Испытание верности

21 марта, 2008, 16:16 Распечатать Выпуск №11, 21 марта-28 марта

Раиса Богатырева выступила против Виктора Ющенко. Не покидая кресла секретаря СНБО. Если верить р...

Раиса Богатырева выступила против Виктора Ющенко. Не покидая кресла секретаря СНБО. Если верить распечатке результатов голосования в Верховной Раде 20 марта, Раиса Васильевна проголосовала за лишение президента неприкосновенности. Лишить, конечно, не лишила, но факт остается фактом...

Разумеется, Богатыревой в зале голосования 20 марта не было. Кто-то проголосовал её карточкой. Но служебных расследований по этому поводу не назначали. «Мертвых душ» хватало и в лагере сторонников президента. К тому же карточка Богатыревой может пригодиться в будущем. Ведь для того чтобы утвердить поправки к Конституции будет нужно уже 300 голосов. А в украинской политике цель до сих пор всегда оправдывала средства.

«Один для всех» или «всё для одного»?

Давно прошли те времена, когда оппозиционер Виктор Ющенко возмущался тем, что все более-менее важные для парламента решения принимаются не в зале заседаний Рады, а на Банковой. С тех пор как главный кабинет на этой улице занял сам Виктор Андреевич слово «Банковая» потеряло для него отрицательный привкус. А после того как в «кабинет номер два» заселился его тезка Виктор Иванович, «воспитательная работа» президентской канцелярии с депутатами была поставлена на поток. Поток оказался настолько плотным, что нардепы из «НУ—НС» — а именно их на Банковой «наставляют» особенно часто — все чаще пытаются убедить президента «унять» воспитателя, а лучше — придумать Балоге какую-то другую работу (в связи с перевыборами в столице самые смелые даже предложили ему попытать счастья на выборах киевского мэра). Но 20 марта Ющенко поставил в этих дискуссиях точку. «Балога — это я» — так, по словам Давида Жвании, президент определил полномочия своего главного канцеляриста на встрече с группой «Народной самообороны». На самом же деле президент был не столь афористичен — он просто велел соратникам воспринимать как им произнесенное любое заявление спикеров СП.

Самбистов пригласили на Банковую, чтобы объяснить, что именно в их поведении не устраивает главу государства. Оказалось, в «НС» слишком серьезно воспринимают свой собственный предвыборный лозунг «Закон один для всех». Ностолько серьезно, что на Банковой родилось подозорение, что «Народная самооборона» готова отменить неприкосновенность не только депутатов, но и судей, а главное — самого президента. Этого ни Балога, ни Ющенко, дескать, допустить не могут. Тем более что отменить президентский иммунитет предлагают «регионалы».

Что ответили президенту самбисты — до конца не ясно. Версии участников встречи расходятся. В самом секретариате утверждают, что «НС» обещала исправиться и четко следовать пожеланиям главы государства. Депутаты уверяют, что вели себя гораздо смелее и даже задавали президенту встречные, не очень приятные вопросы. Но как бы там ни было, в сессионном зале храбрость куда-то улетучилась, и «НУ—НС» практически в полном составе (не дали своего голоса только Анатолий Гриценко и Давид Жвания) проголосовали за законопроект Кириленко, который предусматривает отмену иммунитета исключительно нардепов. Только три самбиста — Анатолий Гриценко, Олесь Доний и Кирилл Куликов — отважились голосовать за проект оппозиции.

С другой стороны — победа Банковой оказалась вымученной. Предложения Кириленко отправили в Конституционный суд всего 226 голосами. Качество голосования тоже оставляет желать лучшего. Олег Зарубинский сразу же публично предупредил, что 30 человек из проголосовавших «за» в зале просто отсутствовали, причем 5 из них были в официальной командировке. Но это пять лет назад нашеукраинцы готовы были возмущаться «засухинским» голосованием двумя руками. После того как конституционная реформа вступила в силу, подобная «жертва качества», видимо, считается вполне допустимой (а ведь предупреждали тогда нынешних оппозиционеров об опасном прецеденте!). Правда, один горячий парламентарий еще в прошлом году обещал сдать мандат, если его коллеги будут голосовать «за себя и за того парня», но кто у нас помнит свои предвыборные обещания?

Жертва ферзя

Впрочем, начало процедуры отмены депутатской неприкосновенности — не единственный подарок нардепов президенту. В тот же день Верховная Рада в первом чтении приняла подготовленный Банковой проект закона о Кабмине. Если этот документ в нынешнем виде вступит в силу, от нынешней «премьерской республики» не останется камня на камне. Не потребуется даже отменять конституционную реформу. Фактическим главой правительства становится президент, распоряжения которого становятся для министров обязательными. А вот роль премьера существенно сокращается, он даже не может координировать действия своих подчиненных — это функция переходит к всему составу Кабмина как коллективному органу. По сути, это превращает Кабинет в мини-парламент, а премьер-министра — в фигуру, подобную секретарю СНБО, — громкий титул с функциями технического исполнителя воли пропрезидентского большинства. Сокращаются и полномочия парламента — депутаты, например, не могут по собственному желанию отправить в отставку министра обороны и иностранных дел, для этого требуется согласие президента.

БЮТ за законопроект проголосовал, хотя для её лидера подобное обрезание полномочий, выражаясь шахматных языком, равноценно жертве ферзя. Регионалы сразу же предупредили, что президентский законопроект абсолютно не согласуется с Конституцией, и в случае его принятия обязательно будет обжалован в КС. С «бело-синими» сразу же согласился... нашеукраинец Юрий Кармазин. Он насчитал около десятка спорных положений, пообещал бороться с юридической безграмотностью советников президента. И проголосовал «за». Сославшись на то, что такой, некачественный проект еще можно будет доработать во втором чтении.

Правда, возможности внести поправки Кармазину и оппозиционерам могли и не предоставить. Кириленко настаивал, чтобы закон приняли в целом в тот же день. В последний момент против выступил Арсений Яценюк. Спикер сослался на регламент и заявил, что будет защищать право каждого депутата. Нашеукраинцы сразу заподозрили Яценюка в подыгрывании Тимошенко. Мол, чем больше чтений, тем больше у БЮТ возможностей выторговать себе что-то под каждое из них.

Орешки для «Золушки»

Собственно, Тимошенко и не скрывала, что за первое чтение она получила весьма солидную компенсацию — досрочные выборы киевского мэра. Хотя благодарить за это ей нужно не столько «НУ—НС», не проявившего на самом деле особого единодушия, сколько коммунистов. Тем не менее премьер всем своим видом подчеркивала, что старается ради коллег по коалиции. На специально созванной пресс-конференции она не только заявила, что БЮТ будет голосовать за закон в полном составе, но и подчеркнула, что «никакие полномочия, которые прописаны в законе о Кабмине, не стоят того, чтобы демонстрировать, что демократическая коалиция не способна выполнять свои обязательства».

Коллеги рвения Тимошенко не оценили. В частных беседах нашеукраинцы намекали, что бютовцы уже во время второго чтения могут изменить президентский законопроект до неузнаваемости или простимулировать его последующую отмену Конституционным судом. Еще одна версия — это Юлия Владимировна не для Виктора Андреевича, а для себя старается, поскольку сама в ближайшее время планирует занять пост президента. Все три объяснения мало согласуются друг с другом и только подчеркивают степень недоверия между участниками коалиции. На самом деле Тимошенко действительно могла пойти на уступки, и уступки серьезные, просто потому, что они вполне укладываются в её нынешнюю политическую стратегию.

Показательно в этом смысле голосование бютовцев не столько за законы о Кабмине и отмене иммунитета, сколько за третий законопроект — об отмене нынешней процедуры госзакупок. До сих пор Юлия Тимошенко отчаянно защищала и самого Антона Яценко, и «наработки» этого «молодого специалиста». Защищала даже во время предвыборной кампании, когда это могло стоить ей недополученных голосов. А в четверг премьер не только заявила, что БЮТ проголосует за отмену действующего закона о госзакупках, но будет оставаться в зале парламента до тех пор, пока не будет принят новый, «некоррупционный» закон.

Рвение Юлии Владимировны пришлось охлаждать президенту лично. Ющенко посоветовал все-таки отпустить парламентариев домой, а новый законопроект поручил разработать самому правительству. Это, конечно, оставляет шанс на то, что новая схема окажется на практике хорошо замаскированной старой, но зато избавит секретариат от лишней головной боли. На Банковой до сих пор помнят историю с неудачным альтернативным законопроектом и письмом Шлапака в поддержку того самого закона, который президентские советники сами назвали «коррупционным». Кстати, группа Балоги в «НУ—НС» так и не голосовала за казнь ТПУ…

А для Тимошенко новое задание президента будет совсем не лишним по другой причине. Она уже вошла в роль политической «Золушки», которой злая мачеха (вариант — любящий отец по наущению злой мачехи) дает все новые и новые поручения — иногда просто бессмысленные, но в любом случае унизительные и тяжелые в исполнении. Избиратель, воспитанный на классической литературе, подсознательно сочувствует трудолюбивой и безответной «падчерице», дожидаясь не столько феи и принца, сколько счастливого момента, когда мучительнице-мачехе придется пуститься в пляс в раскаленных железных башмачках. Или когда «Золушка» великодушно простит её вместе с заносчивыми дочерьми — после своей окончательной и бесповоротной победы.

Один к шести

О том, что у покладистости БЮТ есть свои границы, сторонники премьера напомнили еще в среду. Когда совместными — вместе с регионалами и частью «НУ—НС» (!) провалили любимое детище Банковой — законопроект Юрия Ключковского о всеукраинском референдуме. Напомню, что этот документ предоставлял президенту право утверждать в обход Верховной Рады и новую редакцию Конституции, и даже конкретные законы. В конечном итоге столь существенное расширение полномочий главы государства поддержали всего 38 депутатов. В то же время за альтернативный проект, подготовленный регионалом Александром Лавриновичем и бютовцем Святославом Олийныком, проголосовали 224 нардепа. Один к шести — очевидное техническое поражение президентской канцелярии.

Конечно, альтернативный проект также не прошел (а если бы прошел — у главы государства есть еще право вето). Но тимошенковцы эту ювелирную точность — как можно больше голосов, но так, чтобы законопроект не был принят, — ставят себе в заслугу. Сейчас они не заинтересованы в референдуме, ведь первым на всенародное голосование имеет шанс попасть вопрос о НАТО, а он способен серьезно поссорить между собой самих бютовцев. Во-первых, потому что сторонников и противников присоединения к альянсу в блоке практически поровну, а во-вторых, потому что и сами евроатлантисты разделены на тех, кто уверен, что референдум можно выиграть, и тех, кто подозревает, что украинцы за НАТО в нынешних условиях не проголосуют никогда. А 224 голоса — это как раз тот результат, который не имеет юридических последствий и в то же время демонстрирует Банковой настоящее отношение к её инициативам. И среди оппонентов, и среди союзников.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно