Грозит ли НАТО афганский синдром?

24 февраля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 24 февраля-3 марта

Поздним вечером в субботу 18 февраля 2006 года пронзительный вой сирены поднимает на ноги весь личный состав штаба Международных сил содействия безопасности НАТО (International Security Assistance Force — ISAF) в Кабуле...

Поздним вечером в субботу 18 февраля 2006 года пронзительный вой сирены поднимает на ноги весь личный состав штаба Международных сил содействия безопасности НАТО (International Security Assistance Force — ISAF) в Кабуле. Потусторонний металлический голос доносится из репродукторов по всей военной базе: «Внимание! Боевая тревога! Только что две ракеты упали в районе отеля «Интерконтиненталь» в Кабуле! Возможна повторная ракетная атака. Всем укрыться в бункерах! Это не учебная тревога!» Рота охраны итальянского корпуса (именно Италия до мая командует в ISAF. — Авт.), на бегу натягивая бронежилеты и заряжая магазины к автоматическим винтовкам Berreta, несется к своим бронетранспортерам. После получасового пребывания всех штабных в бункерах — металлических контейнерах, обнесенных огромными баками с песком, — становится ясно: весь аврал из-за двух реактивных снарядов, упавших на расстоянии пяти километров от итальянской базы — между отдаленной мечетью и кабульским отелем «Интерконтиненталь». Причем одна так и не разорвалась, запутавшись в кроне деревьев. «Боевики не могут стрелять прицельно эрэсами — у них ни техники, ни подготовки. Как правило, запускают или с ослов, или с нехитрой позиции: камень на камень либо ветка на ветку», — рассказывает начальник отдела внешних связей штаба ISAF подполковник Карзони.

17 лет назад, когда ограниченный контингент советских войск в Афганистане покинул страну, такого не приснилось бы и в кошмарном сне: в Афганистане теперь хозяйничает империалистический блок НАТО — главный военный противник СССР, чьи солдаты, демонстрируя чудеса героизма, костьми ложились в этих неприступных горах. Все течет, все меняется не только в Кабуле, но и «в Шинданде, Кандагаре и Баграме» — на смену советским пришли их бывшие враги.

Собственно сама миротворческая миссия ISAF, санкционированная Совбезом ООН, пока что распространяется лишь на северные и северо-западные провинции страны, а также на Кабул и окрестности. То есть у ISAF нет фундаментальной для любых оккупационных войск проблемы — законности пребывания в Афганистане. Здесь сейчас расположены военные и гражданские контингенты из 35 стран мира: 26 стран — членов НАТО и девяти государств — не членов Альянса. Общая численность ISAF в Афганистане составляет около 8300 военнослужащих, самые многочисленные контингенты сюда направили Германия и Италия (соответственно 2200 и 1700 солдат), а самые малочисленные предоставили Латвия (четыре офицера) и Австрия с Новой Зеландией (по пять офицеров каждая). «Афганистан всегда был привлекателен для сверхдержав, начиная еще со времен Александра Македонского, затем — две войны с британцами, потом, в 80-х прошлого столетия, — вторжение Советского Союза и вот теперь — США и НАТО. Но, если говорить об альянсе, то впервые за всю свою историю афганцы лояльно приняли чужеземцев, именно потому, что видят в них содействие и помощь, а не вторжение и оккупацию, как это было с советскими войсками», — говорит Фаим Дашти, ранее соратник и свидетель гибели чуть ли не самого авторитетного афганского лидера Ахмад Шаха Масуда, а теперь издатель и главный редактор самой популярной в столице газеты Kabul weekly.

В отличие от ISAF, симпатиями местного населения не могут похвастать так называемые коалиционные войска (США и Канада — общая численность до 4 000 человек), которые до сих пор продолжают свою отдельную операцию «Непрекращающаяся свобода» на юге и юго-востоке — вдоль границы с Пакистаном. Там, в горах, идет тихая и на фоне непрекращающегося насилия в Ираке почти незаметная, но все-таки война. Гремучий коктейль из всегда враждебных к чужакам пуштунских племен, фундаменталистов из «Талибана» и боевиков из «Аль-Каиды», а также вооруженных отрядов афганской наркомафии до сих пор не позволяет правительству Хамида Карзая контролировать всю территорию Афганистана. Не в его пользу и возросшие до 55% ВВП страны объемы производства опиумного мака, и динамика атак смертников-шахидов по всей стране: в 2001 году — только одна, в 2002 — четыре, лишь за два месяца 2006 года — 12.

По словам командующего ISAF итальянского генерал-лейтенанта Мауро Дель Веккио, только в январе потери натовского контингента составили пять человек. И они могли быть несоизмеримо большими, если бы нынешнее сопротивление поддерживалось извне так же, как и 20 лет назад, когда страна была одной из самих кровавых площадок борьбы сверхдержав. Сегодня временно вакантное место одной из них занято международным тероризмом, и именно Афганистан сразу же после нью-йоркских терактов 11 сентября 2001 вновь стал эпицентром нового глобального противостояния. Несмотря на то что гарантий успеха в нем нет никаких, в Брюсселе, Вашингтоне и Кабуле принято принципиальное решение — НАТО расширяет свою миссию на всю территорию страны, и именно под флагом ISAF в южные провинции должен быть переброшен дополнительный контингент численностью 6000 человек. В него войдут и американские подразделения, воюющие до сих пор в горах с талибами, но общее командование уже главным образом миротворческой операции летом этого года перейдет к Брюсселю.

Своей главной задачей альянс считает поддержку и развитие собственно самих афганских институтов власти. В сентябре минувшего года в стране прошли первые за последние 30 лет свободные парламентские выборы, и теперь именно национальное правительство Хамида Карзая пытается сложить из полиэтнических осколков непрерывно воюющей эти годы страны более-менее стабильный политический рисунок. «Я бы сказал, что сектор безопасности остается пока наиболее чувствительным. Именно безопасность, безусловно, является фундаментальным понятием для стабильности и политического и экономического прогресса, социального развития и реконструкции Афганистана. Другими словами, безопасность — это главное условие для всего развития страны. Тактика боевиков меняется и переходит в более скрытые формы сопротивления — в основном с использованием дистанционных мин, фугасов, нападения на патрули и т.д. Однако сейчас основной проблемой является не военное подавление этих проявлений насилия. Главное сейчас — создать систему правоохранительных органов, сформировать суды, запустить в действие систему местного самоуправления. Только так можно достичь успехов в социальном развитии. Это значит, что одними военными мерами сейчас нельзя обеспечить безопасность и поступательное развитие Афганистана», — уверен Хекмет Четин, старший гражданский представитель НАТО в Исламской Республике Афганистан. На данном этапе основные международные игроки таким образом распределили секторы ответственности в «постталибовской» стране: США отвечают за подготовку Национальной афганской армии; Германия — за создание полноценных органов внутренних дел; Италия помогает в выстраивании всей юридической системы; Япония содействует демобилизации и возвращению к мирной жизни членов многочисленных военизированных группировок; Великобритания пытается эффективно бороться с наркобизнесом в стране, занимающей первое место в мире по объемам производства опиумного мака.

Именно он сегодня является проблемой номер один в Афганистане. «В 2004 году президент Афганистана провел конференцию со старейшинами и религиозными лидерами страны, в ходе которой он попросил начать джихад наркотикам и покончить с этой проблемой как можно быстрее. Затем мне пришлось встречаться со старейшинами города Джелалабада. Они сказали, что послушались президента и прекратили производство мака в своих деревнях. Однако люди не получили ничего взамен и были вынуждены вернуться к производству наркотиков. Я бы предложил такое решение этой проблемы: должна быть установлена квота производства мака. Этот мак собирается и покупается международным сообществом по определенной цене — не ниже, чем это делают наркодельцы, а затем этот мак уничтожается. Так делали когда-то в Турции, и проблема была успешно решена. Такая модель может действовать в период, когда будет формироваться новая экономика Афганистана, когда крестьянин сможет заниматься выращиванием фруктов, овощей, пшеницы», — считает Хекмет Четин. Афганистан сегодня для Североатлантического альянса — один из реальных шансов доказать свою жизнеспособность и эффективность в 21 столетии, где уже нет места тому противостоянию сверхдержав, в котором и возник для миллионов советских людей пресловутый афганский синдром.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно