ИНДИЯ И ПАКИСТАН: НОВЫЕ ЯДЕРНЫЕ СТРАСТИ?

2 июня, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 2 июня-9 июня

За два года, прошедших после ядерных испытаний, проведенных Индией и Пакистаном, страсти вокруг э...

За два года, прошедших после ядерных испытаний, проведенных Индией и Пакистаном, страсти вокруг этих событий улеглись и мир как будто привык к факту расширения клуба государств, обладающих самым совершенным на сегодняшний день оружием. Дели и Исламабад также не давали повода для беспокойства, выполняя свои обещания воздерживаться от дальнейшей ядерной гонки. Санкции, предпринятые против обеих стран, всерьез последними не воспринимались, к тому же американцы, бывшие главными идеологами их введения, успели остудить свое рвение в этом вопросе.

И вот накануне двухлетнего юбилея проведения индийцами и пакистанцами на своих полигонах ядерных взрывов (которые тогда оказались полной неожиданностью для разведывательного сообщества США) мировая пресса опять заговорила о возможном повторении обоими государствами акций, наделавших в свое время столько шума.

Интересно, что источники этих слухов находились в Америке. Так, неделю назад официальный представитель США, просивший не называть его имени, сообщил журналистам о подготовке Исламабадом ряда новых ядерных тестов. По его словам, зафиксированы признаки, подтверждающие это, однако пока нельзя утверждать, что испытание произойдет непременно. Что касается Индии, которая тоже работает над ядерной программой, то тот же источник сообщил, что там никаких подобных признаков нет.

Помощник президента США по национальной безопасности Сэмюел Бергер выразился более конкретно. Он заявил, что у Соединенных Штатов нет четких доказательств намерений пакистанских властей испытать новые ядерные заряды. Однако если это все же состоится, то он не сомневается в том, что его страна возобновит против Пакистана целый ряд санкций.

Утечке из правительственных кругов США предшествовала публикация специального доклада, подготовленного Британско-американским информационным советом (известного по английской аббревиатуре BASIC). Этот совет проанализировал фотографии искусственных спутников Земли, предоставленные ему Федерацией американских ученых, и сделал заключение о том, что эти материалы могут служить доказательством существования у Индии и Пакистана долгосрочных планов совершенствования ядерных вооружений. По мнению авторов документа, обе страны планируют подорвать свои ядерные заряды, а после этого, для смягчения международной реакции, подписать Договор о всеобщем запрещении ядерных испытаний.

После этого индийская и пакистанская пресса обрушили друг на друга лавину взаимных обвинений, стремясь уличить друг друга в намерении возобновить ядерную гонку. Из этого потока можно было выделить следующую суть. Пакистан якобы готовился совершить очередной, седьмой по счету, подрыв ядерного заряда на полигоне Чагаи, применив в качестве расщепляющегося материала не уран, как два года назад, а плутоний. И эта акция должна была стать ответом на готовящееся испытание Индией водородной бомбы на полигоне Похран. При этом сообщалось, что Дели, работая над своей ядерной программой, обходится своими силами, а Исламабад полагается на содействие Китая. Пекин якобы предоставил недавно Пакистану техническую помощь в подготовке проведения нового ядерного испытания.

Но это все пресса. А как же отреагировали на обвинения пакистанские и индийские официальные лица? Их заявления оригинальностью не отличались. К примеру, глава исполнительной власти Пакистана генерал Первез Мушарраф объявил о том, что у его страны нет намерений проводить новые ядерные взрывы, ведь она ввела односторонний мораторий на подобные испытания. Однако Исламабад будет вынужден пойти на это в ответ на аналогичные действия Индии. «Если Индия осуществит испытания хотя бы еще одного ядерного устройства, вся ответственность ляжет на нее и ничто не сможет остановить Пакистан от такого же шага», — подчеркнул генерал. В отношении же перспектив присоединения к Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний он сообщил, что позиция Исламабада остается неизменной — договор будет подписан только после выработки общенационального консенсуса по этой проблеме.

Со своей стороны, официальный представитель индийского МИДа заявил, что Дели изучает сообщения о возможности проведения в Пакистане новых ядерных испытаний и внимательно следит за выполнением ядерной программы в соседней стране. «Индия в состоянии сама защищать интересы своей национальной безопасности и не полагается в этих целях только на данные СМИ о ядерных приготовлениях в Пакистане», — подчеркнул дипломат.

Что ж, с позициями Дели и Исламабада вроде бы все ясно. Обе стороны просто используют сложившуюся ситуацию для ведения пропагандистской войны, с тем чтобы сорвать достижение ближайших политических целей друг друга. Исламабад не прочь «подложить свинью» своим индийским оппонентам накануне шестидневного визита в Китай президента Индии К.Р. Нараянана. А Дели прекрасно помнит о том, что министр иностранных дел Пакистана Абдул Саттар в первых числах июня собирается посетить Вашингтон для проведения очередного тура переговоров с заместителем государственного секретаря США Стробом Телботтом (тех самых переговоров, которые с таким трудом удалось организовать после пакистанских ядерных испытаний двухлетней давности). Однако и Пакистан, и Индия отдают себе отчет в том, что в случае их возвращения к идее проведения новых ядерных взрывов они создадут для себя бесконечную серию проблем. Приобретут же они немного — всего лишь возможность в очередной раз поиграть мускулами перед лицом друг друга.

Индия, первой начавшая в 1998 году ядерную гонку, которая затем развивалась по схеме «зуб за зуб», сегодня постепенно превращается во влиятельного регионального лидера. Это дает основания для заигрывания с ней как минимум трем государствам — России, США и Китаю. К тому же Дели сейчас активно пытается привлечь в страну американские инвестиции, жизненно важные для дальнейших экономических реформ. Индийское правительство прекрасно понимает, что в случае срыва нынешних преобразований оно не сможет сохранить стабильность в стране, перед которой реально замаячила угроза перенаселения — уже сейчас число жителей в этой стране перевалило за миллиард.

Индии удалось добиться смягчения санкций, введенных против нее два года назад после ядерных испытаний, а правящая Либерально-демократическая партия Японии (страны, по инициативе которой эти санкции были введены) в настоящее время выступает за их полную отмену. Проведение ядерных взрывов сейчас не только сведет на нет тот прогресс в отношениях между Индией и развитыми странами мира, который был достигнут за последнее время, но и сделает абсолютно невозможным прилив в индийскую экономику зарубежных инвестиций и получения Дели помощи Запада.

Что же касается Пакистана, то эта страна продемонстрировала свои ядерные возможности в ответ на аналогичные действия Индии, к тому же эта акция была санкционирована политически слабым режимом в угоду экстремистам из военных и религиозных кругов. Она стала первой в серии событий, которые в конечном итоге подорвали международную позицию Исламабада и привели к дальнейшей изоляции его болезненной экономики. Последовавшие затем боевые действия с индийскими подразделениями в районе Каргил обернулись для Пакистана фактическим поражением. Он был признан международным сообществом агрессором и вынужден был вывести свои войска из региона конфликта.

А в прошлом году в Пакистане произошел военный переворот, в результате которого к власти в стране пришел генерал Первез Мушараф. Понятно, что это событие не добавило Исламабаду авторитета на международной арене. В настоящее время пакистанское руководство вынуждено бросить все свои силы на возобновление переговоров с международными финансовыми организациями — в первую очередь с МВФ и Всемирным банком, а также восстановление отношений с западноевропейскими государствами и США. Ни одна из этих целей не будет достигнута в случае проведения новых взрывов на пакистанских ядерных полигонах.

Говоря о маловероятности повторения в ближайшее время ядерных испытаний Индией и Пакистаном, следует отметить, что обе стороны сейчас озабочены более важными для их национальной безопасности проблемами, связанными с нестабильностью в Шри-Ланке и в Афганистане. Исламабад вместе с Ираном пытается найти пути утверждения хоть какого-то мира на афганской земле, надеясь, что это положительно скажется на экономическом развитии всего региона и поможет организовать доставку энергоресурсов из центральноазиатских стран на юг и восток Азиатского континента.

А Индия озабочена событиями в Шри-Ланке — активизацией борьбы партизан против центрального правительства. Она пытается предотвратить распространение нестабильности из этой страны на индийскую территорию и оказывает помощь в выводе из зоны конфликта регулярных воинских формирований. Очередной обмен ядерными тестами с Пакистаном резко снизит возможности участия Дели в урегулировании более актуальных для нее проблем.

Действительно, в случае нарушения своих обещаний обе страны потеряют гораздо больше, чем приобретут. Скорее всего, Вашингтон сознательно забил ложную тревогу, цель которой заключается даже не в желании застраховаться от возможности в очередной раз дать быть застигнутым врасплох, а скорее — в создании дополнительных рычагов давления на Индию и Пакистан для получения выгоды в других областях.

Анонимный предупредительный окрик Вашингтона в сторону Дели и Исламабада должен служить для последних сигналом со стороны США о том, что они находятся под постоянным пристальным вниманием. К тому же, это предупреждение, выраженное в конкретной и однозначной форме, может помочь американцам избежать еще одного позора, если Пакистан и Дели вопреки здравой логике все же откажутся соблюдать мораторий на ядерные испытания.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно