ИМ БЫ ДВЕ ПАЛАТЫ ВЗЯТЬ ДА ОТМЕНИТЬ

11 февраля, 2000, 00:00 Распечатать

Любителям сравнивать Украину и Францию не повезло с ожидаемой у нас реформой парламентской системы...

Любителям сравнивать Украину и Францию не повезло с ожидаемой у нас реформой парламентской системы. Даже если у французов двухпалатный парламент работает более двухсот лет, а у нас вот-вот появится. На самом деле, все происходит, как в Зазеркалье. Две палаты во Франции — только историческая необходимость. Которую не один десяток лет пытаются, кстати, пересмотреть.

На днях французский премьер-министр Лионель Жоспен резко раскритиковал Сенат (верхнюю палату парламента) за медлительность и неэффективность в работе. Поскольку законы иногда «гуляют» из одной палаты в другую чуть ли не больше года.

С ратификациями всяческих международных документов тоже возникает волокита. Некогда пресловутый рамочный договор о дружбе и сотрудничестве с Украиной ждал своей очереди на утверждение обеими палатами больше четырех лет. Киев, ратифицировавший договор фактически сразу же, помнится, надолго затаил обиду.

Депутаты Национальной ассамблеи (нижней палаты) с января работают над предложениями по реформе выборов в Сенат. Нынче этот орган избирается исключительно местными депутатами разного уровня. Часть французских левых и центристов настаивают, что такие выборы не слишком демократичны, и предлагают перейти к системе прямого всенародного голосования.

Радикалы в своей критике Сената заходят еще дальше, утверждая, что сама идея регионального представительства давно изжила себя. У Франции нет автономий, как у Соединенных Штатов или России. А жесткая централизованная политика давно стерла былые различия между регионами. Существуют, правда, колонии (или заморские территории), но все они представлены в Сенате единым заморским департаментом.

К упрощениям подталкивает и логика развития Европейского союза. С годами все больше укрепляется роль Европейского парламента. Одновременно Европейский союз настаивает на расширении полномочий регионов. Что как бы с двух сторон ужимает поле деятельности национальных парламентов. За национальным законодателем остается все меньше приоритетов. И меньше реальной работы.

В кругах левоцентристов муссируется идея о возможной, в будущем, замене Сената на своеобразный Консультационный совет, где общество было бы представлено по социальному срезу. То есть не регионами, как нынче, а отдельно — профсоюзами, отдельно — крупными и средними промышленниками, отдельно — мощными общественными организациями…

Любопытно, что сама концепция реформы к левым пришла «справа» — от легендарного президента Шарля де Голля. В 1969 году он придумал согражданам референдум, где помимо прочих вопросов предлагалась парламентская реформа. В частности, де Голль надеялся слить Сенат с Экономическим и Социальным советами в единую ассамблею. Сенат при этом полностью утратил бы право принятия решений и ограничился бы чисто консультативными функциями.

Увы, референдум де Голль проиграл. И будучи человеком одновременно гордым и щепетильным, немедленно ушел с поста президента. «Нация больше не поддерживает меня, и я не имею морального права ее возглавлять», — сказал он оставшуюся в веках фразу. Его умение уйти вызвало восхищение в народе — но, к сожалению, не породило последователей в рядах политиков.

Другой всемирно известный французский правитель — Наполеон — гораздо меньше заботился о моральных аспектах власти. Возможно, именно поэтому его парламентская реформа легко воплотилась в жизнь: она проводилась командным порядком. С 1804 года Наполеон присвоил себе право сенаторов не выбирать, а назначать — причем пожизненно. При этом самые преданные трону записывались в аристократы.

Современные историки без восторга комментируют то, что произошло с парламентом при Наполеоне: «Наделенный обширными политическими полномочиями, Сенат, по сути, никогда ими не пользовался, — читаем мы в популярном толковом словаре «Petit Robert». — Традиционно сенаторы работали только на укрепление личной власти сначала первого консула, а потом императора Франции».

С тех пор функции верхней палаты неоднократно пересматривались. Дважды в истории (в 1814—1852 и в 1946—1958 годах) Сенат совсем исчезал с политической сцены. И всякий раз возвращался. В заглавных целях — как гарантия качества и продуманности законов. По сути же — как консервативный политический инструмент, надежная опора исполнительной власти.

Нынешняя Национальная ассамблея состоит из 577 депутатов, избираемых тайным прямым голосованием раз в пять лет. Сенат (322 члена) избирается на девять лет работы, и каждые три года он обновляется на треть.

В случае конфликтных ситуаций между двумя палатами парламента последнее слово остается за Национальной ассамблеей. Сенат не имеет права поднимать вопрос о вотуме недоверия правительству. Только премьер-министр может затребовать от сенаторов утверждения той или иной политической декларации. Наконец, Национальная ассамблея почти самостоятельно решает вопрос утверждения бюджета. Власти у верхней палаты намного меньше, чем у нижней. И тем не менее, сама двухпалатная система все чаще расценивается как устаревшая.

Это, конечно же, во Франции.

Украину, право же, не стоит сопоставлять с этим государством иначе как по территориальным параметрам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно