ИТАЛИЯ: ВОЗВРАЩЕНИЕ В «СВИНЦОВЫЕ ГОДЫ»

28 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 28 марта-5 апреля

Италия как будто вернулась в «свинцовые годы» — в тревожную обстановку семидесятых годов, когда т...

Италия как будто вернулась в «свинцовые годы» — в тревожную обстановку семидесятых годов, когда террористы из радикальной организации «Красные бригады за создание боевой коммунистической партии» сеяли в стране смерть и ужас. Апогеем их деятельности было похищение и убийство лидера Христианско-демократической партии Альдо Моро. Тогда о левых террористах сами итальянцы говорили, что они «нацелились на самое сердце государства».

Воплощением новой стратегии левых радикалов стало убийство в городе Болонье экономиста Марко Бьяджи, советника по реформе трудового права итальянского правительства. На прошлой неделе он был застрелен у подъезда своего дома в центре города Болонья, куда возвращался на велосипеде. Террористы воспользовались тем, что несколько месяцев назад Бьяджи, несмотря на многократные угрозы и покушения на него, был лишен личной охраны. Убийство правительственного советника потрясло всю Италию, вызвав у ее жителей ужас возвращения в страну «красного террора», унесшего с конца
60-х годов жизни более четырехсот человек.

После трагической гибели Бьяджи сотни организаций — политических партий, профсоюзов и других — получили по электронной почте документ, в котором «Красные бригады» взяли на себя ответственность за убийство советника министерства труда. Сразу стало ясно, что речь идет о политическом теракте, связанном с экстремистскими группировками левого толка. На стене дома Бьяджи полиция обнаружила символ «Красных бригад» — пятиконечную звезду, а в редакцию центральной газеты Болоньи поступил звонок от человека, который представился членом группировки и взял на себя ответственность за покушение.

Кроме того, полиция установила, что выстрел в Бьяджи был произведен из того же оружия, от которого три года назад погиб его коллега Массимо Д’Антона. Убийцами последнего называют себя члены тех же «Красных бригад», а само преступление итальянские правоохранительные органы не смогли раскрыть до сих пор. Если вспомнить, что сегодня у власти в Италии находятся правоцентристы, а Д’Антона в момент своей гибели был советником в левоцентристском правительстве Массимо Д’Алемы и тоже работал над проблемами занятости, то можно сделать вывод о том, что итальянские политические террористы являются противниками демократического государства в любой его форме.

Следователи склонны считать, что нынешний документ «Красных бригад» является достоверным, так как по своему содержанию и стилю он очень похож на тот, который аналогичным образом был распространен после убийства Д’Антона. В нем присутствуют набившие оскомину и давно ставшие в западном мире «варварским раритетом» термины, вроде «классовой борьбы пролетариата против международного империализма», и тому подобное. В нем сказано, что «события 11 сентября продемонстрировали уязвимость стратегии империализма», а профессор Бьяджи якобы был связан с ассоциацией промышленников, и был казнен за «разработанные им буржуазные реформы в ущерб интересам рабочего класса». Имелся в виду, очевидно, тот факт, что Бьяджи занимался подготовкой новых законопроектов в правительстве Берлускони, направленных на создание более гибкого трудового рынка за счет расширения прав работодателей в сфере увольнения персонала.

Преступление «борющихся коммунистов» в Болонье еще более накалило атмосферу, которая создалась в Италии вокруг планов правительства Берлускони по реформе трудового законодательства. Ядром этого законодательства является так называемый «Устав трудящихся», статья 18-я которого делает почти невозможным увольнение рабочего или служащего. По мнению министра труда Марони, пришло время изменить это положение и привести трудовое законодательство страны в соответствие с требованиями Европейского Союза. Ну а профсоюзы уверены в том, что это — покушение на права трудящихся. Три основные профсоюзные организации Италии уже приняли решение объявить по этому поводу всеобщую забастовку.

Правительство, конечно, отвергает обвинения профсоюзов. Оно ссылается на кризисную ситуацию в экономике и на тревожный рост безработицы. К тому же Берлускони и Марони указывают на то, что предлагаемые меры — временные, ограниченные сроком в два года, после чего их действие будет остановлено. Необходимость упростить процедуру увольнения они обосновывают следующим образом — отсутствие возможности увольнять своих сотрудников удерживает предпринимателей и от приема на работу новых сотрудников. Таким образом, получается, что тот, кто уже работает, — пожизненно обеспечен, но те, кто не имеют работы, — не имеют и шансов ее получить. Чтобы компенсировать негативные последствия внесения поправок в устав, правительство заложило в его новый проект не только норму по облегчению увольнений, но и обязательность выплаты уволенным денежной компенсации, а также предоставление льгот для работодателей, создающих новые рабочие места.

Аргументы и профсоюзов, и правительства имеют свою логику, но суть проблемы уже получила сильную идеологическую окраску, и некоторые профсоюзные лидеры грозят прибегнуть к более жестким формам протеста, чем всеобщая забастовка. Это звучит весьма тревожно, потому что всеобщая забастовка — является крайней формой протеста, допустимой при демократической системе.

Профсоюзы, конечно, нельзя винить в поддержке насилия — они его осудили и неоднократно организовывали демонстрации против террора. Но обстановка острой конфронтации, возникшей сейчас в Италии, несомненно подготовила почву для нового преступления «Красных бригад». И не зря члены итальянского правительства обвиняют представителей профсоюзов в том, что они своими острыми антиправительственными высказываниями способствовали обострению социальной обстановки и создали почву для нового терроризма.

Протесты профсоюзов и левых партий против правительственных реформ вылились в минувшие выходные в массовые акции протеста. В Риме прошла колоссальная демонстрация, на которую собралось около двух миллионов демонстрантов со всей Италии, протестующих против принятия нового устава.

После этой акции отношения между правительством и профсоюзами испортились настолько, что Берлускони был вынужден отменить «круглый стол», в котором должны были принять участие представители бизнеса, профсоюзов и правительства. Более того, премьер Италии заявил, что он будет добиваться принятия нового трудового законодательства через парламент, независимо от мнения профсоюзов. В подтверждение его слов правительство объявило об отмене переговоров с профсоюзами, направленных на поиск компромиссов в этой сфере.

Дальше — больше. Тот факт, что ответственность за убийство Марко Бьяджи взяла на себя леворадикальная организация, некоторые члены правительства Берлускони непосредственно связали с деятельностью профсоюзов. Наиболее радикальными стали высказывания заместителя министра труда Маурицио Саккони и министра обороны Антонио Мартино. Первый заявил, что убийству Бьяджи способствовали экстремисты из профсоюзов, а второй обвинил организаторов профсоюзной демонстрации в попытке подрыва власти парламента.

Несмотря на то что премьер Берлускони отмежевался от резких заявлений своих министров, лидер крупнейшей профсоюзной конфедерации страны Серджио Кофферати пригрозил подать в суд на членов правительства.

Пока правые политики и левые лидеры профсоюзов обмениваются обвинениями, вероятность предотвращения всеобщей забастовки становится все более призрачной. В этих условиях стоящая перед Берлускони задача — протолкнуть реформы, связанные с занятостью населения, — выглядит поистине сизифовой. А неудачная попытка протащить реформы, облегчающие компаниям процедуру увольнения служащих, стала бы шагом назад для итальянской экономики и нанесла бы удар по основной программе правительства Берлускони.

Италия привыкла к слабым и часто меняющимся правительствам и как результат — к осторожной и половинчатой политике. Оглушительная победа правых на выборах в мае прошлого года создала принципиально новую ситуацию. Чуть ли не впервые за полвека итальянское правительство получило возможность проводить в жизнь свои взгляды, не обращая внимания на оппозицию. Левых это настолько злит, что они готовы выйти на улицу.

Субботние массовые демонстрации протеста в Риме, конечно же, впечатляют. Они, несомненно, повысили ставки оппозиции, однако радоваться ее лидерам не стоит. Два-три миллиона итальянцев — это, конечно, много, но еще больше итальянцев просто не понимают, что побудило такое количество их соотечественников выйти на улицы. Итальянские левые пока еще слабы и не готовы пойти на крайности. И даже если бы выборы прошли сегодня, Сильвио Берлускони все равно бы переизбрали.

К тому же новая оппозиция сражается с правительством не по тем вопросам, по каким следовало бы. Когда Берлускони прибирал к рукам всю страну, его сторонники послушно проводили нужные ему законы, а министры затыкали рот правосудию, протесты были сведены до минимума. Теперь же, когда правительство наконец-то начало работать и претворять в жизнь запоздалые реформы, вдруг поднялся настоящий шум. Своими нынешними действиями оппозиционные силы задерживают и другие инициативы, которые чрезвычайно необходимы для реформирования экономики, создания рабочих мест и улучшения перспектив развития Италии.

В сложившейся ситуации итальянцы должны понять, что существует только одно средство защитить демократию, сохранить мир и спокойствие в обществе — это единение. Правительственное большинство должно объединиться с оппозицией, представителями промышленности и профсоюзами в борьбе против общего врага — терроризма. Однако личные амбиции политических лидеров традиционно ставятся выше национальных интересов государства. Италия в этом вопросе не является исключением, поэтому перспектива такого объединения выглядит слишком уж маловероятной.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно