Хрупкие ворота Ирака

17 апреля, 2009, 16:15 Распечатать

Всяк по-своему пытается выжить в условиях экономического кризиса. Не обращая внимания на возможные риски, «Українська будівельна асоціація» (УБА) решила испытать предпринимательское счастье в иракском Курдистане...

Всяк по-своему пытается выжить в условиях экономического кризиса. Не обращая внимания на возможные риски, «Українська будівельна асоціація» (УБА) решила испытать предпринимательское счастье в иракском Курдистане. Там украинские строительные компании наравне с турецкими, американскими, иранскими, российскими фирмами будут участвовать в тендерах на строительство объектов социальной и промышленной инфраструктуры. Пока же мэрия столицы Курдистана Эрбиля предлагает украинским компаниям рассмотреть подряд на строительство двух городских больниц. Вскоре должны пройти тендеры. Сами же иракцы уверяют, что они заинтересованы в привлечении наших компаний к строительству и восстановлению гидроэлектростанций, жилых зданий, дорог, мостов, к поставкам сельскохозяйственной продукции, стройматериалов и промышленных товаров украинского производства.

Сегодня многие иностранные компании идут работать в этот северный регион Ирака. Они используют территорию автономии как плацдарм для продвижения в остальные части страны, располагающей богатыми запасами нефти. Не случайно западные дипломаты называют Курдистан воротами в Ирак. А сторонники развития экономических отношений с этой страной убеждают: если компании в будущем рассчитывают получить здесь крупные дивиденды и контракты на добычу нефти, то они должны уже сейчас идти работать на иракский рынок, не ожидая окончательного улучшения ситуации в сфере безопасности.

Ирак не является стабильным государством. И таковым не будет еще долго. Конечно, американцам и их союзникам удалось более-менее нормализовать ситуацию в стране. Это стало возможным в том числе и за счет союза, созданного войсками коалиции с противниками «Аль-Каиды» — суннитскими боевиками. Но как долго продлится период относительного спокойствия? Не затишье ли это перед бурей? И что будет в стране через два-три года, если в соответст­вии с планом Обамы в 2010 году основная часть американского контингента таки покинет Ирак? Ведь на улицах иракс­ких городов все так же взрываются бомбы смертников, от которых гибнут десятки людей, шиитские и суннитские боевики нападают на солдат и полицейских, бандиты похищают бизнесменов и политиков. А противоречия между религиозными и этническими группами настолько серьезные, что угроза гражданской войны и распада Ирака более чем реальная перспектива.

И даже Курдистан, где обстановка куда более спокойная, чем в прочих иракских провинциях, может в любую минуту стать крайне небезопасным регионом. Ведь одним из наиболее серьезных факто­ров, осложняющим обстановку в Ираке, являются противоречия между арабами и курдами, Багдадом и Эрбилем. Об опасности перехода этой конфронтации в вооруженное противостояние постоянно говорят как иракские политики, так и командование американского контингента. Тем более что арабы и курды уже не раз готовы были применить оружие друг против друга. И только присутствие американцев способствовало урегулированию конфликтов.

Сегодня Курдистан — фактически квазигосударство в географических границах современного Ирака. Курдские политики не раз заявляли, что считают иракский Курдистан частью Ирака. В дейст­вительности же лидеры региона делают все, чтобы эта автономия стала независимым государством, не допуская усиления влияния центрального правительст­ва на подконтрольных курдам территориях. И, утаивая часть доходов от продажи нефти, проводят независимую от Багдада экономическую политику.

Напряженность в отношениях Багдада и Эрбиля особенно острая в местах сме­шан­ного проживания арабов и курдов. Как правило, именно в этих районах находятся месторождения, богатые неф­тью и газом. Самое острое противостояние — в Киркуке, в окрестностях которого находится крупнейшее нефтяное месторождение: курды, арабы, туркмены желают сохранить за собой контроль над этим районом, чтобы участвовать в распределении прибыли от продажи нефти. Дополняет картину перманентное внутрикурдское противостояние: курдские кланы воевали друг с другом даже во времена Саддама Хусейна, чем изрядно облегча­ли ему задачу контроля над мятежной территорией.

Сегодня мир держится во многом только благодаря перемирию между двумя партиями иракских курдов — Патрио­тичес­ким союзом Курдистана (ПСК) Джалала Талабани, нынешнего пре­зиден­та Ирака, и Демократической партией Курдистана (ДПК) Масуда Барзани, возглавляющего курдскую автономию. Это перемирие достаточно хрупкое, и конфликт между давними соперниками может возобновиться в любую минуту. Взор­вать ситуацию может и Рабочая партия Курдистана (РПК), которая вот уже около четверти века ведет борьбу за создание независимого курдского государства на юго-востоке Турции.

Не подконтрольные правительству автономии боевики этой леворадикальной партии скрываются в труднодоступных горах иракского Курдистана у границ с Турцией, откуда совершают свои боевые вылазки. Эти районы периодически атакуют турки, пытаясь разгромить базы РПК. Их интервенции на север Ирака угрожают нарушить существующий баланс. И тогда хрупкая конструкция взаимоотношений племен, местных политических лидеров и американской администрации может рухнуть и ввергнуть в хаос иракский Курдистан.

Однако такая неопределенная ситуация в Ираке и Курдиста­не не пугает тех, кто хочет рискнуть и получить контракты не только на восстановление страны, но и на разведку и разработку нефтегазовых месторождений. Украин­ские компании также хотят получить свой кусок аппетит­ного пирога. Тем более, любят вспоминать приверженцы развития украинско-иракских торгово-экономических связей, во времена Советского Союза Украина активно сотрудничала с саддамовским Ираком: наши специалисты работали в нефтегазовой сфере, строительст­ве, а предприятия поставляли трубы и автомобили.

Однако это желание поучаствовать в восстановлении экономики страны может оказаться трудноосуществимым. Украинские компании в течение последних двух десятков лет уже не раз пытались прорваться на иракский рынок. Но без ощутимых результатов. Долгие годы наша страна в основном поставляла трубы, арматуру, цемент, а украинские предприниматели в обмен на их антиамериканскую риторику покупали у саддамовского режима нефть. А после свержения Саддама Хусейна украинцам не слишком помогло и присутствие в стране полуторатысячного украинского миротворческого контингента, а затем — десяти офицеров миротворческого персонала. Лишь в 2004-м компания «АвтоКрАЗ» подписала с американской компаний Nour—ANHAM контракт стоимостью в 78 млн. долл. на поставку в Ирак двух тысяч украинских внедорожников и полутора тысяч тяжелых грузовиков.

В общем сотрудничество Киева и Багдада наиболее эффективно развивалось именно в военно-технической сфере. По данным Центра исследований армии, конверсии и разоружения, в последу­ющие годы были контракты на поставку в Ирак двух крупных партий бронетехники. По мнению экспертов, несмотря на острую конкуренцию, в будущем эта сфера останется перспективной для Киева. Ведь армия Ирака в основном оснащена военной техникой и вооружением советского производства, а многие офицеры учились в советских военных вузах.

При этом товарооборот между странами оставался низким. Лишь в 2008-м он достиг 272,8 млн. долл., увеличившись в девять раз по сравнению с 2007-м. Этот резкий рост в украинско-иракской торговле произошел за счет увеличения основной группы товаров украинского экспорта в Ирак — черных металлов, продукции химической промышленности, а также овощей, муки, зерна и т.п. Что же касается импорта, то это в основном нефть, которую поставляли в начале 2008 года по заказу Кременчугского НПЗ.

Конечно, главное препятствие на украинском пути в Ирак — отсутствие безопасности, постоянная угроза террористических актов и нападения на сотрудников иностранных компаний. А ведь услуги сотрудников частных охранных фирм обходятся дорого, и часто бывает так, что полученные дивиденды не стоят затраченных средств. Безусловно, свою роль играло и то, что практически все генеральные подрядчики — американские компании, а украинские предприятия могли выступать только как субподрядчики. К тому же надо учитывать специфику иракского бизнеса. По словам дипломата, долгое время проработавшего в украинском посольстве в постсаддамовском Багдаде, «иракцы кидают по-черному. Никогда не знаешь, насколько надежен партнер. А в случае разногласий невозможно решить вопрос в суде, поскольку судебная система в Ираке парализована».

Впрочем, не стоит упускать из виду и специфику самого украинского бизнеса, который зачастую предпочитает работать на внутреннем рынке, нежели опера­тивно реагировать на объявленные тенде­ры и отправляться за тридевять земель, чтобы в условиях жесткой конкуренции бороться за контракт в два—три миллиона долларов. При этом слабо знающие спе­цифику региона предприниматели предпочитают не создавать совмест­ные предприятия с местными компаниями. А ведь в последние годы конкуренция за доступ на иракский рынок обострилось. И часто основную конкуренцию составляют компании из соседних с Ираком стран — Турции, Ирана, Сирии. Они хорошо освоили местный рынок, им близок менталитет иракцев и главное — знают, как смазать неповоротливые механизмы государственных структур. И сегодня нередко украинские товары попадают в Ирак через посредников из этих стран.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно