ХОЧЕШЬ МИРА — ПОКУПАЙ УРАН?

13 декабря, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 13 декабря-20 декабря

В минувший вторник Ирак задекларировал отсутствие на своей территории оружия массового поражения и программ его разработки...

В минувший вторник Ирак задекларировал отсутствие на своей территории оружия массового поражения и программ его разработки. Соответствующий документ иракские дипломаты передали международным экспертам ООН и специалистам МАГАТЭ. США, вопреки ооновскому протоколу, немедленно документ экспроприировали и объявили, что полную его версию получат только пять стран — члены Совета Безопасности ООН. Все остальные — получат все остальное…

Крупнейший в Украине ННЦ «ХФТИ» (Национальный научный центр «Харьковский физико-технический институт») был создан в 1928 году. Лев Ландау, нобелевский в будущем лауреат, с 1932 по 1935 закладывал здесь основы школы теоретической физики, а за год до его прихода в ХФТИ была организована первая в СССР криогенная лаборатория. Вот с тех пор и до наших дней основными официальными направлениями деятельности ХФТИ были медицина и ядерная энергетика.

В какой момент и с какой целью в изучающей «мирный атом» лаборатории ХФТИ был складирован высокообогащенный уран — и посейчас глубокая тайна. С другой стороны — ни один здравомыслящий эксперт никогда не поручится за абсолютную «мирность» любого постсоветского исследовательского института.

Так или иначе, те, кому было надо, — об этом узнали очень скоро. В бурные восьмидесятые Ирак стал прощупывать почву вокруг 165 фунтов (чуть менее 75 кг) харьковского урана. В еще более бурные девяностые об этом прознала ООН. Знает ООН — знает весь мир. «Было обнаружено соглашение о поставках в Ирак систем наведения и компонентов усовершенствованных ракет» — это The Washington Post о событиях восьмилетней давности. «Мы нашли в Багдаде копию паспорта г-на Оршанского и документы, относящиеся к этому соглашению», — сообщил бывший инспектор ООН по вооружениям Тимоти Маккарти.

«Инспекторы Организации Объединенных Наций по вооружениям в Ираке получили документы, свидетельствующие о возможной контрабанде ядерных материалов из Харькова в Багдад» — это уже Financial Times добавляет огоньку.

«Мы бы чувствовали себя гораздо лучше, если бы избавились от этой штучки» — а это прошлогодний Commentary, цитирующий Метью Бунна, бывшего советника Белого дома, который тогда же, восемь лет назад, настаивал на немедленной покупке Соединенными Штатами «этой штучки». Не Оршанского, урана. Об Оршанском — позже.

В тот раз не сложилось. Почему — непонятно, первая половина девяностых, мягко говоря, весьма располагала всех к продаже всего и вся, причем оптом и задешево. Из нынешних туманных намеков того же Метью Бунна (он сейчас работает в проекте «Укрощение атома» Гарвардского университета) следует, что Украина практически созрела: «Они в свое время были готовы нам помочь, но теперь, возможно, уже не желают этого. Мы можем лишь надеяться, что кому-то, в конце концов, удастся заинтересовать их пакетом предложений, который позволит изменить их ответ с «нет» на «да».

Теперь, после 11 сентября и террора, объявленного терроризму, проблема безопасного хранения ядерных материалов вновь встала в полный рост. Во всяком случае, именно на безопасности акцентируют американцы.

«Уран в Харькове имеет в лучшем случае очень слабое отношение к мирным потребностям ядерной энергии Украины, к нему не притрагивались более десятилетия, — говорит Уильям Поттер, директор аналитического центра, изучавшего харьковскую лабораторию. — Он представляет собой основную цель терроризма и существует угроза «взлома».

«Мы говорим о сырье для ядерного терроризма, хранящемся на сотнях объектов в десятках стран, — вторит ему бывший американский сенатор Сэм Нанн. — В некоторых случаях вся охрана сводится к одному плохо оплачиваемому сторожу, который сидит внутри проволочной ограды».

Владимир Лапшин, директор ННЦ ХФТИ, настаивает именно на «мирных потребностях»: «Уран крайне необходим для разработки нового поколения коммерческих топливных элементов для атомных электростанций».

И по поводу сторожа в проволочной ограде — в 1995 году Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) построило многомиллионную систему безопасности для урана. В 1999 году агентство закончило работу на двойном хранилище: внешний слой из бетона, внутренний — из укрепленной стали; камеры безопасности, высокие заборы — все как положено. Мало того, раз в месяц инспекторы МАГАТЭ проверяют сохранность харьковского урана.

«Из нашего института невозможно вынести даже один-единственный миллиграмм», — утверждает заместитель директора Алексей Егоров. Но! Никакой защиты от правительственного решения у нас нет, говорят сотрудники лаборатории. «Ни одна система в мире не может защитить от этого».

Предложения о продаже — да, признает Лапшин, недавно вот американцы обращались. Но «…не мы это решаем, это компетенция государства». Государство, судя по туманным, опять же, ссылкам западных СМИ, пока не настроено продавать харьковский уран. Оно конечно, уран — даже обогащенный — это не бомба. Но тоже аргумент.

Возможно, поэтому официальные представители США «не уверены, что это последнее слово Украины. Хотя отношения Запада с этой страной временами бывают бурными, руководители Украины почти всегда становятся на сторону Соединенных Штатов и НАТО, когда нужно принять решение о демонтаже и уничтожении систем оружия, которые считаются потенциально опасными с точки зрения распространения», считает The Washington Post…

Юрий Романович Оршанский плотно заинтересовался Ираком в 1991 году. Примерно годом позже Юрием Романовичем, в свою очередь, заинтересовались спецслужбы как минимум трех государств — Ирака, США и с небольшим опозданием Украины. Было чем интересоваться — Восточно-украинская финансовая группа «Монтэлект», изящно и на западный слух переименованная из «Монтажэлектро», фактически стала монополистом в украинско-иракской торговле разного рода оборудованием. Если и были у «Монтэлекта» в Украине конкуренты, то интересы их в Ираке практически не пересекались. Связи и возможности Оршанского к тому времени были огромны — ассоциация «Монтажэлектро» в советские времена объединяла более ста пятидесяти предприятий и десяток советских министерств. В украинские времена возможности «Монтэлекта» усохли ненамного: более семидесяти предприятий, в числе которых только в Харькове — «ХТЗ», «Хартрон», «Монолит», «ХЭМЗ» и другие.

После обнаружения упомянутой инспекцией ООН в Багдаде копии паспорта Оршанского и соотнесения ее с возможной ядерной сделкой западные спецслужбы заинтересовались Юрием Романовичем уже всерьез и надолго, что, правда, никак не сказалось на деятельности «Монтэлекта». А на все вопросы Юрий Романович отвечал так же, как отвечает сейчас:

«Что касается торговли оружием, вот я хочу рассказать, я возглавляю, кроме всего, промышленно-финансовую группу «Монтэлект». Она не является юридическим лицом. Она не может покупать-продавать, она не может перевозить ничего через границу. Она является «менеджером» украинцев, которые в рамках этой группы ищут себе работу. А я возглавляю эту группу, как президент — я нахожу работу людям. А потом, когда они оформляют контрактные отношения, работает другая уже норма — их юридическое лицо вступает в контакт с государством о праве продолжения, выполнения работы и так дальше. Это уже не мои вопросы…» (Из интервью медиа-группе «Объектив»).

Волна в западных и отечественных СМИ поднялась с легкой руки журнала Commentary, летом 2001 года опубликовавшего исследование о нарушениях режима санкций против Ирака. Исследованиями занимались эксперты проекта Wisconsin на основе анализа неопубликованных документов и отчетов инспекторов ООН. Речь идет об инспекциях до 98-го года «по выполнению задачи международного сообщества по поиску и уничтожению оружия и технологий вооружений массового уничтожения».

Из публикации следует, что Юрий Оршанский лично причастен к нелегальной передаче Ираку в феврале 1995-го трехсот страниц технической документации производства самолетов Су-25 и вертолетов Ми-17.

Юрий Оршанский: «Значит, производство этих машин — потому что это для меня вопрос не новый, поэтому я так легко — я почитал книжечки. Су-25 выпускались Грузией и Россией, Украиной они не выпускались, это вы тоже знаете. И вертолеты тоже. И не ремонтировались в Украине. Но речь об этом шла. Нас просили — нас, Украину — это, вот, кстати, не в 95-м году, это было тоже где-то в те же года, помните, я рассказывал, что вот такая идея, такая, можем ли мы построить предприятие по ремонту самолетов. Я получил официальное письмо в «Монтэлект» и начал искать, кто может. Нашел. И направил, что, да, мы можем спроектировать, и направил запрос в контроль. Контроль сказал, что в Ираке такое предприятие строить нельзя. Процесс отпал. Но вокруг него танцкласс продолжается. И еще может по другому поводу начаться танцкласс. Есть желание, есть деньги…» (МГ «Объектив»).

Один из авторов публикации в Commentary, Келли Матц, уже после выхода статьи заявила на радио «Свобода»: «Не могу с уверенностью сказать, что украинским правительством действительно внедрен суровый контроль относительно торговых взаимоотношений с Ираком. Тем не менее некоторые операции с иракской стороной реализованы без участия украинских властей. Хотя в 95-м году возникло дело о поставках вертолетов, самолетов и другой воинской техники Ираку. Речь идет об очевидном нарушении эмбарго и не исключено, что это было известно украинской власти и было осуществлено Оршанским. С убежденностью можно сказать, что украинские предприниматели ведут торговлю с иорданскими фирмами, которые имеют контакты с иракскими компаниями».

Эстафету в октябре нынешнего года подхватил US News & World Report. Журнал обнародовал информацию о стремлении США приобрести у ХФТИ «залежи» урана — из опасения, чтобы он не попал в руки иракцев. А попасть, пишет журнал, он может через посредничество почетного консула Ирака в Харькове Юрия Оршанского! Возможным провокатором такой мысли выступил сам Юрий Оршанский, который в интервью изданию «Дефенс-экспресс» (27.06.2001) неосторожно заявил: «Даже если они захотят делать атомную бомбу, мы будем это исследовать. Так как, может, через 50 лет, мы предложим свои услуги. То есть, я еще раз подчеркиваю — мы исследуем все, что хочет Ирак».

Юрий Оршанский больше не почетный консул. Настойчивость американцев сыграла свою роль, хотя сам Юрий Романович видит причину не в этом:

«На мой взгляд, это могло интенсифицировать процесс, но он был плановый. Консульство свои функции уже полгода не выполняет, как консульство. Я занимаюсь содействием развитию торгово-экономических, научных и культурных связей, но для этого не нужно быть консулом. Это обставлено в прессе как наказания меня. Но скажем так, если вы выполняете на своей службе три обязанности, и одна из них отпала, это наказание? Категорически нет. Но так удобно читать сегодня».

Лишение статуса было инициировано украинской стороной: МИД Украины обратился в диппредставительство Ирака со специальной нотой; иракская сторона, недолго подумав, приняла соответствующее решение.

«Зеркало недели», анализируя причины стремления МИДа на государственном уровне отмежеваться от деятельности Юрия Оршанского, писало, что Оршанский неоднократно имел конфликты с соответствующими органами ввиду неизбывной тяги к экспорту продукции двойного назначения. Юрий Оршанский, анализируя статью в «ЗН», ответствовал: «Что касается «Зеркала недели», то, что так сказать, эта статья в «Зеркале недели», что, она заказная, ну, оно, ну, знаете, ну, человек, который даже не сталкивался с такими вот событиями, он скажет, что что-то здесь не так. Первое лицо королевства так обзывать, так говнять нельзя. Это аморально. И позволять это нельзя делать. У меня с Кучмой так сказать… Я не могу сказать, что мы с ним хорошие знакомые и так далее, у меня масса с ним несогласий. Но я сейчас вместе с ним, потому что так нельзя. Значит, если он является лидером государства, то есть какой-то предел того, что можно говорить. Тем более что это все — неправда. А вокруг неправды раскручиваются персональные оскорбления главы государства. Я не знаю, я бы на его месте где-то минут на двадцать снял бы погоны президента, потрусил бы эту мадам Мостовую, потом вернулся б, снова их одел и продолжал бы править государством». (МГ «Объектив»).

Это еще ничего. На просьбу прокомментировать последнюю по времени статью в The Washington Post по той же теме, Юрий Романович откликнулся мгновенно: «Обращайтесь в ту психиатрическую клинику, откуда это исходит! В Украине мозгов не осталось — вывезены. Осталась толпа. А для толпы я комментария давать не буду»…

Декларация Ирака об отсутствии оружия массового поражения и программ его разработки разбита на «соответствующие разделы» и «распределена» между специалистами и организациями американского «разведывательного сообщества», — сообщил во вторник на брифинге в Вашингтоне пресс-секретарь Белого дома Ари Флейшер. «Иракский доклад очень объемный и большая его часть написана на арабском языке». Так что «изучение займет значительный период времени».

В документе, считают аналитики, помимо прочего, содержится секретный прежде список стран и компаний, сотрудничавших с Ираком. «Мы будем читать доклад очень внимательно», — пообещал Ари Флейшер…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно