ИЗЮМ ИЗ БУЛОЧКИ

30 марта, 2001, 00:00 Распечатать

Загадочный «почтальон» Различные версии исчезновения Георгия Гонгадзе, а также варианты взаимо...

Загадочный «почтальон»

 

Различные версии исчезновения Георгия Гонгадзе, а также варианты взаимосвязи убийства журналиста и «кассетного скандала», по всей видимости, еще долго не будут давать покоя всем, кто хотел бы установить истину. Более того, расследование этих двух дел является началом развязки кризисной ситуации, сложившейся в стране, и этого правоохранительные органы не могут не понимать, почему, собственно, отдельные ведомства пытаются достаточно активно проверять три имеющиеся у них на сегодня версии. Вполне возможно, что некоторый свет на происшедшие события могли бы пролить ответы на два вопроса, которые до сего времени, по крайней мере, не приходилось слышать.

Ознакомление Президента с информацией, вышедшей в газетах либо на телевидении, иногда происходит посредством личного просмотра новостей и газетных статей, иногда Леонид Данилович пролистывает подготовленные ему администрацией и СНБОУ дайджесты. Но чаще всего церемония ознакомления с критическими либо неудобными материалами происходит по схеме, когда один завсегдатай кабинета пытается подставить в глазах главы государства своего конкурента. Например, один из олигархов может сказать: «Посмотрите, Леонид Данилович, что пишет этот деркачевский «Киевский телеграф». Или же другой: «Вы только гляньте, что вытворяет Суркис в «Киевских ведомостях»!» Или так: «Вы видели вчерашний выпуск ТСН? Вот кассета, просмотрите, Волков работает против вас».

Не скажу, что всегда, но достаточно часто нам становится известно, кто, с какой целью и с какими комментариями заносил в президентский кабинет материалы «Зеркала недели». Да и дело собственно не в этом, а в том, что подобная практика порождает целиком закономерный вопрос: кто в течение полугода методично клал на стол Президенту распечатки из мало кому известного на тот момент сайта «Украинская правда»? Может быть, кому-то понадобилось, чтобы скандальные статьи, перепечатанные «Украинской правдой» с российского сайта FLB, в сознании Президента были связаны четко с именем Георгия Гонгадзе? Думаю, что у Леонида Даниловича есть ответ на этот вопрос.

А теперь вопрос второй. В первой нарезке разговоров в кабинете Президента о Гонгадзе были собраны диалоги главы государства с силовиками. В этих разговорах были зафиксированы, скажем мягко, обращения Президента к Кравченко и Деркачу с целью выяснить ситуацию относительно деятельности Гонгадзе и принять меры. Силовики же в свою очередь отчитывались о том, какие меры они принимают. Однако одиннадцать эпизодов записи, растянувшиеся на пять месяцев (с мая по сентябрь), четко свидетельствуют о том, что к теме Гонгадзе Президент всякий раз возвращался лично, никем из собеседников-силовиков не побуждаемый. Следовательно, перед этими беседами имели место раздражители, которыми, вероятнее всего, служило ознакомление Президента с новыми материалами сайта «Украинская правда». Почему на пленках Мельниченко не зафиксировано ни одного момента ознакомления Президента со статьями и бурная реакция, логично следовавшая за этим ознакомлением? При этом напомним, что Николай Мельниченко заявил, что все, что у него было записано в отношении Гонгадзе, уже опубликовано.

 

Чужие здесь не ходят

 

По всей видимости, наблюдательный читатель «ЗН» обратил внимание на то, что отставка министра внутренних дел Юрия Кравченко не стала сенсацией, а также большой победой оппозиции или Президента. Отставку Юрия Федоровича прогнозировали уже несколько месяцев. Более того, решение по этому вопросу также было принято Президентом не в Крыму. Шаг в отношении министра МВД должен был как минимум дать ответы на три вопроса: почему Леонид Кучма отправляет в отставку министра, которому никогда не предъявлял публично никаких претензий? Будет ли Юрий Кравченко водружен на новый пост? Кто сядет в кресло милиционера номер один? На первый вопрос Президент ответил во время представления нового министра в МВД, заявив, что удовлетворил неоднократные прошения Юрия Кравченко об отставке. Таким образом, был найден очень простой и вместе с тем эффективный выход из ситуации, которая представляла для Президента определенную опасность, поскольку могла быть свидетельством того, что Кравченко увольняют в связи с пленками Мельниченко и исчезновением Гонгадзе.

В отношении будущего поста. На сегодняшний день ясности все еще нет. По неподтвержденным данным под смещенного министра еще до отставки начала создаваться Ревизионная комиссия при Президенте. Однако будет ли Юрий Кравченко ею руководить — вопрос. Хотя назначение одиозного министра на любую должность еще раз докажет вывод, который совершенно четко можно сделать, анализируя выбор Президента относительно кандидатуры нового министра. Назначение Юрия Смирнова показало, что последние события не заставили Президента сделать выводы и изменить кадровый и политический подходы. Если бы Леонид Кучма назначил министром внутренних дел гражданское лицо либо генерала, как справедливо замечает оппозиция, не запятнавшего себя неправовыми действиями во время кризисной ситуации, то действительно можно было бы считать, что отставка Кравченко — это признание неверности подходов, а также следствие встречи между Президентом Украины и президентом Польши. Назначение же Смирнова, имевшего непосредственное отношение к незаконным и в общем-то провокационным арестам львовских студентов на Киевском вокзале, означает, что Президент полностью поддерживает линию, проводимую Министерством внутренних дел ранее, и убирает Кравченко как персонифицированного раздражителя олигархов и Запада. Таким образом, не решая проблему в корне, Леонид Данилович не набирает очки перед Квасьневским. Но в то же время позиции Президента ослабляются и на олигархическом фронте. Дело в том, что Юрий Кравченко не был тем человеком, которого можно было бы назвать другом лидеров СДПУ(о), «Трудовой Украины» и «Демократического союза». Именно они, а не оппозиция сыграли ключевую роль в его отставке, ибо для олигархов Кравченко был и конкурентом на экономическом поле, и угрозой, и потенциальным источником шантажа. Новый министр, без сомнения, на сегодняшний день является человеком Президента. Нет сомнений в отношении того, что он сможет и дальше проводить классическую милицейскую линию в отношении защиты интересов Президента в конфликте с оппозицией. Другое дело — сможет ли он стать для олигархов тем, кем был Кравченко, а именно держателем компромата, политическим игроком и потенциальным оружием Президента в отношении олигархов? Если это и произойдет, то не так скоро. И у олигархов будет серьезная временная фора для усиления своих позиций.

И все же вернемся к главному. Президент, назначивший Смирнова, вернувший на пост львовского губернатора Михаила Гладия, уже возглавлявшего эту область, и отдавший кресло губернатора Запорожской области экс-губернатору этого же региона Евгению Карташову, доказал, что он не намерен менять критерии кадровых назначений и по-прежнему руководствуется в первую очередь понятиями «верный-неверный». Президент не видит ни новой поросли, которую в настоящий момент необходимо вовлечь в руководство страной, ни необходимости менять команду. Словом, если среди недовольных действиями Президента, но при этом не верящих в его отставку людей поселились иллюзии в отношении того, что Президент сделает выводы из нынешнего кризиса и радикальным образом попытается изменить окружение, а также кадровые подходы, — то на подобных мечтах зацикливаться не стоит…

 

Вот досточка кончается…

 

В последнее время политическая и экономическая общественность страны, заметно подуставшая от «кассетного скандала» и пока малорезультативной борьбы горстки, представляющей власть, с горсткой, представляющей оппозицию, начала уделять адекватное внимание проблеме отставки Виктора Ющенко с поста премьер-министра. Практически все наблюдатели сходятся на том, что судьба премьера зависит не от качества выполнения программы правительства, не от поддержки Запада, не от антипатии России и даже не от амбиций олигархических фракций парламента. Исход борьбы зависит от того, каким образом Президент страны оценит все эти, а также иные второстепенные факторы, и в результате — какую позицию в отношении Ющенко он займет.

Сам Виктор Андреевич настаивает на том, что ему дорог каждый шаг, сделанный правительством и экономикой Украины вперед, и поэтому ему необходимо остаться на посту премьер-министра, чтобы закрепить сделанное и не допустить возвращения к прошлым методам работы. При этом премьер отдает себе отчет в том, что на многих направлениях реформирования правительство уперлось в законодательные тупики и остро нуждается в принятии парламентом Земельного, Налогового и прочих кодексов, а также законов, открывающих новые и необходимые возможности для правительства в сфере реформирования экономики. При этом Виктор Ющенко пока еще не принял решения по поводу глубины кадровых изменений и компромиссов, на которые он сможет пойти с пропрезидентскими, а также проправительственными фракциями. По всей видимости, определенный торг премьер считает уместным. И это поощряют даже члены его команды. При этом подчеркивается, что для принятия в состав Кабмина кандидатам мало представлять партии, они должны быть еще и профессионалами. В то же время очевидно для всех, что если премьер пойдет на компромисс с теми политиками, которые публично в ультимативной форме требовали от него принятия их правил игры, то Виктору Андреевичу придется прислушаться к рекомендациям о проведении операции по перемене пола.

С другой стороны, в пылу кадровых и законодательных баталий можно упустить один достаточно важный момент, способный повлиять на политическое будущее Виктора Ющенко: если конструктивная работа парламентского большинства вследствие подписания договора с правительством и возможна, то исключительно до конца этой сессии. Потом же, когда грянет в полную силу предвыборная кампания, любому правительству будет крайне сложно рассчитывать на взаимопонимание с парламентом. Как следствие — практические реформы будут заморожены и рейтинг премьера, беспрецедентно устойчивый в течение последних четырнадцати месяцев, поползет вниз, подгоняемый, кстати, пропагандой олигархических СМИ, чьи хозяева, не осмеливаясь критиковать Президента, попытаются набрать предвыборные очки на критике правительства.

Что же касается Президента, то перед ним дилемма: с одной стороны — политическая ревность в отношении Ющенко и требования окружения, с другой — очевидные изменения экономической ситуации к лучшему и позиция Запада, с которым Президент не хотел бы окончательно ссориться. Есть еще один момент. Премьер Ющенко после отставки силовиков является чуть ли не единственным барьером, который необходимо перепрыгнуть олигархам, для того чтобы взять власть в стране, оставив за бортом в том числе и Президента. И если поверить в то, что Президент хочет сохранения, но не хочет усиления олигархов, то именно Виктор Андреевич является гарантом недопущения соответствующих партий к бюджетным деньгам, а также беспрецедентному админресурсу.

Весьма своеобразный сценарий развития событий ближайшего времени, по словам некоторых политиков, был предложен Президенту. Заключается он в следующем: олигархические фракции вовсю критикуют Ющенко, поощряемые среди прочего и Президентом. Президент же высказывает сдержанные оценки, а иногда даже поддерживает правительство. В день голосования на табло высвечивается цифра 226. Коммунисты и олигархи отправляют Ющенко в отставку. И тут на арену выходит Президент, разъяренный тем, что в столь кризисной ситуации убрали первого премьер-министра, при котором началось стабильное повышение показателей экономики. Президент тут же назначает Ющенко исполняющим обязанности, разгоняет, а может быть, и не разгоняет (по обстоятельствам) антинародный парламент, занимающийся только критикой Президента и разрушением хрупкого, но реального улучшения в экономике. В результате Ющенко остается на посту и его судьба до дня отставки полностью и однозначно зависит от Президента. Олигархи все как один становятся на место и знают его достаточно долго, а Запад в лучах софитов наблюдает единение Президента и премьера-реформатора, не омраченное темными образами всемогущего президентского окружения.

Сторонники реальности подобной комбинации в качестве подтверждения приводят съезд УСПП. Решение о проведении этого действа, его цели и задачи разрабатывались Анатолием Кинахом вместе с Президентом и его администрацией. Следовательно, Президент не мог не знать, что директоров предприятий собирают для «избиения» премьера. Однако как эффектно смотрелся Президент, защищая Виктора Ющенко от «двойки», которую до смешного грозный Анатолий Кириллович пытался выставить премьеру за его работу!.. А выражение Президентом обеспокоенности в связи с «усилением межкланового противостояния, активизацией теневого капитала и борьбы за портфели, связанных с новым этапом перераспределения собственности»…

Утверждать, что именно эта схема будет реализована, сегодня, пожалуй, не возьмется никто. Во-первых, потому, что в Украине крайне редко воплощаются серьезные многоходовые задумки, а во-вторых, подобное развитие событий может иметь для ситуации (и в первую очередь для Президента) целый ряд весомых минусов. Можно лишь предположить, что сегодня Президент склоняется к сохранению Ющенко в пропорции 60 к 40. И что именно Леонид Данилович ныне более, чем кто-либо, занят решением задачи по уравниванию игроков на политическом поле и недопущением доминирования на нем ни олигархов (тем более отдельных из них), ни премьера. Удастся ли ему это, и если удастся, то как? Посмотрим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно