Голодовка без отрыва от власти

10 июня, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 10 июня-17 июня

Пожалуй, последний поступок львовского городского головы способен удивить не только Украину или даже СНГ, но и весь мир...

Пожалуй, последний поступок львовского городского головы способен удивить не только Украину или даже СНГ, но и весь мир. Мэр Львова Любомир Буняк восьмого июня этого года объявил голодовку! Поводом для столь радикальной формы протеста со стороны первого лица города, по его собственному определению, стал произвол судов. Это в общем. А конкретно он называет ряд дел, ведение которых, согласно его мнению, характеризует львовскую судебную систему как «коррумпированный мафиозный клан», как «бизнес, где все дела можно решить только за деньги».

Мы не станем опровергать оценку, данную украинской судебной системе. А оставим за собой возможность вкратце перечислить моменты, по которым у нашего мэра скопились претензии. Серьезные проблемы суды Львова стали создавать городу (мэру) еще во время последнего срока Кучмы. На городской бюджет были повешены задолженности по зарплате перед учителями областного центра. Вследствие чего местная казна потеряла четыре с половиной миллиона гривен. Помимо этого нынешней управленческой команде города в судебном порядке было предписано рассчитаться с художниками Сухорскими, которые еще при прежней городской власти установили в центре Львова памятник Тарасу Шевченко. Буняк отказался рассчитываться за долги своего предшественника, как в свое время Ленин отмахнулся от царских долгов. Судебная система ответила арестом городских счетов и имущества. Действие этих и других решений Фемиды, невыгодных городу, мэр, хоть и плохо, но все же переносил. А вот отказом от пищи Буняк ответил уже, когда оная система стала бить гривней его лично.

Последней каплей горя лично для Л. Буняка, если отслеживать хронологию его отношений с местной судебной системой, стало то, что шестого июня 2005 года апелляционный суд Львовской области оставил в силе решение Франковского районного суда Львова. В соответствии с этим решением, мэр таки должен выплатить 50 тысяч гривен народному депутату Украины Ярославу Кендзьору в качестве компенсации за моральный ущерб. Для читателя «ЗН», не имеющего по этому поводу информации, сообщим, что еще в 2002 году Буняк на заседании городской рады сразу после острого выступления Кендзьора в его адрес выпалил: «Я никому в этом зале не позволю баламутить депутатов горрады, даже народным депутатам-спортсменам, бывшим агентам КГБ!». Потом мэр стал оправдываться, что он ни с кем не идентифицировал свою реплику, что он ее просто так сказанул. Но реконструкция ситуации четко указывала на то, что мэр имел в виду именно Кендзьора.

Чуть раньше (10 мая 2005 года) Галицкий районный суд Львова признал, что обвинения Буняка в адрес народного депутата Украины Олексы Гудымы, который якобы украл у помаранчевой революции часть денег, безосновательны. В начале февраля этого года Буняк публично заявил, что Гудыма утаил миллион гривен из пожертвований для поддержки львовян, пребывавших на Майдане во время известных революционных событий. Суд также обязал Буняка выплатить последнему 50 тысяч гривен.

Это далеко не все случаи «ошибочных», с точки зрения мэра, решений судов. Разумеется, Буняк, говоря о мотивах объявления голодовки, предпочитает не сепарировать личные интересы от интересов общины — он их преподносит в пакете. В связи с этим возникает впечатление, что тарифы на водоснабжение и тепло мэр с нарушением законодательства повышал в интересах «громади міста». К слову, и по воде, и по теплу горисполком (читай — городской голова) суды проиграл. Правда, эти судебные решения для Буняка большой опасности не представляют, поскольку касаются лишь нарушения процедуры принятия тарифов. Дело в том, что право оспаривать размеры тарифов имеют только определенные государственные органы, а они почему-то этим правом не желают пользоваться в полной мере. Данные суды, по процедуре, выиграла частная фирма, чтобы хоть как-то обратить внимание общественности и государства на тарифный произвол монополистов в сфере коммунальных услуг.

Если послушать Буняка, то его на провозглашенную форму протеста подвигла не так необходимость расплачиваться с обиженными политиками из своего кармана, как отсутствие желательной для него реакции со стороны высших государственных институтов на его конфликт с системой судопроизводства. Мэр в течение последних месяцев направил обращения Верховному суду, Президенту, премьер-министру и т. д., с тем, чтобы все они как-то образумили суды. «Однако, — заметил по этому поводу пан Буняк, — я не получил ничего, кроме отписок! Меня просто никто нигде не слышит!» Ладно, львовского мэра не слышит «народный Президент», так как мэр является креатурой нынешнего премьера (за Буняка львовяне проголосовали во многом потому, что сама Тимошенко его нахваливала как крепкого хозяйственника). Но почему премьерша «не слышит» призывов своего протеже? Физически она его слышит. Как-то даже высказалась, что давление на Буняка вызвано тем, что он кое-кому в городе прищемил хвосты. Но втягиваться в официальное отстаивание «крепкого хозяйственника», за которым закрепилась, мягко говоря, неоднозначная репутация и который еще с дореволюционных времен воюет с областной «Нашей Украиной», Тимошенко совсем не с руки.

Стремясь быть услышанным на самом верху, Буняк прежде всего добивается, чтобы во Львов была прислана полномочная комиссия, которая бы и разобралась в сложившейся истории. Потом верховная государственная власть должна «… принять все предусмотренные действующим законодательством меры относительно недопущения в дальнейшем нарушений норм права при осуществлении судопроизводства». За требованиями общей справедливости мэр не преминул напомнить о своем личном. Он настаивает на пересмотре судебных решений, начиная с судов первой инстанции, в делах с его участием в присутствии представителей международных правозащитных организаций.

При этом мэр предупредил, что будет стоять, а если не сможет стоять, то — и «лежать» до конца: «Лучше достойно умереть, нежели всю жизнь стоять на коленях перед этой системой!». Ну, насчет «достойно умереть», это, конечно, — театр. В биографии Буняка был факт, когда он как настоящий хозяин своему слову сначала его (слово) дал, а потом забрал. Когда Буняк только шел в мэры, он пообещал дать городу круглосуточную воду за два года. А если этого не случится, бил себя в грудь бывший строитель нефтепроводов, то сразу уйдет в отставку. Два года прошло — круглосуточной воды в городе не появилось. Тем не менее уходить в отставку мэр отказался. Если бы суицидные мотивы действительно занимали фантазию эксцентричного мэра, он мог бы выбрать, скажем, ту форму протеста, к которой прибегла раньше одна из жертв его земельной политики — преподаватель философии ЛНУ. Когда земельное управление горисполкома выставило на торги без надлежащего оформления участок, которым длительное время пользовалась семья университетского работника, тот сжег себя в знак протеста.

Самое обидное, что самоотверженный поступок львовского мэра не произвел впечатления на своих же, в частности на городских депутатов. Девятого июня они большинством проголосовали за признание прошлогодней работы городского исполкома, возглавляемого Буняком, неудовлетворительной. Поддержку Буняку оказали депутаты из фракции «Батьківщина». И что теперь голодному мэру остается?! Делать к заявлению приписку, мол, голодаю против судопроизвола и большинства своих депутатов?!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно