«Голодные» бунты в Украине: станут ли они реальностью?

27 февраля, 2009, 16:54 Распечатать

И в достаточно экспансивных Греции и Болгарии, и в некогда спокойных Литве, Латвии и Исландии люди выходят на улицы, протестуя против последствий нынешнего финансово-экономического кризиса, нищеты и безработицы...

В кризисные времена люди устают от политики и начинают видеть зло в ней самой… Отвращение вызывали бесплодные дебаты в парламенте по второстепенным вопросам, взрывы гнева и взаимной ненависти среди депутатов. Вину за экономические проблемы люди приписывали парламентскому устройству, ответственность за неурядицы возлагали на демократов… Голоса, отданные Гитлеру, были скорее выражением всеобщего недовольства, как теперь говорят, протестных настроений, чем одобрением его программы.

Л. Млечин. «Самая большая тайна фюрера»

Массовые акции протеста, демонстрации, требования отставки правительства, проведения досрочных выборов парламента, погромы магазинов и поджоги автомобилей — эта телевизионная картинка стала для нас уже привычной.

И в достаточно экспансивных Греции и Болгарии, и в некогда спокойных Литве, Латвии и Исландии люди выходят на улицы, протестуя против последствий нынешнего финансово-экономического кризиса, нищеты и безработицы.

В Украине массовые акции протеста тоже не редкость, но, слава Богу, пока они обходились без проявлений агрессии и жестокости. Однако вариант, когда граждане, доведенные до отчаяния, выйдут на улицы, громя магазины и поджигая автомобили, отнюдь не является фантастикой.

Ситуация требует детального анализа. Право граждан на проведение массовых акций гарантировано Конституцией. Хотя я уверен, что массовые уличные беспорядки и голодные бунты отбросят Украину в ее развитии на несколько лет назад, лишь усилят анархию, вседозволенность и хаос в стране.

Где будет следующая горячая точка Европы? Что ждет Украину в ближайшем будущем? Станут ли голодные бунты реальностью в нашей стране? Используют ли политики такие акции в своих целях? Или они будут действительным проявлением самоорганизации населения?

На эти и другие вопросы попытается дать ответы автор в своей статье.

Социальная температура на фоне кризиса

Ситуация в обществе оптимизма не вызывает. В стране растет запрос на сильную руку. Политическая элита тотально делегитимизирована, доверие к ней опустилось до критически низкого предела. Градус политического и социального напряжения явно повышен.

Результаты опроса почти всех авторитетных социологических служб свидетельствуют, что более 80% граждан Украины считают: события в стране развиваются в неправильном направлении.

Крайне пессимистично украинцы оценивают как политическую, так и экономическую ситуации в Украине. По данным опроса Центра социальных исследований «София», 96% респондентов убеждены, что экономическая ситуация «скорее плохая» и «плохая». 66% считают политическую ситуацию «острой, конфликтной» и даже называют ее «взрывоопасной».

Эти данные позволяют сделать вывод: в стране созданы, по крайней мере, на уровне массового сознания, предпосылки для серьезных протестных акций.

Однако между предпосылками и реальными действиями — дистанция огромного масштаба. Массового желания выходить на улицы для того, чтобы устраивать социальные бунты, а тем более прибегать к насильственным действиям, у граждан пока нет.

О многом говорят цифры, характеризирующие динамику изменений общественных настроений. По данным исследований фонда «Демократические инициативы», в 1994 году 44% наших граждан считали, что необходимо любой ценой сохранять порядок, мир и спокойствие. В декабре 2008-го такого мнения придерживалось всего лишь на 4% меньше опрошенных. Сторонниками активного протеста против ухудшения жизни в 1994 году было 23% респондентов. В декабре 2008-го эта цифра возросла в полтора раза — до 36% граждан (это все равно на 4% меньше, чем выступающих за спокойствие и мир любой ценой).

В декабре 2008 года вербальную (то есть на словах) готовность принять участие в митингах и демонстрациях протеста выявили 9% респондентов, 29% заявили, что не выйдут на улицы ни при каких условиях.

Интересно также сравнить, как изменились протестные настроения граждан в период между декабрем 2008 года (опрос Центра Разумкова) и февралем 2009 года (опрос Киевского международного института социологии). Благо сравнение корректно, ибо вопросы задавались практически аналогичные.

Согласно исследованиям двух ведущих социологических институций страны, наши сограждане прежде всего ориентируются на участие в законных акциях протеста.

Однако число украинцев, готовых принять участие в санкционированных митингах и демонстрациях за эти два месяца возросло более чем в два раза — с 7,2 до 16,6%. В феврале этого года по сравнению с декабрем прошлого также повысилась забастовочная готовность — с 2,8 до 7,7%.

В то же время число граждан, готовых к более радикальным действиям — к несанкционированным митингам и демонстрациям (3,6% опрошенных в феврале), к организации бойкотов (3,8%), к созданию не зависимых от правительства и президента вооруженных формирований (1,8%), — за эти два месяца осталось практически неизменным.

Согласно исследованиям КМИСа, наиболее высокую активность проявляет население Юга Украины. В этом регионе в санкционированных митингах готовы принять участие 20% граждан, что почти на 4% больше, чем в среднем по стране; в организации бойкотов — на 5% больше; в создании не зависимых от правительства и президента вооруженных формирований — на 1,6% больше.

Впрочем, согласно февральскому опросу, 51% наших сограждан заявили о своей неготовности вообще принимать участие в любых акциях протеста.

Какая же из групп граждан может стать питательной средой не только для организации акций протеста, но и неуправляемых уличных беспорядков?

Самый активный экономический и социальный слой нашего общества, костяк среднего класса, — это люди, которым сегодня за 40. Они прошли нелегкие 90-е.
Начинали с Турции, Польши и России, привозили товар, торговали им на базарах, кормили семьи, сражались с рэкетом и милицией, словом, выживали и строили свое дело.

Имея жизненный опыт 90-х годов, эти люди вряд ли будут выходить на улицы для участия в деструктивных бунтах. Если есть конкретная цель — без сомнения, она будет поддержана. Однако поддерживать инициативы, такие как «Геть усіх!» или «Достали» — увольте. Лучше потратить время на возрождение собственного бизнеса или посадить картошку в селе у матери.

Иная ситуация среди тех, кому около 30, в среде менеджеров нового поколения. Они не прошли школу 90-х. Свою карьеру они начинали в достаточно комфортных условиях, рассчитывая с самого начала на вполне достойную зарплату, офисный режим работы и отдых за границей.

Не имея опыта выживания в кризисных условиях, потеряв работу, именно от них часто можно слышать парадоксальное: я до этого получал 4 тыс. долл., и за меньшие деньги я работать не согласен. Господа, уймитесь — время высоких зарплат закончилось, необходимо «пахать» и выживать.

Поучаствовать в акциях протеста эта группа граждан готова, громить все, что попадется под руку, — нет.

Вряд ли активное участие в акциях протеста будут принимать и украинские крестьяне. Из всех слоев общества именно они имеют наибольший запас прочности, во всяком случае, голод им не грозит. Не исключено, что мы станем свидетелями достаточно мирных акций фермеров, которые будут протестовать против повышения цен на удобрения, низких цен на зерно, грабительских кредитных ставок.

С действительно радикальными действиями мы рискуем столкнуться, если произойдет нечто экстраординарное — введут продразверстку либо начнут массово национализировать земельные наделы.

Наиболее высокий протестноемкий потенциал имеют две группы населения — пенсионеры и жители небольших городов, где работает одно, но градообразующее предприятие. Именно Восток и Юг страны могут стать наиболее конфликтогенными регионами.

Массовые задержки выплат пенсий могут серьезно повысить температуру социальной напряженности. В случае остановки градообразующих предприятий и тотальной безработицы в одном отдельно взятом населенном пункте мы станем свидетелями не только захватов заводов, но и массовых походов на Киев.

Такова ситуация на сегодняшний день. То, что она будет динамично изменяться и, скорее всего, не в лучшую сторону, у меня сомнений нет. Первый пик акций протеста будет весной — в начале лета этого года, второй наложится на предвыборную осень 2009 года.

Протестные настроения могут подогреваться и дальше скачкообразным ростом курса доллара, проблемами с выплатами депозитов и кредитов, ростом безработицы, которая, по прогнозам, в 2009 году возрастет в три раза — с трех до девяти процентов, то есть приблизительно до 3 млн. человек.

Питательную почву для роста протестных настроений создает перманентный политический кризис, а попросту — хаос в стране. Гражданам надоела бесплодная политическая возня и разборки.

Им необходимо, чтобы власть просто работала. Ни на что другое люди уже не рассчитывают. В противном случае они сметут всех.

Нам необходимо учиться протестному делу настоящим образом

Современные акции протеста, несомненно, не будут похожи ни на первые акции середины 90-х
годов, ни на Майдан 2004 года, ни на массовые демонстрации 2007 года.

В 90-е годы в Украине граждане лишь учились нелегкому протестному делу. Главную свою энергию украинский народ направил не на участие в акциях, а на выживание в новых экономических условиях.

В 2004 году большинство граждан вышло с политическими целями — защитить свои права и свободу в Украине. В 2007 году участники, организованно работающие на разные политические силы, получали свои 100 гривен в день и были абсолютно удовлетворены ситуацией.

В каких формах будут проходить акции протеста в 2009 году? Уже сейчас можно выделить, по крайней мере, три типа форм протеста

Первая — акции как следствие самоорганизации граждан. Их участников, как правило, объединяет не место жительства, а корпоративный интерес. Например, легко организовать граждан, которые не могут получить свой депозит или выплатить кредит. Достаточно «вожака» и клича, брошенного в Интернете.

Несомненно, любые действия власти, направленные на повышение налогов, также будут приводить к массовым акциям протеста, как это было в январе и феврале 2009 года, когда автомобилисты протестовали против повышения автотранспортного сбора.

Такие акции — это совершенно нормальное явление для демократической политической системы. Это и есть проявления настроя того гражданского общества, о необходимости которого твердят наши демократы.

Кстати, о сильной руке. Никто, наверное, не сомневается в том, что власть в России достаточно сильна. Так вот, эта сильная власть просто проигнорировала требования своих граждан об отмене повышения импортных пошлин на автомобили. Во время разгона протестующих во Владивостоке шесть человек были арестованы.

В Украине существуют хотя и слабая, но система обратной связи между властью и обществом. После протеста автомобилистов в Верховную Раду были немедленно внесены, как правительством, так и оппозицией, тринадцать законопроектов, снижающих ставку автотранспортного сбора.

Однако власть не научилась полностью адекватно реагировать на требования граждан. Скорее ее действия ассоциируются с условным рефлексом по академику Павлову — есть требования, необходимо выслушать граждан и решить проблему.

А где же предварительный анализ проектов собственных решений, которые привели к подобным акциям протеста? Где кропотливая работа на упреждение? И вообще, стоит ли в каждом конкретном случае идти на поводу у демонстрантов? Ведь и граждане должны нести ответственность за свои действия, за тот безумный кредитный бум, когда многие жили днем сегодняшним, не задумываясь, как будут отдавать деньги завтра.

В подобном «рефлексивном» стиле можно действовать до поры до времени — пока есть ресурс для исправления ситуации. Ухудшение экономического положения неизбежно приведет к тому, что затыкать возникающие дыры будет уже нечем.

Важно также, чтобы граждане не зацикливались лишь на демонстрациях и иных формах уличного протеста. В борьбе за возвращение, например, своих депозитов необходимо самоорганизовываться и в поисках других методов отстаивания своих прав. Например, через организацию бесплатной юридической помощи для подачи массовых исков в суды на банки, которые отказываются выплачивать деньги.

Второй тип акции — это политтехнологии, которые будут использоваться молодыми, но ранними политиками для того, чтобы смести власть нынешнюю и самим стать президентом, премьером или на худой конец народным депутатом.

Им все равно против чего или за что протестовать. Для них критически важно «оседлать» протестные настроения и самим стать властью, получить доступ к ресурсам.

Главное для них — вывести людей на улицы, а там посмотрим. Классические примеры: маргинальные акции «Достали» или «Геть усіх!». Абсолютное отсутствие конструктивной программы — главное отличие этих политических технологий. Как тут не вспомнить строки из Интернационала: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья. А затем…». Хватит, уже проходили.

Именно такие формы псевдопротеста наиболее опасны. Участие в них, как правило, принимают люди, доведенные до отчаяния. Организаторам будет достаточно легко вывести их на улицу, а управлять процессом — нет.

Третий тип — это акции, которые будет проводить оппозиция с целью отставки правительства или власти в целом. Например, Партия регионов уже анонсировала свои протестные действия на весну 2009 года. Однако господа оппозиционеры ошибаются, когда думают, что подобные выступления граждан могут пройти полностью под их контролем.

Уличная стихия живет по своим законам. Массовое сознание стало более агрессивным. Достаточно небольшой спички, провокации — и волна социальных бунтов может накрыть Киев.

Нельзя забывать и о внешнем факторе. Протесты в Риге тоже вначале были мирными. Однако после того как большинство демонстрантов разошлись по барам спокойно выпить пива, они с удивлением увидели по телевизору, как оставшаяся, в общем-то небольшая часть протестующих с упоением начала громить магазины и поджигать автомобили. В Латвии начали поговаривать о некоем внешнем следе, с тревогой посматривая на Россию.

Как можно уменьшить протестные настроения в обществе? Что необходимо сделать правительству для того, чтобы события в Украине не пошли по неуправляемому сценарию?

Во-первых, пожар легче предотвратить, чем потушить.

Правительство должно сделать все необходимое для обеспечения минимального социального пакета. Выплачивать вовремя зарплаты и пенсии, не повышать налоги. Его задача — проверять каждый принимаемый закон, анализируя его протестоемкость.

Конечно, без непопулярных мер не обойтись. Однако необходимо находить наиболее оптимальное решение с точки зрения как экономики, так и социальной составляющей. В условиях кризиса бремя его последствий должны разделить все. Однозначно выигравших или проигравших быть не должно.

Например, банки и кредиторы при посредничестве государства должны договариваться о реструктуризации валютных кредитов, переводе их в гривни, по приемлемому и для банка, и должника курсу обмена.

Во-вторых, необходимо кардинально изменить атмосферу политического взаимодействия в стране — создать мегакоалицию, в которую, кроме нынешних коалициантов (БЮТ, части «НУ—НС», Блока Литвина), вошла бы и Партия регионов.

Лишь такое объединение элит позволит стабилизировать политическую ситуацию в Украине, создаст возможности для оперативного реагирования на вызовы, которые порождает мировой экономический кризис, принятия необходимых законов и правительственных решений.

Лишь такая электоральная конструкция будет иметь социальную опору на Западе, в Центре, на Юге и Востоке Украины.

Лишь такое конституционное большинство сможет внести изменения в Конституцию, которые бы ликвидировали двоеглавие в исполнительной власти. Ею должен руководить (и, естественно, отвечать за последствия своего руководства) кто-то один — либо премьер, либо президент.

Уверен, что мы должны продолжить курс на формирование полностью парламентской республики. Иначе пост президента останется таким огромным призом, за который развернется ожесточенная борьба, по сравнению с которой 2004 год покажется нам дракой в детском садике.

В-третьих, власть должна быть социально ответственной, она не должна сеять панику и неверие. И власти, и гражданам необходимо учиться жить по правде.

Секретариат президента Украины в последнее время превратился в «агентство плохих новостей». Президентские чиновники по два раза в день рассказывают нам то о задержках с выплатами пенсий, то о невыполнении бюджета, то о тотальной экономической катастрофе. Виктор Ющенко избрал путь «чем хуже, тем лучше», не осознавая, что его непреодолимое желание «утопить» Юлию Тимошенко ведет к дефолту всей страны.

Но нельзя представлять ситуацию и исключительно в розовых тонах, чем грешит премьер-министр. Кризис достаточно глубокий, и излишне оптимистичные заявления позже рикошетом ударят по самому правительству и по доверию общества к нему.

В-четвертых, органы охраны правопорядка должны быть готовы к жестким действиям по пресечению массовых уличных беспорядков.

Знаковыми в последнее время стали заявления министра внутренних дел Юрия Луценко, направленные на профилактику и предупреждение социальных бунтов. Были проведены учения внутренних войск и милиции в Крыму, на всех уровнях было заявлено о готовности милиции предотвратить и локализировать любые незаконные акции протеста.

Однако не выдает ли желаемое за действительное министр внутренних дел? Насколько милиция готова сегодня работать как единая структура? Готовы ли отдать жесткие приказы генералы? И готовы ли выполнять их офицеры и рядовые? Ведь при подавлении уличных беспорядков и бунтов возможны человеческие жертвы. Готовы ли рядовые, сержанты, офицеры, генералы и сам министр к такой ответственности?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно