Иранский марафон - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

Иранский марафон

13 июня, 2008, 16:08 Распечатать

Cанкции Исламскую Республику Иран не пугают. Несмотря на ухудшающуюся экономическую обстановку и международную изоляцию, она продолжает упорно развивать ядерную программу, и развязка неизбежно наступит...

Заявление вице-премьера и министра транспорта Из­раиля Шауля Мофаза о «неизбежности» нанесения удара по Ирану, если тот не прекратит развивать ядерную программу, стало самым жестким за всю историю развития ситуации вокруг иранского ядерного досье. Но оно имело явно выраженную внутреннюю политическую мотивацию, а потому и основная реакция на него последовала внутри Израиля. Даже Тегеран ограничился стандартной фразой министра обороны Мустафы Мохаммада Наджара о «болезненном ответе» на израильскую атаку. Хотя в настоящее время она может рассматриваться лишь теоритически, как один из «всех вариантов», которые пока, как говорит президент США, «остаются на столе».

Внимание израильских политиков сейчас сосредоточено на власти. Одни заняты тем, как бы ее сохранить, другие думают над тем, как бы ее получить. Причиной стал коррупционный скандал, в центре которого оказался премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт. Проводимое расследование бросило серьезный вызов правящей коалиции. Министр обороны и лидер лейбористской партии «Авода» Эхуд Барак заявил о готовности его политической силы выйти из коалиции и спровоцировать досрочные парламентские выборы, если премьер не уйдет в отставку. Позже условия ультиматума изменились. Лейбористы согласились на внутрипартийные выборы (праймериз) в «Кадиме». Если этого не произойдет, угрожают проголосовать за роспуск кнессета (парламента), за чем последуют все те же парламентские выборы. Однако только само изменение условий показывает, что «Авода» готова продолжать работать в коалиции и по причине невысокого рейтинга в выборах не заинтересована. По той же причине избежать избирательной кампании предпочла бы и «Кадима».

Выборы на руку крупнейшей оппозиционной фракции «Ли­куд». В следующую среду, 18 июня, она планирует подать законопроект о роспуске кнессета 17-го созыва. Кроме того, лидер оппозиции Би­ньямин Нетаньяху поручил партии начать консультации с другими фракциями по поводу назначения срока парламентских выборов.

В середине следующей недели конфликтная ситуация должна разрешиться. Если «Авода» не поддержит законопроект «Лику­да», то он не наберет достаточного для утверждения количества голосов. Кроме того, Эхуд Ольмерт в эту среду после длительных консультаций дал «зеленый свет» для подготовки к внутренним партийным выборам, фактически выполнив условие лейбористов. Премьер продолжает надеяться, что перекрестный допрос 17 июня американского бизнесмена Морриса Талански, с показаний которого и разгорелась основная часть скандала, изменит ход расследования и необходимость в проведении праймериз отпадет. Однако, видимо, решил не рисковать судьбой своей партии и согласился на выборы. Он фактически уступает премьерское кресло своим соратникам по партии. На сегодня фаворитом предвыборной гонки является министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни. Она единственная, кто заинтересован в скорейшем проведении выборов, поскольку ее рейтинг в настоящее время достаточно высок. Остальные кандидаты, включая Шауля Мофаза, проигрывают ей в популярности. Единственным для них шансом было бы потянуть время и поиграть на свой рейтинг. По некоторым данным, праймериз ожидаются в начале сентября, поэтому время есть, и кандидаты пытаются максимально эффективно его использовать.

Кадровый военный, бывший министр обороны Шауль Мофаз выбрал наиболее чувствительную тему израильской внешней политики — Иран, где, кстати, родился и сам. Как истинный «ястреб» на политической арене Израиля, он не стал размениваться на дипломатические отступления, а прямо сказал, что санкции не дали ожидаемого результата, а потому Исламскую Республику Иран ожи­дает военный удар, если она не прекратит ядерные разработки. Заявление вызвало негативную реакцию внутри страны. Шауля Мофаза обвинили в использовании стратегических вопросов в политических целях. Угрожать следует только тогда, когда есть реальные намерения, говорили ему. Даже премьер призвал избегать моментов, связанных с безопасностью. В то же время высказывания вице-премьера нашли своих адресатов — сторонников жестких действий. Такие в израильской политике есть не только в «Ка­диме». Сильно ли отличается не столь давнее заявление министра инфраструктуры Израиля («Авода») Биньямина Бен Элизера о том, что если Иран продолжит разработку ядерной программы, это будет «его концом»?

Людям нравится чувствовать себя сильнее потенциального противника. Не все могут позволить себе сказать это напрямую, однако поддержать смелое высказывание готовы гораздо больше. Израильтяне уже не раз слышали угрозы президента Ирана быть «стертыми с карты» «с иранской помощью или без нее». Заявление Шауля Мофаза было, по сути, адекватным ответом и потому имеет шанс быть поддержанным в своей стране, пусть даже не большинством.

С другой стороны, международное сообщество не осудило израильского вице-премьера. Более того, Джордж Буш приблизил высказывания Шауля Мофаза к офи­циальной позиции Вашингто­на, пояснив их как призыв и в дальнейшем оказывать давление на Тегеран. Однако существуют нюансы.

Израиль обычно согласовывает стратегические действия с США. Например, если взять атаку израильскими самолетами сирийского объекта в сентябре прошлого года, то она явно проводилась с одобрения Соединенных Штатов. Об этом говорит, в частности, то, что Израиль до сих пор не комментирует тот инцидент, а США уже заявили, что был уничтожен строящийся при помощи КНДР ядерный реактор. Что там в действительности строи­лось, покажут результаты инспекции МАГАТЭ, которая должна пройти в двадцатых числах июня.

Соединенные Штаты на данном этапе настроены использовать дипломатический арсенал в решении иранского вопроса. И Израиль пока придерживается этой линии. Объявив о начале при посредничестве Турции непрямых мирных консультаций с Дамаском, израильтяне вызвали нешуточное беспокойство в Тегеране. Результаты сирийско-израильских контактов связаны с судьбой стратегического партнерства Иран—Сирия, без которого иранцы лишаются единственного союзника в регионе арабского Ближнего Востока. До мирного соглашения между Сирией и Израилем еще достаточно далеко, поэтому Дамаск не будет спешить разрывать связи с Тегераном. Но в будущем ради возвращения Голанских высот и выхода из изоляции жертва союзником не исключена.

В интервью The Times глава Белого дома заявил, что хотел бы оставить преемнику такое наследие, чтобы тот мог решать проблему Ирана также с помощью международной дипломатии. И на этой неделе американский лидер продемонстрировал это на собственном примере. По результатам саммита США—ЕС, который прошел в Словении, было опубликовано совместное заявление о возможных действиях против иранских банков в деле «распространения ядерного оружия и [поддержки] терроризма». «Мы должны дать дипломатии шанс», — поддержала Джорджа Буша канцлер ФРГ Ангела Меркель. Она не исключила возможность новых санкций против Ирана со стороны Евросоюза и Совета Безопасности ООН, подчеркнув при этом важность поддержки со стороны России и Китая.

Три пакета санкций СБ ООН против Ирана показали, что Москва и Пекин довольно прагматично относятся к иранской проблематике, думая в первую очередь о своих интересах. России, в частности, было важно оставить Вашингтону как можно меньше аргументов для размещения элементов американской ПРО в Европе и она поддержала резолюцию №1803. Ну а для Ки­тая самое главное — иранские энер­гоносители. Пока их можно беспрепятственно вывозить, незачем портить отношения с другими членами иранской «шестерки» (США, Франция, Великобритания, Германия, Россия и Китай).

Три месяца, отведенные на выполнение последней резолюции, истекли. Доклад МАГАТЭ, опубликованный в конце мая, в очередной раз подтвердил, что вопросы к иранской ядерной программе все еще остаются. Ожидать того, что Исламская Республика Иран пойдет на выполнение условий международного сообщества и откажется от обогащения урана, пока не приходится. Недавно в результате парламентских выборов в Иране победу одержали консерваторы. Сейчас они контролируют не только правительство, но и парламент. Хотя новоизбранный спикер Али Лариджани отличается большей умеренностью, нежели президент Махмуд Ахмадинежад, исполнительная и законодательная власти, скорее всего, будут проводить общую политику по вопросу ядерной программы. А она, судя по последним заявлениям, особых изменений не претерпит.

Иран одержал «победу» в своих ядерных устремлениях, подчеркнул несколько дней назад президент ИРИ. Думается, это поспешное заявление, ведь иранское ядерное досье еще никто в архив мировой истории не положил. Махмуд Ахмадинежад уже поздравлял иранский народ с победой над мировыми державами, однако последним это не помешало согласовать и принять третий пакет санкций. Они поступят так же и в четвертый раз, если совпадут их интересы. Вот только будет ли это в интересах Ирана? Населения — нет. Если говорить о руководстве страны, то будет. Для Тегерана главное — избежать военного сценария, который хоть и не сбрасывается со счетов, но и в приоритеты не ставится. Санкции Исламскую Республику Иран не пугают. Несмотря на ухудшающуюся экономическую обстановку и международную изоляцию, она продолжает упорно развивать ядерную программу и развязка, пользуясь словами Шауля Мофаза, неизбежно наступит. Вот только как это произойдет, с помощью военного сценария или дипломатического решения, будет зависеть от интересов стран, вовлеченных в ближневосточные процессы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно