ГОССЛУЖАЩИЙ ДОЛЖЕН ВЫПОЛНЯТЬ РЕШЕНИЕ СУДА,

18 июня, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 18 июня-25 июня

Вчера пленум Верховного суда Украины рассмотрел протест заместителя генерального прокурора по п...

Вчера пленум Верховного суда Украины рассмотрел протест заместителя генерального прокурора по поводу решения ВС относительно выдачи претенденту в кандидаты на пост президента Александра Мороза дополнительных 150 тысяч подписных листов. Протест заместителя генерального прокурора по поводу решения судебной коллегии по гражданским делам от 8 июня 1999 года отклонен. Кроме того, пленум Верховного суда Украины принял отдельное постановление, копия которого будет направлена в Генеральную прокуратуру Украины и Центральную избирательную комиссию. В документе Верховный суд обращает внимание на то, что приостановление исполнения решения Верховного суда, вступившего в законную силу, было грубым нарушением закона, а также на грубое нарушение действующего законодательства, предусматривающего немедленное выполнение судебного решения.

На вопросы «ЗН» согласился ответить председатель Верховного суда Украины Виталий Бойко.

- Виталий Федорович, каково ваше отношение к конфликту или противостоянию, связанному с решением Верховного суда, удовлетворившего жалобу претендента в кандидаты в президенты Александра Мороза на решение Центральной избирательной комиссии об отказе в дополнительной выдаче подписных листов и реакцией на это решение самой ЦИК и Генпрокуратуры?

- Я бы не назвал это конфликтом, это просто полемика, возникшая вокруг данного вопроса. Вообще подходы к решению проблем, возникающих в ходе подготовки к президентским выборам, дают основание сделать, по меньшей мере, три вывода. Во-первых, правосознание в нашем обществе остается пока что таким же, как во время существования командно-административной системы. По-прежнему считают, что главной фигурой в процессе управления является чиновник, и ему расставаться со своим всевластием очень сложно. Это еще раз подтверждает, что наш путь к формированию правовой государственной системы будет также чрезвычайно трудным и длинным. Во-вторых, в действующем законодательстве все еще существует слишком много противоречий. Сегодня действуют законы, которые принимались 50-60 лет назад, в частности отдельные положения Гражданско-процессуального кодекса и, например, новый закон о выборах президента, принятый в этом году. Положения отдельных законов, мягко говоря, противоречат, а точнее - взаимоисключают друг друга. В этой правовой неразберихе чиновник чувствует себя, как рыба в воде: используя противоречия действующего законодательства, он берет на вооружение то, что ему нужно, и принимает то решение, которое ему нужно. В-третьих, задержка реформирования судебной власти в Украине наносит непосредственный вред обществу, государству и угрожает демократическим началам, заложенным в Конституции Украины. Такие выводы можно сделать из полемики, возникшей после того, как Верховный суд рассмотрел первое заявление претендента относительно полномочий Центральной избирательной комиссии по созданию условий, необходимых для реализации его прав. И здесь суд обязан, с одной стороны определить, имеет ли право чиновник устанавливать правила игры, которые, по мнению суда, устанавливаются исключительно законом, с другой - защитить права претендентов в кандидаты, если они нарушены. Обоснование этой позиции суда изложены в мотивировочной части решения. Это решение суда по данному конкретному факту и оно подлежит выполнению. Относительно ссылок на то, что выполнение решения, вступившего в законную силу, приостановлено на основании полномочий исполняющего обязанности генерального прокурора, уполномочен определиться только пленум Верховного суда Украины.

- Комментируя решение Верховного суда, член ЦИК Виктор Алсуфьев заявил: «Остается только высказать сожаление, что судебная система позволила втянуть себя в политические игры», отметив, что «решение не основывается ни на нормах действующего законодательства, ни на конкретных обстоятельствах».

- Прежде всего, суд не может допустить принятие решения, так сказать, с политической окраской. Несмотря на утверждения о том, что это решение Верховного суда по поводу дополнительных подписных листов является политическим, я категорически отрицаю это, потому что никакая политика в этом вопросе не просматривается. Верховный суд мотивировал свое решение на основании закона, и оно является обоснованным.

Меня также обеспокоила позиция некоторых представителей государства, в том числе такого государственного органа, как Центральная избирательная комиссия, которые высказали свое мнение по этому поводу, не учитывая при этом требований статьи 34 Конституции Украины. Эта статья говорит о том, что каждый имеет право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. В то же время допускаются ограничения этого права, в частности в интересах национальной безопасности, охраны общественного порядка, защиты репутации и прав других людей и для поддержания авторитета и непредвзятости правосудия.

Конечно, оценка решения суда может быть разной, и это нормальное явление. Оценивать его могут, например, средства массовой информации. Но государственные служащие, в том числе члены Центральной избирательной комиссии, давали присягу выполнять закон. Поэтому если решение суда является обязательным к выполнению, а госслужащий его не выполняет, тем самым он нарушает присягу, что может повлечь за собой соответствующие последствия. А государственные служащие, нарушая требования статьи 34 Конституции, позволяют себе размышления вслух относительно заангажированности Верховного суда вообще и о незаконности принимаемых им решений в частности. Их дело - не выступать по телевидению с комментариями по этому поводу, а выполнять решение суда - не более того.

Кроме того, все разделы, внесенные в Гражданско-процессуальный кодекс, и статьи, касающиеся выборов президента Украины, предусматривают, что решение суда принимается в кратчайшие сроки, является окончательным и подлежит немедленному выполнению. В том случае, если заявление от кандидата поступило за три дня до выборов, суд обязан рассмотреть его немедленно и принимает решение, обязательное для выполнения. Существует положение, в соответствии с которым Центральная избирательная комиссия может обратиться к Верховному суду с обращением о снятии с регистрации кандидата в президенты. Представьте себе такую ситуацию. Допустим, Верховный суд примет решение о снятии кандидата с регистрации, например, за три дня до выборов, а какая-то другая инстанция приостановит выполнение этого решения. В какой бы ситуации оказалось в таком случае общество, государство? Так что с полномочиями других правоохранительных структур относительно пересмотра решения суда следует очень четко разобраться. Следует также разобраться в такой постановкой вопроса: хочу, выполняю решение суда, не хочу - не выполняю, потому что это очень опасная тенденция.

- По словам председателя ЦИК Михаила Рябца, «Центризбирком считает, что решение Верховного суда не основывается на фактических обстоятельствах, материалах дела, поэтому не соответствует требованиям закона». По словам М.Рябца, Счетная палата обращает внимание на то, что ЦИК нарушил смету расходов на проведение избирательной кампании в части средств, предусмотренных на изготовление подписных листов, в два раза превысив эту сумму. Должен ли суд, принимая решение, основываться, кроме закона, на «конкретных обстоятельствах»?

- Суд имеет право и обязан выяснять все обстоятельства, которые имеют отношение к конкретному вопросу. Но при решении любого вопроса, в частности относительно того, какой государственный орган уполномочен принимать то или иное решение, судья должен основываться исключительно на законе. Существует понятие «законные требования» и есть также термин, который использовался на протяжении очень длительного времени, - «целесообразность». Так вот иногда на первый план выходит не законность, а целесообразность. Мы столько раз сталкивались с этой целесообразностью, что она по инерции заводит нас в тупик, обусловливая нарушения закона и грубые нарушения прав граждан. Все это объясняется тем, что так нужно обществу. Но это очередная фраза, а суд не должен руководствоваться при вынесении решений целесообразностью, для него главное - это закон.

- Комментируя решение Верховного суда Украины, уполномоченное лицо А.Мороза заявило, что «сегодня была репетиция победы А.Мороза на президентских выборах», а приближение этого события стало новым поводом говорить об определяющей роли третьей власти в процессе любых выборов, о чем неоднократно шла речь во время выборов парламентских. В частности о том, что несовершенство законодательства, нечеткие формулировки предоставляют суду возможность фактически решать судьбу результатов голосования. По мнению некоторых юристов, весьма широкие возможности для этого предоставляет формулировка относительно правонарушений, которые повлияли или не повлияли на результаты. Не могли бы вы пояснить, где все-таки находится грань между теми нарушениями, которые могут повлиять на результаты выборов, и теми, которые такого влияния не оказывают?

- Само по себе заявление уполномоченного лица носит политический характер, направленный на формирование определенного имиджа претендента в кандидата в президенты. Если же говорить о третьей власти, то ее роль в обществе постепенно растет, и в принципе все споры должны и будут решаться исключительно в судах. В то же время очень сложно создать идеальный закон на все случаи жизни, который все понимали бы исключительно однозначно. Жизнь настолько многообразна, что прогнозировать возможные, так сказать, варианты не правового поведения во время предвыборной кампании и заранее устанавливать соответствующие параметры невозможно. Суть судебной деятельности заключается в том, что судья, рассматривая конкретные дела, проверяя материалы дела на предмет наличия отдельных нарушений, сам на основании своего внутреннего убеждения оценивает, насколько они могут повлиять на результаты голосования.

Из моего личного опыта работы в качестве председателя Центральной избирательной комиссии: когда избирался парламент первого, как говорят, демократического созыва, мы отстаивали позицию, заключающуюся в том, что не всегда отдельное нарушение может являться основанием для отмены результатов выборов. Тогда из-за этого нас очень сильно критиковали. Вообще это очень сложный вопрос, и следует внимательно изучить каждое нарушение, в том числе в совокупности с остальными, и наперед загадывать здесь нельзя.

- Ваше отношение к намекам на то, что вы являетесь «человеком Мороза»? Мол, вы с Александром Морозом с давних пор находитесь в хороших отношениях, неоднократно предоставляли друг другу поддержку?

- В контексте поставленного вопроса я ничей, но, как говорится, на каждый роток не накинешь платок. Наверное, это происходит потому, что в свое время, будучи председателем Верховной Рады, А.Мороз вспомнил о том, что есть такой бывший министр юстиции Украины, который всю жизнь проработал в судах, а на тот момент был Чрезвычайным и Полномочным послом в Республике Молдова. А.Мороз предложил мне дать согласие на прохождение Высшей квалификационной комиссии и баллотироваться на пост председателя Верховного суда. Как на духу говорю, я две недели думал, не соглашался. Потому что в случае избрания я значительно терял и в материальном плане. Но, хотя работа в посольстве и нравилась мне, сформировался я как юрист, и мне хотелось вернуться туда, где я чувствовал себя, учитывая имеющийся опыт, более уверенно, поэтому я согласился. Возможно, в определенной степени этот факт дает основания говорить, что я - человек Мороза. Хотя тогда, когда шло голосование в Верховной Раде, подходили депутаты из самых разных фракций и говорили - не волнуйтесь, проголосуют. Я тогда отвечал им, что еще не знаю, чего мне бояться - того, что проголосуют, или того, что не проголосуют. С одной стороны, здоровое честолюбие человека, который идет на повышение, причем на такую большую должность, имея, я считаю, совершенно нормальные карьерные устремления. С другой - изменение условий работы, которая только начала налаживаться: я два года прожил в гостинице, не имея никаких условий для работы послом. В Молдове мне через месяц собирались предоставить четырехкомнатную квартиру, заканчивался ремонт особняка, а мне так и не довелось поработать в условиях, соответствующих представителю государства. Так что у меня было двойственное ощущение.

Впрочем, у меня нормальные отношения со всеми представителями фракций. Думаю, никто не может иметь ко мне претензий, что я кого-то не принял, не выслушал или не вник в интересующий его вопрос, а если я не могу решить какой-то вопрос, потому что конкретная позиция противоречит закону, то я прямо говорю об этом. В то же время нельзя сказать, что какой-то вопрос решался при участии А.Мороза за пределами закона. Пусть кто-то приведет хоть один пример, который свидетельствовал бы о противоположном. Некоторые иногда хотять оправдать свою позицию, ссылаясь на какие-то особые отношения между кем-то. У меня были нормальные отношения с А.Морозом как руководителем Верховной Рады, сейчас у меня нормальные отношения с нынешним руководством ВР, руководителями фракций, и у нас нет никаких конфликтов. Нормальные отношения у меня и с представителями исполнительной власти, за исключением, пожалуй, претензий к ним, касающихся финансированием судебной власти.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно