К НАМ ЕДЕТ... РЕВИЗОР?

12 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 12 января-19 января

На следующей неделе с официальным визитом Киев намерен посетить министр обороны России маршал Игорь Сергеев...

 На следующей неделе с официальным визитом Киев намерен посетить министр обороны России маршал Игорь Сергеев.

С ссылкой на российское военное ведомство некоторые СМИ России уже намекнули, что в ходе переговоров с военно-политическим руководством Украины И.Сергеев намерен поставить во главу угла вопросы жизнедеятельности Черноморского флота, отношения в треугольнике Россия—Украина—НАТО и возможности сотрудничества двух стран с Евросоюзом в военной области.

Однако настоящим хитом программы может стать создание объединенного украинско-российского соединения охраны водного района из кораблей Черноморского флота и Военно-Морских сил Украины для совместного управления внешними и внутренними рейдами Севастополя, что, как считают эксперты, может серьезно изменить соотношение сил в вариации на тему «Кто в Крыму хозяин?»

Конечно же, маршал Сергеев обсудит со своим украинским коллегой Александром Кузьмуком вопросы и подготовки к совместным российско-украинским военно-морским учениям, которые состоятся в текущем году и, не исключено, подпишет план военного сотрудничества на 2001 год.

Новогодняя геополитика
и рождественская котлета по-киевски

 

Несмотря на чисто «военное» прикрытие визита в виде подписания плана о сотрудничестве, вояж главного российского силовика, безусловно, относится к чистой политике. А точки зрения сохранения баланса отношений Украины со своими многочисленными стратегическими партнерами новогодний подарок в виде Игоря Сергеева сулит мало хорошего — крен в восточную сторону получается явный, несмотря на сомнительные блиц-попытки министра иностранных дел Анатолия Зленко и министра обороны Александра Кузьмука в конце прошлого года напомнить и в НАТО о приверженности к западному курсу. Очевидно, Москва не намерена терять инициативу, и основательная американская бюрократическая машина уже сослужила добрую службу кремлевским проектировщикам новой геополитики.

Вообще, российский маршал в последнее время выступает в роли тяжелой артиллерии России и, судя по последним визитам, ему это удается. Если говорить о стратегии, то определенно Украина, как недавно Грузия и Азербайджан, и особенно Иран, становится полигоном, на котором разыгрываются командно-штабные учения между Москвой и Вашингтоном. Только карта украинская, по всем меркам козырная, и разыгрываться будет дольше и аккуратнее. Потому что если небывалый декабрьский успех российско-иранских отношений после предновогоднего визита все того же маршала Сергеева тут же был назван вызовом Вашингтону, то продвижение Москвы на западном фронте может вызвать кое-где настоящий шок. Особенно, если к этому добавить уникальное хитросплетение российско-немецких отношений. Если Россия решится увеличить долю немецкого «Ruhrgas» в «Газпроме», а Германия превратит миллиардные долги Москвы в инвестиции, соотношение сил может измениться не только в Европе, но и в мире.

Хотя, конечно, есть еще турецкая «угроза»: особенно остро в Кремле встал вопрос возвращения влияния в Черноморский регион после возникновения опасности реального регионального лидерства Анкары (кстати, не без помощи украинских технологий военного и двойного назначения), претендующей на контроль кавказских энергоносителей и их транспортных путей.

Тут самое время заметить, что Киев продолжает двигаться навстречу Москве — на данном этапе это выгодно обоим. Сегодня уже никто не удивляется тому, что маршал Сергеев на крупных военных учениях, где почти с десяток военных министров (среди которых и почти родной белорусский), первым делом подает руку Александру Кузьмуку, а уже потом — остальным. Вряд ли только из-за того, что фигура украинского министра выгодно возвышается над остальными.

Украинские же военные, выдвинутые в роли форпоста, как всегда, наряду со стратегическими государственными задачами, не забывают и о своих приземленных проблемах. Как говорят в Минобороны, Киев на следующей неделе предложит Москве подписать план военного сотрудничества с 54 мероприятиями — беспрецедентный рост дружбы. Но если видимая часть айсберга растет почти незаметно — в прошлом году таких мероприятий было 52 — то подводная — еще более ощутимо. Речь о том, что 29 мероприятий ныне Киев предложит провести на собственной территории. Кроме этого, Киев не прочь теснее прижаться если не Евросоюзу, то хотя бы к его силам быстрого реагирования. Есть мнения, что вместе с Москвой это будет легче сделать. В украинской столице также расчитывают на реальное продвижение военно-технического сотрудничества, кстати, прелюдно обещенного Путиным во время его прошлогоднего визита в Украину. На Воздухофлотском проспекте подготовлен целый пакет предложений на эту тему, и не исключено, что этот ход найдет отклик в Москве при условии политических уступок по Черноморскому флоту. Кстати о флоте...

 

ЧФ — новые политические торги

 

Вопрос о том, является ли присутствие Черноморского флота в Крыму дестабилизирующим фактором для Украины, давно перестал быть вопросом. Вопрос для Киева сегодня больше в другом — как минимизировать последствия этого дестабилизатора и как не допустить усиления влияния России. Реально — 16 тыс. военнослужащих, более 300 боевых кораблей с достаточно мощным вооружением, 22 новых самолета морской авиации Су-24, да вполне имеющая право на жизнь перспектива перебазировать в Черное море несколько подводных лодок, давно стали серьезным рычагом политического влияния в регионе. Эта нынешняя реальность, с одной стороны, объективная: три базовых соглашения по ЧФ от 1997 г. были подписаны в настолько вольной форме, что теперь за каждый пробел приходится платить, и порой довольно дорого.

Россия же продолжает диктовать свои условия, и будущий визит Сергеева вряд ли будет исключением, ибо сегодня у Москвы есть все основания закрепиться на взятых в прошлом году рубежах. Начать в этой связи можно с напомнания, что позиция Москвы по поводу использования Черноморского флота по прямому назначению абсолютно не изменилась. «На своей-то территории Россия имеет право навести порядок, а Черноморский флот — часть России», — заявила в прошлом году Москва устами командующего ЧФ Владимира Комоедова. Это — в том числе и по поводу участия подразделений флота в конкретных военных действиях. Правда, для порядка Москва может проинформировать Киев о таких решениях как о свершившихся фактах. Так уже было, когда морская пехота ЧФ принимала участие в военной кампании в Чечне.

До сих пор не решен и вряд ли будет решен на следующей неделе вопрос контроля за вооружениями ЧФ. В Минобороны Украины утверждают, что вполне хватило бы и двух проверок в год с оповещением о проверке за 24 часа, но даже такие символические условия Москва не принимает. К этому же блоку нерешенных проблем можно отнести и провал попыток договориться о том, что считать экстремальной ситуацией для ЧФ. А если учесть, что Черноморский флот в случае возникновения таковой должен информировать официальный Киев о своих действиях за час, а не за трое суток, то становятся понятными опасения украинского руководства относительно реального контроля за ЧФ.

Не менее серьезным вопросом без ответа является управление внешними и внутренними рейдами. Еще в 1994 г. Москва предложила создать для этих целей объединенное украинско-российское соединение для охраны водного района из кораблей Черноморского флота и Военно-Морских сил Украины. С точки зрения решения технических проблем такая процедура полезна, но мы все прекрасно помним демарши командования ЧФ по поводу якобы запоздалого информирования его о визитах военных кораблей западных стран. Напомним, что не далее как в октябре прошлого года командованию Военно-Морских сил Украины пришлось чуть ли не оправдываться за приход в Севастополь двух катеров ВМС США. В штабе российского флота открыто обвинили украинскую сторону в том, что ее гостеприимство «не совпадает с особым статусом ЧФ РФ». Как отметил автору один из адмиралов ВМСУ, «россияне никак не хотят привыкнуть к тому, что они находятся все же на арендованной, а не на своей территории». Правда в том, что сегодня еще не существует двухстороннего документа, который бы четко регулировал вопрос захода в Севастополь кораблей третьих сторон. Однако создание совместной упомянутой структуры легко приведет к тому, что уже не в Киеве, а в штабе ЧФ будут решать, когда и как заходить иностранным военным кораблям.

Небезынтересно, что информационное давление со стороны России набрало таких оборотов, что вмешаться в вопросы взаимодействия информационных служб Черноморского флота РФ и украинских СМИ пришлось лично украинскому Президенту. Леониду Кучме пришлось встретиться с помощником командующего ЧФ по связям с общественностью и СМИ Андреем Крыловым и начальником телецентра флота Александром Лебедевым и ... «заверять представителей Черноморского флота в том, что в ближайшее время проблемные вопросы будут решены» (цитата из российского агентства «Интерфакс» от 10 ноября 2000 г.).

Хотя, например, замкомандующего ВМСУ контр-адмирал Вячеслав Сычов сказал автору, что технические проблемы местного характера между ВМСУ и ЧФ вполне нормально решаются, и есть даже случаи, когда ЧФ сильно выручал украинских моряков в вопросах обеспечения боевой подготовки. По мнению В.Сычова, в целом с момента подписания базовых соглашений по ЧФ ситуация постепенно улучшается и есть возможность говорить о прогрессе.

Еще Москва жаждет закрепить право собственности на объекты флота, построенные в Крыму на ее средства. Командование ЧФ уже передало в Севастопольскую горадминистрацию документы о закреплении права собственности на ряд объектов, построенных на средства России в местах дислокации ЧФ РФ после 1992 года. Речь идет почти о 40 объектах социально-бытового назначения и жилищного фонда общей площадью около 70 тыс. кв. м, сооруженных преимущественно на средства Москвы.

Москва считает нужным периодически напоминать, что «пришло время подумать о наполнении принципов стратегического партнерства конкретными делами». Именно после такого вступления начальник главного штаба Военно-Морского флота Российской Федерации адмирал Виктор Кравченко призвал в прошлом году создать совместное российско-украинское оперативное соединение кораблей. По его мнению, это дало бы возможность снять ряд проблем в отношениях двух стран и служило бы «делу упрочения дружбы России и Украины».

Конечно, после таких слов российскому президенту В.Путину было легко заявить о том, что «в сохранении Черноморского флота в Севастополе заинтересованы и Украина, и Россия». Может быть, он имел в виду, что больше не стоит вспоминать о том, что флот зачалился в Крыму только на 20 лет. А иначе... Будет, например, то, что в Грузии: когда Тбилиси завозмущался введением Россией виз, внезапно в Грузию перестал поступать газ (несмотря на то, что оплачены услуги были на месяц вперед).

 

Quod licet Jovi,
non licet bovi

 

Эту пословицу, проводящую резкую грань между великим Юпитером и приземленным быком, очень любили древние, без ложного стыда относящиеся к кастовости как людей, так и государств.

К отношениям Киева и Брюсселя Москва всегда была неравнодушна. В Киеве это хорошо знают и, скорее всего, не забудут знаменитую фразу командующего ЧФ Владимира Комоедова о курсе Украины «Лицом к Европе», которую он интерпретировал как «Лицом к Европе — задом к России» (поэтому, наверное, именно этому российскому адмиралу-рупору по иронии судьбы был вручен в прошлом году от имени Президента Украины орден Богдана Хмельницкого).

С одной стороны, у Киева гораздо меньше шансов сотрудничать с ЕС, чем с НАТО, — отсутствие такого политического протеже, как США, в обойме принимающих решения определенно должно сказываться. С другой стороны, курс Европы на внутренние ресурсы и, соответственно, предположительный отказ от некоторых американских технологий и некоторых видов техники может дать Киеву шанс наполнить хоть какой-то реальностью декларации об интеграции в Европу. Ранее А.Кузьмук уже предлагал украинское участие в создании европейских сил быстрого реагирования. Ныне, по убеждению А.Зленко, Украина должна найти свое место в европейской системе безопасности и обязательно будет принимать участие в создании этих сил. И если в 1997—99 гг больше можно было слышать о соперничестве отношений Украина—НАТО и Россия—НАТО, то теперь уже Киев сам готов предложить Москве вместе двигаться к Европе. Очень возможно, что это принесет какие-то дивиденды на первом этапе, если забыть о том, что в этом случае дозирование сотрудничества будет производиться Москвой. Однако, все давно уяснили, что сколько бы Путин не подавал заявок в НАТО или «в Европу», дружба с Москвой вседа будет иметь свой очень видимый предел. России не быть в Европе, но для повышения своих возможностей на внешней арене приобретение Украины на нынешнем этапе будет намного весомее, чем при учредительстве ООН.

Что ж, Украина приготовила интересные инициативы, почти каждую из которых можно довести до уступки или компромисса. Ответит ли Москва в лице своего маршала подобными уступками, вопрос. Хотя, определенно, если во время визита вдруг будет объявлено, что Россия расширяет с Украиной ВТС в виде поставок или модернизации украинской техники, или, еще лучше, о решении создать совместный военный организм, Москва определенно будет лидировать в великодержавном соперничестве. Нельзя, правда, сказать, что Киеву это невыгодно. Может обратит тогда кто-нибудь внимание на то, что Украина становится пророссийской.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно