ИСТИНА ГДЕ-ТО ТАМ… НОВЫЕ БИТВЫ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ

12 октября, 2001, 00:00 Распечатать

В мире опять идет большая война. И мы уже не удивляемся тому, что она кажется нам такой близкой. Раз...

В мире опять идет большая война. И мы уже не удивляемся тому, что она кажется нам такой близкой. Развитие современных систем связи и средств массовой информации дало возможность войти этой войне в каждый дом, где люди могут наблюдать ее по своим телеприемникам чуть ли не в реальном масштабе времени. Однако большинство телезрителей не задумываются над тем, что сами они также являются участниками войны, только другой — информационной. В прошлом номере «ЗН» мы попытались показать, как возглавляющие антитеррористическую коалицию Соединенные Штаты готовят свою информационно-пропагандистскую машину к началу боевых действий. Сегодня перед США и Западом стоит другая задача — победить противника на фронтах не только реальной, но и информационной войны.

 

Пропаганда, контрпропаганда и дезинформация всегда были неизменными спутниками боевых действий. Однако впервые использование этих средств наравне с обычными видами вооруженных сил (авиацией, сухопутными войсками и флотом) было осуществлено только десять лет назад — в войне в Персидском заливе. Тогда генералам из Пентагона помогала телекомпания CNN, которая впервые в истории вела прямые репортажи из районов боевых действий. Умелое манипулирование журналистами дало возможность военным демонстрировать миру то, что им было выгодно, затушевывая отдельные неблагоприятные моменты. Сегодня многие люди помнят кадры разбитой иракской бронетехники, на километры растянувшейся вдоль автострад, и подожженных иракцами нефтяных скважин. А видел ли кто-нибудь на телеэкране сбитые самолеты союзников или американскую казарму, «накрытую» точным попаданием своей же авиабомбы? Вопрос, как говорят, риторический.

После войны с Ираком следующим крупным конфликтом с участием США и его союзников по НАТО стал кризис в Косово. Средства массовой информации стали активным фактором этого конфликта, большинство из них было втянуто в его смертоносный круг, поэтому картина участия СМИ в той войне станет, возможно, ясна только со временем. Масс-медиа в косовских событиях вели настоящее сражение за общественное мнение. Машина идеологической войны была запущена еще до начала военной операции НАТО, когда одна сторона начала формировать установку на оправданность возможных решительных действий альянса во имя защиты прав человека, а другая — создавать образ фашистского агрессора в лице стран блока. Средства массовой информации, поддерживающие режим Милошевича, вели активную психологическую обработку югославского общества, именуя НАТО варварами и агрессорами и выставляя этнических албанцев расой насильников, обманщиков и недочеловеков. Западные же СМИ со своей стороны вовсю старались создать из Милошевича демонический образ врага номер один европейской демократии.

Учитывая стремительное развитие мировой компьютерной сети, Запад перед началом бомбардировок развернул и подготовил множество специализированных компьютерных сайтов, нацеленных на формирование у пользователей Интернета выгодного мнения о роли НАТО в конфликте. Однако наиболее мощным источником информации в этой войне были сами натовские структуры. Со стороны альянса обществу была предложена хорошо продуманная пропагандистская версия происходящего. Сами события войны оказывались лишь отправной точкой для пропаганды, призванной, прежде всего, служить консолидации усилий военного альянса. В агрессивной натовской информационной политике были задействованы и слухи, и спекуляции, использовалась даже откровенная ложь.

Вторжение сил НАТО именовалось «гуманитарной акцией», общественное мнение активно убеждали в том, что военные действия направлены против одного человека и его военной инфраструктуры. При этом всячески замалчивались последствия военных действий для гражданского населения. Жертвы среди мирных жителей проходили по разряду «грубых ошибок» и «побочного ущерба». Излюбленная формула натовских информаторов была такой: «отдельные, случайные и неизбежные потери среди мирного населения».

Журналисты часто не имели возможности проверить официальную информацию НАТО, особенно ту, которая касалась численности потерь в живой силе и технике. (Многое впоследствии не подтвердилось — например, сообщения о массовом дезертирстве из югославской армии.) Правдивая информация о жертвах среди мирного населения была наиболее опасна для НАТО, она могла повредить единодушию военного альянса. Поэтому вопросы журналистов о жертвах натовские представители обычно оставляли без четких ответов. Зато они снова и снова предъявляли прессе факты зверств сербской армии и демонстрировали колонны албанских беженцев из Косово.

Такая тактика достигла своих целей. Многие западные масс-медиа оказались (особенно на начальном этапе конфликта) проводниками натовской версии событий, и лишь часть их старалась объективно освещать происходящее, анализировать корни конфликта, отслеживать влияние пропаганды и цензуры, идущее от обеих сторон конфликта.

Практически такого же накала достигла и информационная война, сопровождавшая чеченские события. В чеченской войне в роли, аналогичной CNN в войне США против Ирака, выступило НТВ. Однако предложенные тележурналистами этой компании «картинки» с театра военных действий на Кавказе сильно отличались по содержанию и качеству от полотна «Буря в пустыне». Та война была зрелищем, эта — скудным и однообразным видеорядом, в котором больше всего запомнилась бронетехника, беспомощно уткнувшаяся в обочину дороги, и растерянные лица юных солдатиков...

В ходе боевых действий в Чечне в 1994—1996 годах информационное агентство М. Удугова весьма успешно обеспечивало поддержку действий боевиков. Были открыты официальные сайты (chechnya.net и amino.com) Чечни на английском языке. Профессиональные журналисты международных СМИ беспрепятственно работали на территории боевиков, получая выгодную для экстремистов информацию. На территории федеральных войск журналисты, напротив, испытывали жестокую цензуру.

И только во время так называемой «второй чеченской войны» Москва смогла переломить в свою сторону ситуацию на телевизионном поле боя, прежде всего за счет фактического разрушения информационной империи Гусинского. Кроме того, ситуацию изменили террористические акты Басаева и Хаттаба летом 1999 года. Новой эскалации вооружённого конфликта самое пристальное внимание уделили практически все информационные каналы России, причем многие из них показывали события на таком же профессиональном уровне, как и журналисты НТВ, однако в выгодном для московских властей свете.

Но и в поддержку боевиков открылись новые информационные сайты (по сообщениям агентства Интерфакс, ряд европейских организаций собрали для чеченских сепаратистов около 2 миллионов долларов — большая часть денег поступила из Турции). С российской стороны им были противопоставлены makhachkala.ru, dagestan.da.ru, nns.ru/dagestan, ortv.ru, однако по популярности и посещаемости они значительно уступали чеченским.

По данным российских источников, серверы чеченских экстремистов расположены на территории США, Германии и Турции, что делало невозможным их физическое устранение. Следствием же попытки русских хакеров взломать известный узел kavkaz.org стали лишь временные перебои в работе последнего.

Информация, публикуемая на чеченских сайтах, носит исключительно негативный характер и нацелена на компрометацию действий федеральных вооружённых сил на Северном Кавказе. С целью формирования «облика агрессора» практикуется перепечатка российской криминальной хроники (убийства, изнасилования), широко освещаются победы «мобильных групп моджахедов» над элитными подразделениями российской армии и успехи чеченских «минеров». В целом пропагандистский материал, представленный на прочеченских сайтах, является напористым, идейно и организационно объединённым, дискредитирующим политику правительства РФ на Северном Кавказе, формирующим в сознании массового пользователя (в том числе зарубежного) образ врага в лице России.

Я вполне отдаю себе отчет в том, что опыт конфликтов в Чечне и Косово в полной мере изучен американскими аналитиками, ответственными за планирование информационных операций нынешней антитеррористической кампании. При этом более всего американцев должно было бы заинтересовать российско-чеченское информационное противостояние. Ведь в ходе его боевики, практически не имеющие доступа к большинству благ современного индустриального общества, долгое время ухитрялись полностью переигрывать на информационном поле мощное государство, обладающее ядерным оружием и миллионной армией.

Первая неделя американских ударов по Афганистану подтвердила, что талибы и «террорист номер один» не будут безучастно наблюдать за пропагандистскими акциями Вашингтона. И первым ответным ходом бин Ладена можно считать его телевизионное обращение к США и союзникам, сделанное уже в первые часы войны. В видеоленте, переданной спутниковой телестанцией «Катари аль-Джазира», идеолог тотального джихада прямо угрожал Америке новыми террористическими актами. Направив указательный палец в объектив камеры, бин Ладен заявил: «Разрушение грандиознейших из зданий США — удар, нанесенный всемогущим Богом по жизненно важным органам этой страны». Он, кроме того, упомянул об «армиях неверных в земле Мухаммеда», то есть о войсках США, дислоцированных в Саудовской Аравии.

Многие полагают, что эти слова были обращены к мусульманскому миру, перед которым бин Ладен хочет выглядеть защитником ислама. Американцы поспешили отвергнуть это толкование. Во множестве листовок, разбросанных в Афганистане, Вашингтон подчеркивает, что воздушный удар союзников направлен не против народа Афганистана, а против террористов.

Очевидно, что война идей имеет сейчас не меньшее значение, чем ракетные удары. И обе стороны в равной мере сознают важность завоевания информационного плацдарма. Учитывая это, сразу же после начала военной операции американский и британский лидеры выступили с весьма продуманными политическими заявлениями. Но и бин Ладен неплохо подготовился. Ведь его выступление было записано на видеоленту задолго до начала бомбардировок.

Превосходным пропагандистским оружием в руках бин Ладена могут стать жертвы среди мирного населения Афганистана. Сколь бы ни были точны воздушные удары, гибель гражданских лиц в ходе войны неизбежна, и каждый такой случай будет использован для опровержения слов союзников о том, что они не воюют с народом Афганистана. С другой стороны, минимальные жертвы и несомненный военный успех помогут правительствам мусульманских стран поддержать антитеррористическую коалицию, а также обезопасят их от уличных демонстраций протеста.

Ведущей силой в пропагандистской кампании бин Ладена является телестанция «Аль-Джазира». Только ей талибы разрешили вести вещание на Афганистан. Зная это, союзники попытались перехватить инициативу. И вот «Аль-Джазира» уже транслирует выступление Тони Блэра с разъяснением позиции Запада в войне против талибов.

Однако в Афганистане речь Блэра не услышали. Первыми же ударами авиация США уничтожила кабульский радио- и телевизионный передающий центр. Теперь новости афганцы могут узнать только из слухов. В стране создано идеальное условие для ведения пропагандистской войны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно