ХАННЕ СЕВЕРИНСЕН: «МЫ ХОТИМ ПОМОЧЬ, НО К НАМ НЕ ОЧЕНЬ-ТО ПРИСЛУШИВАЮТСЯ»

14 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

В начале недели по Украине поползли слухи, что г-жа Северинсен в Киеве. Я включил телевизор и не увидел...

В начале недели по Украине поползли слухи, что г-жа Северинсен в Киеве. Я включил телевизор и не увидел. Переключил канал — и снова не увидел. Потом развернул газету — результат тот же. Первые признаки того, что пребывание главного докладчика по ситуации в Украине от Совета Европы г-жи Ханне Северинсен не является слухом, появились, когда я начал слушать западные и отдельные национальные радиоголоса. Окончательно же я убедился в пребывании г-жи Северинсен в столице, когда собственными глазами увидел ее во время совместного заседания журналистской организации «Хартия-4» и Комиссии по журналистской этике. Она действительно была в Киеве. Я — свидетель.

— Мой первый вопрос более философский. За 12 лет после крушения СССР стало понятно, что постсоветские страны ведут себя не так, как ожидалось, — не очень демократично все двигается. При этом Европа продолжает довольно мягко влиять на правительства этих стран — предложения, предупреждения, советы. Не думаете ли вы как-то изменить инструмент влияния?

— Для нас в Совете Европы самое важное, чтобы появились условия для верховенства права. Мы как организация Совета Европы не можем предложить этим странам ни рынка, ни безопасности. Мы — только сообщество, соблюдающее определенные нормы, которые разделяют все ее члены. Мы больше всего полагаемся на законотворческий процесс, на установление соответствующей правовой и нормативной базы, на реформу судопроизводства и свободу прессы. Ведь без свободной прессы некому будет писать о том, что происходит в обществе, и оно без контроля прессы, этой четвертой власти, как мы ее называем, превращается в анархическое общество, где предприимчивые люди обогащаются, а остальные — очень быстро беднеют. Конечно, если бы в наших странах кого-то спросили, является ли пресса свободной, то ответ был бы утвердительным. И стоит мне как политику сказать какое-то слово, как его сразу подхватит пресса. Я не могу надеяться, что какое-то мое неправдивое слово или ошибочный поступок останутся без внимания прессы. Поэтому в наших странах политик должен быть чистейшим из чистых, иначе то, что нечистоплотно в политике, выйдет на поверхность в первую очередь. В Украине иногда создается такое впечатление, что пресса тут может отражать только то, что санкционируется пропрезидентскими кругами. Если же ты выходишь за пределы этих кругов, то, оказывается, тем самым подвергаешь себя опасности.

— На какую помощь со стороны СЕ может рассчитывать Украина?

— Я хочу вам сказать, что у нас маловато средств, и мы делаем все возможное. Сейчас наладили связи с фондом «Відродження», работаем и с ОБСЕ, стремясь привлечь средства для помощи Украине. Это уже третьи выборы в Украине, к которым я приближаюсь. И могу сказать, что во время предыдущих выборов ко мне, как представителю СЕ, было больше внимания со стороны журналистов, они казались смелее и меня много показывали по телевидению. Я старалась использовать все возможности для того, чтобы обратиться непосредственно к Президенту или к президентской администрации с призывом объявить мораторий на налоговые проверки, по крайней мере на время выборов, но на мой призыв не было ответа, хотя я замечала определенные изменения в связи с моим присутствием и с моими призывами. К сожалению, ныне ощущаю, что этого нет. Стал более затрудненным доступ к электронным СМИ, поэтому мы пытаемся выступать вместе с другими организациями, чтобы таким образом отстаивать нашу позицию.

— Есть ли у СЕ план действий относительно Украины накануне и во время выборов президента?

— В феврале я приеду со своей миссией на неделю. И если что-то произойдет чрезвычайное — какие-то поправки к Конституции, — то мы еще раз приедем в этой связи в мае. Такой план был у нас на предыдущих выборах. По нашей процедуре, мы формируем группу из пяти человек, представляющих различные политические силы, из которых состоит Совет Европы. Мы планируем приехать в Украину в начале сентября, за пять-шесть недель до выборов. Во время предыдущей избирательной кампании мы много общались с Центральной избирательной комиссией, однако посещали и местные комиссии, чтобы узнать, какие недостатки, чего не хватает, не используются ли административные ресурсы; пытались призывать их к добросовестному труду во время выборов. Мы все — парламентарии и должны время от времени посещать свои округа и своих избирателей, поэтому не можем постоянно находиться в Украине. Мы поддерживаем тесный контакт с организациями, чьи наблюдатели постоянно пребывают в Украине, — ОБСЕ, скажем. Эти люди начнут наблюдение уже с июля, и мы должны в значительной мере полагаться на их отчеты. Во время выборов их присутствие будет ощутимо. В день выборов мы планируем разъехаться по разным регионам Украины, потом соберемся вместе и поделимся нашими впечатлениями и составим отчет. Но, бесспорно, наш опыт будет ограниченным, поэтому в значительной мере мы будем опираться на материал, который дадут нам другие постоянные наблюдатели в Украине, с которыми сотрудничаем.

— Когда вы в последний раз общались с Президентом Кучмой и входит ли это в круг ваших обязанностей?

— В мае этого года мы с ним встречались, но тогда я была в составе целого комитета. Я должна была встретиться с Президентом накануне предыдущих выборов, мне обещали такую встречу. К ней я подготовила свое заявление, которое, помнится, состояло из трех пунктов. Но когда подошло время этой встречи, оказалось, что Президент пребывает за пределами страны. Поэтому мы встретились с руководителем президентской администрации и обнародовали свое заявление. Три части заявления касались, во-первых, административного ресурса и давления на СМИ; во-вторых, улучшения доступа для оппозиционных сил к СМИ; в-третьих, улучшения подготовки районных избирательных комиссий, поскольку, посетив их, мы увидели там полный кавардак. Некоторые комиссии были совершенно не готовы к выборам. Я видела, что многие члены не знали, как нужно действовать, особенно по окончании выборов, не знали, когда начинается подсчет голосов. Нам сказали, что это заявление принимается, потом его очень широко освещали СМИ, однако ничего не было сделано. ОБСЕ и ее подразделение сделали определенные предположения по поводу того, что может препятствовать проведению выборов. И были предварительные прогнозы, которые со временем полностью сбылись. Мы пытались представить эти прогнозы заранее, но, к сожалению, к нам не прислушались.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно