ГРУЗОВИК КАК ТАЙНОЕ ОРУЖИЕ, НО ЧЬЕ?..

6 марта, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 6 марта-15 марта

«Убирать» неугодных с помощью автомобильных «аварий», по мнению знатоков, - нормальная практика спецслужб...

«Убирать» неугодных с помощью автомобильных «аварий», по мнению знатоков, - нормальная практика спецслужб. Злые языки, к примеру, уже переименовали отечественный грузовик ЗИЛ-130 в «боевую машину ГРУ». Может, это так, а может, и нет. Во всяком случае, комментария из Главного разведывательного управления Генштаба Министерства обороны ожидать, как обычно, не приходится. А жаль. Ведь из сводок ЧП советского и постсоветского периодов вырисовывается удивительнейшая картина...

Начнем с конца. Пожалуй, самой последней из загадочных автомобильных аварий стало предновогоднее столкновение «Мерседеса» вице-премьера российского правительства Александра Заверюхи с

ЗИЛ-130 в Москве. Дорожный инцидент не привлек обычного в таких случаях внимания прессы. Не стала особо утруждать себя и милиция. Тем более, что высокопоставленный правительственный чиновник отделался легким испугом, хотя машина и пострадала.

В 1992 году в окрестностях столицы Киргизстана Бишкека произошло ДТП с машиной, в которой ехали министр экономики республики и небезызвестный швейцарский бизнесмен, выходец из России Борис Бирштейн. Для представителя киргизского правительства эта поездка, увы, оказалась последней. Виновником ДТП был... правильно - старый трудяга

ЗИЛ-130.

В феврале 1993-го по пути в аэропорт «Озерные ключи» под Владивостоком в результате столкновения служебной «Волги» со злополучным

ЗИЛом скончался начальник отдела военной контрразведки Тихоокеанского флота контр-адмирал Николай Егоркин. Он спешил в Москву на совещание руководителей спецслужб и правоохранительных органов России по проблемам борьбы с организованной преступностью и коррупцией. Коллеги контр-адмирала, посвященные в детали аварии, обратили внимание на ювелирный, с оттяжкой, словно в бильярде, удар переднего бампера грузовика в левый задний фонарь «Волги», на заднем сиденье которой и находился Егоркин. Итог - разрыв внутренних органов и трагическая смерть контр-адмирала. Остальные пассажиры остались целы. Мало пострадала и «Волга».

Ровно через двенадцать дней после владивостокского дорожного инцидента по пути из Петропавловска-Камчатского в аэропорт «Елизово» под удар ЗИЛ-130 угодил легковой автомобиль, в котором ехал командующий 2-й флотилией атомных подводных крейсеров. В результате и этого адмирала моряки проводили в последний путь.

В марте того же 1993-го ЗИЛ-130 отыскал в потоке машин, двигавшихся по Ярославщине, лимузин небезынтересного гостя нашей страны - руководителя (теперь уже бывшего) Европейского банка реконструкции и развития Жака Аттали. Столкновение получилось крайне аккуратным. Известный финансист и апологет «нового мирового порядка» не пострадал - то ли благодаря мастерству российского водителя легковушки, то ли задача ставилась просто попугать гостя...

Ближе к лету 1993-го столкновение с грозной техникой унесло жизнь одного из руководителей... Главного разведуправления Генштаба вооруженных сил России. Высокопоставленный военный разведчик двигался на служебной автомашине по Московской кольцевой автодороге.

Сравнительно недавно ДТП, которое чуть не привело к самым печальным результатам, произошло на загородном шоссе с министром обороны П.Грачевым, следовавшим с французским гостем.

Пожалуй, довольно примеров из наших дней. Приведем еще лишь один - из дней минувших. Помните причину трагической гибели первого секретаря ЦК Компартии Белоруссии Петра Машерова? Правильно - автокатастрофа. С кем же столкнулся на загородной дороге персональный лимузин партийного лидера?.. Да-да, именно с ЗИЛ-130.

Итак, определенная закономерность налицо. Но как трактовать ее? Как практическое продолжение перманентных интриг в высших сферах власти? А может, просто как фатальные ошибки, допущенные конструкторами злосчастного грузовика?..

В последнее время среди исследователей истории и деятельности советских и российских спецслужб стало модным заострять внимание на противоречиях, накопившихся во взаимоотношениях КГБ (ФСБ) и ГРУ. Откуда, скажем, пошла байка о неписаной договоренности между КГБ и ЦРУ не трогать друг друга, а отыгрываться на других спецслужбах? Или, например, слух о том же злополучном ЗИЛе как тайном оружии ГРУ?.. Ответ, думаю, ясен. Ах, это острое чувство межведомственной конкуренции!..

И все же, все же, все же. Давние взаимные обиды действительно существуют. Так, в «аквариуме» ГРУ, расположенном на одной из улиц, примыкающих к Хорошевскому шоссе, не сомневаются, что военные разведчики обойдены вниманием высших руководителей государства. Ведь директор ФСБ генерал армии Барсуков, как и его предшественники, в любое время дня и ночи имеет право прямого доклада президенту страны. В то время как шеф ГРУ генерал-полковник Ладыгин подобной привилегии лишен. Мало того, чуть ли не о каждом своем шаге он должен докладывать своим непосредственным начальникам - руководителю Генштаба и министру обороны.

О разнице в положении в государственной иерархии двух упомянутых спецслужб говорит и такой факт. Здание руководства ФСБ на Лубянке просто-таки поражает роскошью интерьеров, мрамором, бронзой и дорогостоящей деревянной отделкой чуть ли не каждого из многочисленных кабинетов. Панельный же дом, в котором расположено ГРУ, представляет собой потрепанный временем бывший госпиталь.

Есть у офицеров ГРУ и более веские, по их мнению, основания держаться от своих коллег на расстоянии. Так, обвиняя Лубянку в присвоении чужих заслуг, на Хорошевке приводят в пример историю выдающегося советского разведчика Рихарда Зорге. Из Японии он передал в Центр шифровку, решившую исход битвы с фашистами под Москвой в 1941 году. Поверив сообщению разведчика о том, что Япония не будет вступать в войну с СССР, Сталин перевел с Дальнего Востока знаменитые сибирские дивизии под столицу, которые ее и отстояли. Так вот, по утверждению офицеров ГРУ, на Лубянке, охотно рассказывая о подвигах Зорге, обычно умалчивают факт принадлежности героя совсем к другой спецслужбе.

Платя той же монетой, КГБ (ФСБ) не без злой иронии перечисляет предателей и перебежчиков в рядах соперничающего ведомства. При этом с особой охотой вспоминается беглый капитан советской военной разведки Резун, позже получивший известность как историк и публицист Виктор Суворов. Именно ему принадлежит сенсационная теория нападения СССР на гитлеровскую Германию...

Так или иначе, взаимные «огрызания» ведомств, призванных решать, в сущности, единую задачу, выглядели бы смешно, если бы не приводили к столь грустным последствиям. Отвечая на мой вопрос о причине профессиональной беспомощности российских спецслужб в случаях с чеченскими террористами и их патроном Дудаевым, один из первых руководителей органов сказал: давно бы разобрались с ними, если бы в самих спецслужбах было единство. Горько. Комментарии излишни.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно