте мер по поддержке региональных языков носят откровенно популистский характер. Значительная их часть не может быть профинансирована государством, что существенно повысит вероятность использования бюджетных средств для «продвижения» отдельных региональных языков.

Инициаторы проекта задекларировали благородную цель — защитить все региональные языки (а не только русский) и выполнить обязательства, следующие из ратификации парламентом Европейской хартии региональных языков. Но достичь эту цель будет сложно, если вообще возможно.

Во-первых, предусмотренные законопроектом меры по поддержке предоставляются только языкам, отвечающим двум требованиям. Они должны входить в определенный проектом перечень 16 языков, а количество носителей языка на соответствующей территории должно составлять не менее 10% ее населения. Если количество носителей языка меньше упомянутой цифры, меры по его поддержке применяются по решению местного совета. Но носители, например, ромского языка и идиш распылены по территории Украины. А количество носителей отдельных языков (в частности, белорусского, гагаузского, немецкого) не достигает 10% ни в одной административно-территориальной единице. Учитывая это, на предусмотренную законопроектом поддержку может рассчитывать меньше половины из 16 региональных языков, прежде всего русский, а также крымскотатарский, румынский, венгерский.

Во-вторых, законопроектом закреплен особый порядок выявления носителей языков. Численность языковой группы должна устанавливаться на основании данных Всеукраинской переписи населения. Эти данные могут уточняться по итогам опроса лиц, проживающих на соответствующей территории, или же путем сбора подписей таких лиц под свидетельством об их принадлежности к языковой группе. Опрос могут организовывать органы государственной власти и самоуправления, объединения граждан и органы самоорганизации населения. Однако закон не отвечает на вопрос о том, каким образом будут проводиться такие опросы, как будут собираться подписи и кто будет устанавливать достоверность их результатов. Потому в результате данные Всеукраинской переписи можно будет «уточнить» таким образом, что в границах определенной территории количество носителей языка не будет достигать необходимых 10%.

В-третьих, декларируя защиту всех региональных языков (что не вызывает никаких возражений), инициаторы проекта во многих случаях вполне очевидно стремятся поддержать только один из них — русский. Например, вышестоящие органы государственной власти должны обеспечить публикование важнейших актов почему-то только на русском языке (статья 10 законопроекта), а не на других языках международного общения или региональных языках. Паспорт гражданина Украины и сведения о его собственнике печатаются на украинском и русском языках (статья 13 законопроекта), русский язык в обязательном порядке должны изучать в общих средних учебных заведениях (статья 20 законопроекта).

Что ж, не зря Виктор Янукович вчера пообещал, что после уточнения законодательства относительно языковой политики «русский язык, который является родной для многих граждан Украины, займет надлежащее место в жизни нашего общества». Где после этого окажется государственный язык, Виктор Федорович не уточнил.

Анонсируя изменения «языкового» законодательства, Янукович неоднократно ссылается на Европейскую хартию региональных языков, на обязательства, взятые Украиной. Но нельзя забывать, что выполнение этих обязательств не должно вредить государственному языку и необходимости его изучения. Это четко указано в преамбуле хартии. Вместо этого законопроект «О языках Украины» фактически ставит региональные языки в более привилегированное положение по сравнению с государственным языком. Как это повлияет на состояние украинского языка, догадаться несложно.

Кстати, законопроект предлагает уменьшить долю эфирного общенационального вещания с 75% до 60%.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно