Хавьер Солана: «Сегодня настал тот день, когда политическому руководству нужно проявить максимум ответственности за судьбу страны»

14 сентября, 2007, 15:33 Распечатать Выпуск №34, 14 сентября-21 сентября

Хавьер Солана, как обычно, был сдержан и не давал советов украинцам, однако его деликатные намеки в ответах на вопросы «ЗН» вполне прозрачны.

Генеральный секретарь Совета ЕС, верховный представитель Европейского союза по внешней политике и политике безопасности Хавьер СОЛАНА достаточно частый гость не только в Украине, но и на страницах «Зеркала недели». Он делился своим мнением с читателями «ЗН» и в самые мрачные кучминские времена, и в период больших постреволюционных надежд, и после второго пришествия Януковича. И всегда в его ответах и комментариях чувствовалась искренняя заинтересованность в судьбе Украины, хорошая осведомленность относительно происходящих в ней процессов и непоколебимый оптимизм относительно ее будущего (порой значительно диссонирующий с нашими собственными ощущениями).

Очередной саммит Украина—ЕС, как и предполагалось, не принес никаких неожиданностей. Однако позитивен сам факт его проведения (точнее, не отмены) за две недели до внеочередных парламентских выборов. Это означает, что Европа еще не совсем разуверилась в нашей стране.

Хавьер СОЛАНА, как обычно, был сдержан и не давал советов украинцам, однако его деликатные намеки в ответах на вопросы «ЗН» вполне прозрачны.

— Господин верховный представитель, надеетесь ли вы, что в Украине что-то изменится после внеочередных парламентских выборов? Верите ли вы, что нынешняя украинская политическая верхушка способна на какие-либо прогрессивные изменения в стране?

— За последние годы Украина пережила несколько политических кризисов, главной причиной которых была непрозрачность основных правил политической жизни. Изменения Конституции, вступившие в силу в декабре 2004 года, нужны были для того, чтобы найти политическое решение для выхода из кризиса, возникшего в стране после оглашения сфальсифицированных результатов президентских выборов. Однако эта конституционная реформа не дала ответов на многие вопросы и в ней не были четко выписаны положения о разделении полномочий между ветвями власти. Результатом этой неопределенности явилась борьба за полномочия, чему также способствовала слабость институтов государственной власти, и грядущие выборы как раз и должны решить эти проблемы, с тем чтобы Украина могла и дальше продвигаться по пути реформ. И именно это должно стать главной задачей украинского руководства.

Выборы сами по себе не могут решить всех проблем. Но это неплохой инструмент опроса общественного мнения по поводу того, куда должна двигаться страна и кто должен ею управлять. В идеале эти выборы должны внести ясность, которая поможет основным политическим силам работать сообща в деле создания необходимого фундамента для продвижения самых важных реформ.

Я отношусь ко многим ведущим украинским политикам как к своим личным друзьям. Я их очень хорошо знаю и уверен в том, что им по силам осуществить необходимые реформы, которые дадут новый импульс политическому и экономическому развитию страны. Несмотря на целый ряд политических кризисов, мы видим, что работа над программой реформ не прекращается, хотя очень многое еще предстоит сделать. У ключевых политических игроков нет разногласий по вопросу сближения Украины и Европейского союза, и это хорошая основа для поиска столь необходимого политического компромисса, который поможет Украине и дальше двигаться в этом направлении и избежать очередного кризиса. И именно сегодня настал тот день, когда политическому руководству нужно проявить максимум ответственности за судьбу страны.

— Нужна ли Украине конституционная реформа и в чем она должна заключаться?

— Я уже неоднократно заявлял, что вам следует научиться играть по правилам, а не играть правилами. Но сначала нужно эти правила установить, и это время как раз пришло. Украине действительно необходимо вернуться к вопросу конституционной реформы, чтобы создать эффективную систему сдержек и противовесов и усилить государственные институты. А ответ на вопрос о конституционном устройстве должен дать украинский народ. Я не хотел бы давать комментариев по этому поводу, но единственное, что могу посоветовать — вам надо тесно сотрудничать по этому вопросу с Венецианской комиссией Совета Европы.

Конституция определяет фундаментальные основы и правила политической жизни, поэтому ее должны признавать все основные политические силы. И то, как будут приниматься решения по конституционной реформе, имеет не меньшее, если не большее значение, чем даже содержание самой реформы. В Украине скоро появится новый парламент, отражающий волю избирателей. Этот новый парламент получит мандат народного доверия на принятие основных законодательных актов. Члены нового парламента будут представлять в нем интересы разных политических партий, и очень важно, чтобы необходимые конституционные изменения были поддержаны главными политическими силами. Если этим политическим силам не удастся убедить друг друга в необходимости соблюдения основных правил игры, то Украина так и будет топтаться на месте.

Я хорошо понимаю, что достижение компромисса между различными политическими силами — задача не из легких, особенно если вспомнить продолжающуюся борьбу за полномочия. Но каким бы трудным ни был процесс поиска компромисса, он необходим, чтобы заложить прочные основы для будущего благополучия страны и обеспечить соблюдение правил игры, которые будут установлены на основе этого компромисса.

— Каким образом политическая нестабильность в Украине влияет на ход переговоров по подготовке нового усиленного соглашения между Украиной и ЕС? Есть ли прогресс на этих переговорах?

— Переговоры по новому соглашению длятся уже полгода, и мне приятно отметить, что они идут успешно и проходят в конструктивной атмосфере. Отсутствие внутренней стабильности в Украине почти не повлияло на ход переговоров, и это является убедительным доказательством того, что все политические силы в Украине поддерживают ее стремление к более тесному партнерству с Европейским союзом.

Новый договор сможет поднять наши отношения на качественно новый уровень и будет касаться всех сфер сотрудничества. Украина рассматривает заключение такого договора как одну из основных задач своей международной политики, и это не может не радовать. Мы уже достигли значительного прогресса в работе над главами проекта договора, касающимися международных отношений и политики в области обеспечения безопасности. Мы намерены и дальше углублять и расширять как политический диалог между Украиной и Европейским союзом, так и наше сотрудничество на международной арене и в сфере безопасности, а также в некоторых других областях.

И хотя политическая нестабильность в Украине все же немного отразилась на ходе наших переговоров, хотел бы сказать, что углубление нашего сотрудничества будет, как и прежде, зависеть от качества украинской демократии и проводимых реформ. По ним мы будем судить о том, насколько Украина способна сотрудничать во многих областях, которые традиционно считались сферами внутренней политики. Реализации этого нового соглашения будет способствовать внутренняя стабильность в Украине и ее продвижение по пути политических и экономических реформ.

— В Европе по-прежнему звучат предложения четко очертить будущие границы ЕС. Как вы относитесь к подобным идеям?

— Во-первых, хотел бы подчеркнуть, что при создании Европейского союза никто не предлагал превратить его в неприступную крепость. Наоборот, мы стремимся максимально развивать отношения с нашими соседями и распространить за пределы ЕС наши ценности, касающиеся прежде всего демократии, верховенства права и соблюдения прав человека. Уверен, что только так мы сможем укрепить безопасность и повысить уровень благосостояния как наших собственных граждан, так и народов соседних стран.

Мы действительно обсуждаем в ЕС вопросы о наших границах, но ни к какому конкретному решению пока не пришли. Мы хотим быть открытыми миру и вносить больший вклад в решение таких проблем, как региональные конфликты, международная преступность, глобальное потепление, энергетическая безопасность, и это далеко не полный перечень интересующих нас проблем.

— В своем недавнем выступлении перед французскими послами президент Николя Саркози предложил разработать новую стратегию европейской безопасности и принять ее в следующем году во время председательствования Франции в ЕС. Что вы думаете по этому поводу? Нужна ли такая новая стратегия? Чем она должна отличаться от старой? Какая роль может быть отведена в ней Украине?

— Мы внимательно рассмотрели предложения президента Саркози. Стратегия европейской безопасности была принята в 2003 году, и на ее основе Европейский союз строит свою политику в сфере безопасности. Естественно, мы постоянно следим за ходом реализации этой стратегии и изучаем вопрос ее дальнейшего расширения, и при этом, конечно, учитываются мнения и предложения государств — членов ЕС.

Украина была и остается для Европейского союза стратегическим партнером. Новый вариант усиленного договора, который мы сейчас обсуждаем, будет содержать большую главу о нашем политическом диалоге и дальнейшем углублении сотрудничества в сфере международной политики и безопасности. И ЕС и Украина понимают всю важность более тесного партнерства для решения глобальных и региональных проблем, касающихся обеих сторон.

— Планы США разместить систему ПРО на территории новых членов ЕС — Польши и Чехии — в некоторых государствах Евросоюза во всеуслышание называют провокацией и «дорогой к новой холодной войне». Каковы предложения Евросоюза по решению проблемы ПРО? Как вы оцениваете ответный шаг России на планы США — приостановку ее членства в ДОВСЕ?

— Вопрос размещения систем противоракетной обороны имеет непосредственное отношение к европейской безопасности. Пока он обсуждался главным образом на уровне НАТО, и это именно та организация, где должно проводиться обсуждение вопросов такого рода. Но и мы в Европейском союзе не обошли этот вопрос стороной. Я очень внимательно слежу за этой дискуссией в рамках ЕС и хочу вас заверить, что разговоры о новой холодной войне — просто плод чьего-то больного воображения.

Что касается решения России выйти из Договора об ограничении обычных вооружений в Европе, то оно нас очень огорчило. Этот договор — один из краеугольных камней европейской безопасности. Мы всемерно поддерживаем диалог по вопросам политики безопасности, который ведут сейчас Россия и США, и считаем, что обе стороны подходят к этим вопросам очень серьезно и конструктивно.

— Ожидаете ли вы накануне наступления холодов новых газовых сюрпризов от России, ставших уже традиционными?

— Нет.

— Знаете ли вы, что делать с Беларусью?

— Во-первых, хотел бы сказать, насколько важно для Европейского союза сотрудничество с Украиной в вопросах политики по отношению к Беларуси. Беларусь имеет важное значение и для ЕС, и для Украины, и обе наши стороны хотели бы видеть в этом государстве конкретные шаги в направлении демократии. Это было бы хорошо и для Беларуси, и для региона в целом.

Политика Европейского союза по отношению к Беларуси — это два параллельных процесса. Мы ввели определенные ограничения для лиц, виновных в нарушениях и злоупотреблении властью во время проведения выборов, но, с другой стороны, мы открыты для сотрудничества со всеми заинтересованными партнерами, будь то гражданское общество или представители власти. ЕС дал ясно понять белорусским властям, что он готов распространить на эту страну все преимущества, вытекающие из стратегии Европейской политики соседства, если Минск согласится сотрудничать с ЕС по некоторым вопросам, в частности энергетике и транспорту. Но сотрудничество в конкретных областях должно базироваться на каких-то общих ценностях, и оно станет возможным только тогда, когда белорусские власти предпримут необходимые с нашей точки зрения шаги, в частности освободят из тюрем политзаключенных.

От такого сотрудничества выиграли бы все. ЕС и Украина внимательно следят за развитием белорусско-российских отношений в нефтегазовой отрасли. В прошлом году, когда здесь наметились проблемы, мы обратились с призывом к правительствам обеих стран обеспечить прозрачность отношений в сфере энергопоставок. То же самое мы сделали и во время газового конфликта между Украиной и Россией в начале 2006 года. Вопросы энергетической безопасности волнуют всех нас, но ситуация в Беларуси, к сожалению, не дает нам возможности сотрудничать с ней в этой сфере.

— Как предсказывают многие эксперты, после 10 декабря, весьма вероятно, состоится самопровозглашение независимости Косово. Насколько нам известно, уже сегодня ряд стран-контрибуторов миротворческой миссии в Косово дают понять, что нахождение их военных контингентов там при таком варианте развития событий без новой резолюции СБ ООН невозможно. Принятие же новой резолюции блокируется Россией. Есть ли у Евросоюза какие-либо механизмы выхода из приближающегося кризиса и стабилизации ситуации в регионе (в том числе и с применением военной силы)?

— Как известно, вся ответственность за сохранение мира и стабильности в Косово лежит на подразделениях международного военного контингента KFOR под эгидой НАТО. ЕС сейчас проводит подготовительные работы к участию в миссии в Косово в рамках Европейской стратегии безопасности и обороны ESDP, где он будет курировать вопросы, касающиеся верховенства права.

Не хотел бы сейчас давать прогнозы относительно того, что может произойти после 10 декабря, когда Контактная группа должна будет предоставить свой отчет Генеральному секретарю ООН. Могу только сказать, что тройка ЕС—США—Россия, которая занимается урегулированием существующих разногласий между сторонами конфликта в Косово и в которой Европейский союз представляет посол Вольфганг Ишингер, полна решимости довести переговорный процесс по статусу Косово до логического конца и найти приемлемое для обеих сторон решение. На данный момент это остается нашей главной задачей.

— Непризнанные республики СНГ — Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия и Нагорный Карабах — давно с нетерпением ожидают создания прецедента предоставления независимости Косово. Прогнозируете ли вы «парад суверенитетов» сразу же после обретения Косово независимости? Не опасаетесь ли вы, что эта ситуация также может быть использована определенными силами и в Крыму?

— ЕС неоднократно давал понять, что резолюция по статусу Косово не может служить прецедентом для принятия подобных решений в отношении других стран. К каждой из перечисленных вами стран применяются разные международные механизмы с учетом сложившейся там конкретной ситуации. Урегулирование конфликта подразумевает укрепление стабильности, а это одна из основных обязанностей международного сообщества. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить Украину за ее активное участие в усилиях ЕС по поиску приемлемого разрешения конфликта в Приднестровье, которое граничит и с Украиной, и с ЕС.

Я твердо уверен в том, что Украина останется единой. В 90-х годах прошлого столетия были определенные опасения по поводу Крыма, но развитие конфликта удалось остановить благодаря умелому политическому руководству. Украина недавно отпраздновала
16-ю годовщину своей независимости, и мы видим, что граждане вашей страны считают себя украинцами. Причем понятие «украинство» охватило все аспекты жизни, в том числе народные традиции, религиозные верования и различные этнические группы людей, составляющих народ Украины. В Крыму сейчас нет причин для дестабилизации, и любую попытку дестабилизировать здесь ситуацию следует считать спровоцированной. И это будет крайне безответственно. Поэтому я не хотел бы, чтобы это произошло.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно