«ГЕЙ, СЛАВЯНЕ, ГЕЙ, СЛАВЯНЕ, МОСКАЛИ И КИЕВЛЯНЕ…»

27 декабря, 2002, 00:00 Распечатать

«Неужель наставишь пушку на свою жену-хохлушку?..» — под аккомпанемент этих и им подобных виршован...

«Неужель наставишь пушку на свою жену-хохлушку?..» — под аккомпанемент этих и им подобных виршованых строк подходит к концу «Год Украины в России» — главное пропагандистское детище московского Кремля и администрации Президента Украины, что напротив Дома с химерами. Музыка народная, авторство либретто приписывают россиянину Александру Стальевичу и украинцу Виктору Владимировичу. Лично.

За отчетный период две бывшие республики-сестры провели энное количество смотров-конкурсов, открытий-закрытий и прочих мероприятий. Съедено икры черной немало, водки выпито — еще больше. Виктор Черномырдин окончательно стал «своим в доску парнем» для украинской элиты, но при этом он не перестал выполнять функции полномочного представителя российского президента. А наш посол, пан Билоблоцкий, если не ошибаюсь, впервые показался из своей московской резиденции в конце года, в дни трагедии на Дубровке, чтобы получить свою порцию мата от эфэсбешника, а может, милиционера, охранявшего «штаб антитеррористической операции» — мол, шляются тут всякие… Ну, и главное. Дружбы народов и экономической целесообразности в наших отношениях — собственно того, ради чего государственные мужи России и Украины целый год распинались с телеэкранов и сцен больших и малых драматических театров больше, увы, не стало.

Предпоследнюю неделю уходящего года представительная делегация во главе с председателем Украинской всемирной координационной рады Михайлом Горынем и приглашенные им журналисты провели в пяти сопредельных регионах Российской Федерации — от Курска до станицы Лазаревской на Кубани, инспектируя, так сказать, официальное закрытие инициированного президентом Путиным «Года Украины в России».

Мне довелось проехать лишь часть маршрута — тремя областями Центрального Черноземья. Общее впечатление — наши соседи все еще не могут прийти в себя. Осознание того факта, что Украина вот уже больше десяти лет независима, приводит среднестатистического россиянина в состояние аффекта. Чиновник Курской областной думы до сих пор не может простить (только кому?) развала СССР и сравнивает это «варварское событие» (цитата) с бомбежками американцами Белграда. И так везде. Подобные вещи вы услышите за день столько раз, сколько имеете встреч: с политиками, чиновниками, журналистами.

Да, кстати, будьте готовы, что, увидев паспорт с трезубцем или услышав украинскую речь, вас назовут «хохлом». Поймите правильно, это не оскорбление, поскольку многие из наших земляков, живущих ныне в России, и сами называют себя именно так. Воспоминания о своей «хохляцкой» юности в Харькове (Сумах, Чернигове, Ровно, далее везде), теще-«хохлушке» — неизменная общая черта всех бесед — от вполне официальных до застольно-кухонных.

Говорит и показывает Москва

По официальным данным Российского статистического агентства, в Российской Федерации проживают 4 млн. 379 тыс. 690 украинцев (эти цифры опубликованы еще до подведения результатов переписи 2002 г., так что число будет в скором времени скорректировано, причем в сторону увеличения). Если ориентироваться на официальные реляции, то можно сделать единственный вывод — нигде в мире так хорошо не живется украинцу, как в современной России. На сайте «Соотечественник», финансируемом Минпечати РФ, под девизом «Украинскому языку и культуре в России предоставлены все возможности для укрепления и развития» опубликованы следующие сведения.

«В России действует свыше 90 украинских общественно-культурных объединений. Только в Москве действуют четыре таких общества, финансовая и организационная поддержка всем этим обществам осуществляется местными органами власти из федерального бюджета».

Это, мягко говоря, не совсем так. Члены существующих не один год украинских обществ «Україна-Сейм» (Курск), «Перевесло» и «Чуття єдиної родини» (Воронеж), с которыми довелось беседовать и под запись, и просто так, в один голос утверждают: никакой поддержки от властей они не имеют. И никогда не имели — ни на помещение, ни под классы, ни на издание своих информационных бюллетеней. Наоборот, время от времени к активистам приходят «пообщаться» неприметные товарищи из ФСБ и делают попытки направить деятельность общин в «конструктивное русло». Иначе говоря, сидите и не рыпайтесь.

Многое из того, что провозглашается российской стороной, в т.ч. на межгосударственном уровне, функционирует только на бумаге. Читаем официальную справку: «Открыт и действует Украинский институт, зарегистрированный как автономная часть Московского педагогического университета». Иначе говоря, вывеска наличествует. А если говорить по сути, то данное научное и образовательное учреждение практически не существует — нет финансирования. То же самое — с единственной на 150-миллионную Россию «украинскую библиотеку». Действительно, на одной из спальных окраин Москвы имеется филиал (!) районной библиотеки № 147, в который энтузиасты вот уже больше десяти лет собирают украинские газеты, журналы, аудио- и видеокассеты, книги, здесь же проводят тематические вечера и т.д.

Насмешкой выглядят заверения московских чинов, что «все украинские газеты и журналы выходят в России при полном соблюдении свободы слова». А газеты, отпечатанные в Украине, могут распространяться «абсолютно свободно и на равных правах». Но, следует заметить, так и не распространяются. Правда, по слухам, с Нового года одна киевская ежедневная газета, близкая к Виктору Медведчуку и сильно не любящая Виктора Ющенко, появится в московских киосках. Якобы договоренность об этом достигнута на самом высоком уровне — между главами президентских канцелярий двух стран.

Москва далеко. Ночь на поезде. От райцентров Белгородской и Курской областей, где живут тысячи украинцев, до Харькова и Сум рукой подать. Но купить украиноязычную прессу негде. Своя самиздатовская газетка «Східна Слобожанщина», издававшаяся Дмитрием Денисенко, уже давно не выходит — нет средств. В то же время российские власти при каждом удобном случае потрясают солидным списком издающихся газет общин и землячеств. Вот один из этих списков: «Український кур’єр», «Український вибір», «Тинди-ринди» (все — Москва), «Дніпро» (Тольятті), «Промінь» (Самара), «Оренбурзька криниця» (Оренбург), «Червона калина» (Тюмень), «Український вісник» (Республика Коми), «Рідне слово» (Челябинск), «Українець на Зеленому клині» (Владивосток), «Козацьке слово» и «Вісник товариства української культури Кубані» (Краснодар), «Українське слово» (Мурманск), «Криниця» (Уфа).

Впечатляет! С одним уточнением — все эти газетки и бюллетени давно не выходят, иные — уже больше десяти лет… Правда, за последнее время появились новые издания — к примеру, ежемесячник на восьми страничках «Голос України в Західному Сибіру» в Тюмени. Но и он влачит жалкое существование, отводя больше половины места под панегирики в адрес местного губернатора, выделившего крохи из богатого нефтегазового пирога бедным украинским родственникам.

Подобная иезуитская практика заставляет украинцев России бить в колокола. Однако их мало кто слышит — и в Москве, и, увы, в Киеве. Цитата из переписки главы Федеральной национально-культурной автономии «Украинцы России» Александра Руденко-Десняка с Государственной думой РФ: «В России нет ни одного печатного украинского издания, выходящего более-менее регулярно. Зарегистрированные издания не выходят по причине отсутствия финансирования, и их поддержка со стороны органов местного самоуправления — благое пожелание. Заявка на финансовую поддержку украинского издания федерального уровня второй год находится на рассмотрении в российских правительственных инстанциях, ответа до сих пор нет». С момента составления эпистолы прошел еще год. Ждите ответа, ждите ответа…

Путинская Россия щедро финансирует из федерального и московского городского бюджетов деятельность многочисленных советов по делам соотечественников, организаций вроде затулинского «Института стран СНГ», несколько Интернет-сайтов, объединенных общей темой — русские и русскоязычные бывшей «одной шестой», мы помним о вас.

А Киев? Сказать, что тема защиты интересов соотечественников, рассеянных по свету, является мейнстримовской — было бы сильным преувеличением. Депутаты вот уже четвертого созыва никак не могут принять закон «О зарубежных украинцах». Денег в бюджете каждый год выделяют ровно столько, чтобы не дать умереть с голода работникам немногочисленного секретариата Украинской всемирной координационной рады (ранее — общества «Україна»). На рабочие поездки по местам компактного расселения украинцев нынешний руководитель УВКР Михайло Горынь выбивает копейки у множества государственных органов, призванных «содействовать и координировать», и у идейно-близких к национал-демократам бизнесменов. Хлопотное это дело…

Встречи на Восточной Слобожанщине

Встреча с членами украинских обществ — зрелище не для слабонервных. Напоминает собрание членов «Просвіти» в областных центрах вроде Луганска или Николаева. Два-три десятка активистов глубоко пенсионного возраста. В воздухе топором висит боязнь болтнуть что-нибудь лишнее и полная лояльность к властям. Может ли в такой атмосфере возникнуть вполне законное требование открыть украинские классы в области, где только по официальным данным проживают больше 120 тысяч украинцев? С другой стороны, если «хохлам» не нужна национальная школа, очевидно, что местным властям это не нужно вдвойне.

Глава Суджанской районной администрации Курской области Николай Ильин, к примеру, считает, что на подведомственной ему территории с национальным вопросом все в полном ажуре. Доказательство: главврач райбольницы и главный терапевт — «хохлы». Украинской школы, газеты, книг в библиотеке нет с 30-х годов прошлого столетия. И это при том, что в свое время Суджанский район входил в Киевскую губернию, а в ноябре 1918 года — целых пять дней! — в УССР, о чем с гордостью рассказывают в краеведческом музее.

Если бы не нынешний визит делегации УВКР, то жители Суджи, которых власти добровольно-принудительно собрали в актовом зале мэрии, никогда и не услышали б призыв главы общества «Україна-Сейм» Бориса Лазаренко создать в райцентре землячество: люди добрые, не бойтесь, ничего страшного мы делать не собираемся, вон филателисты и те объединились… Не дословно, но суть и тон передаю точно.

Но не все куряне настроены так инфантильно. Первый председатель общества Евгений Желиховский — здешний радикал. Видимо, поэтому и был… переизбран. По его словам, «Год Украины в России» и многочисленные разговоры о «стратегическом партнерстве» — фикция, поскольку ничего не изменилось. Как и раньше невозможно купить украинскую газету, книгу, послушать радио. Больше в этом смысле повезло жителям приграничных районов. Их телевизоры принимают украинское телевидение. Глава одной из районных администраций даже предлагал заехать к нему домой, чтобы мы убедились, что его мать, русская по национальности, с удовольствием смотрит сериалы по «1+1».

Во всех реляциях о достижениях украинского национально-культурного строительства в Российской Федерации упоминается о существовании отдельных украинских классов и даже школ. В том числе и в райцентре Шебекино Белгородской области, что на самой границе с Вовчанским районом Харьковщины. На самом деле нет там никакого класса. Впрочем, когда-то он был. Учительница-энтузиастка устала бороться на два фронта — как с чиновничеством от образования, так и с родителями «маленьких украинцев», которые отнюдь не горят желанием отстаивать право своих детей на образование на родном языке. Слава богу, остался хотя бы украинский кружок. И тот держится «на честном слове и на одном крыле». А тем временем руководитель Белгородского областного общества российско-украинской дружбы Светлана Калашникова пребывает в уверенности, что шебекинские украинцы обучаются на родном языке.

В рамках празднования «Года Украины в России» в райцентре Россошь на юге Воронежчины должны были открыть памятник Тарасу Шевченко. Но год уже закончился, а монумент так и не установили. Председатель Ассамблеи народов Воронежской области, здешний законодатель Сергей Рудаков утверждает, что политики здесь нет. Перенос открытия памятника — лишь результат творческих разногласий между скульпторами и архитекторами. Правда, местные украинцы из организации «Перевесло» шепотом приводят аргумент иного порядка. Новый губернатор, бывший начальник местного управления ФСБ, мягко говоря, «недоумевает», зачем тратить деньги на какого-то Шевченко.

Николай Ковалев, завкафедрой славянской филологии Воронежского госуниверситета, на которой никогда не прерывалось преподавание украинского языка и литературы, считает, что если бы из Москвы спускали вниз не только учебные планы, но и деньги, дела с подготовкой специалистов по мове шли бы намного лучше. А так ежегодно кафедра выпускает всего по 10—12 человек. После годичного обучения студенты получают на руки сертификат и забрасывают его подальше. Хотя потребность в специалистах растет — на таможне, например. Формально выпускники университета имеют право преподавания украинского, но ни в одной школе области нет ставок и свободных часов для изучения языка, родного как минимум для трети жителей области. Заведующая кафедральной библиотекой Мария Авдеева рассказала, что еще совсем недавно украинский значился в учебном плане не как отдельный славянский язык, а как… языковая особенность Воронежского края.

Гражданство за три часа

Ассимиляционные процессы берут свое. Тем не менее количество украинцев на Восточной Слобожанщине не уменьшается. Но это как-то не радует…

Новенький, с иголочки, пахнущий лаком и краской Белгородский университет — важное направление трудовой миграции преподавательской элиты из Харькова. Ректор, доктор социологических наук Леонид Дятченко не скрывает, что, после окончания строительства нового здания и многоквартирного дома, ныне главное его занятие — это переманивание в вуз ученых из «первой столицы». Здесь из наших кандидатов, докторов наук и просто доцентов уже укомплектовали несколько кафедр. С несколько циничной улыбкой победителя Леонид Яковлевич говорит: «Мы готовы приглашать целые научные школы. Передайте своим знакомым ученым и преподавателям — в Белгороде их ждут с распростертыми объятиями. Через два часа после заключения контракта они получат ключи от квартиры, через три часа — российское гражданство». Но не может не радовать, что не все «за шмат гнилої ковбаси» готовы поменять «трезубый» паспорт на «двухголовый». Один доктор физико-математических наук несколько раз в неделю ездит читать лекции из «заграничного», но все также географически близкого Харькова, однако гражданству Украины остается верен.

Как это ни странно, но именно печальный белгородский пример вынуждает активнее использовать фактор возможности получения качественного высшего образования для формирования «украинского лобби» в здешних краях. Логическая цепочка такова: содействие в поступлении в университет в Украине, новая языковая, интеллектуальная среда, возвращение молодого специалиста домой, участие в делах украинского землячества. Также считает и Михайло Горынь: существующую квоту для поступления абитуриентов из восточной диаспоры в вузы Украины нужно увеличить — с нынешней тысячи хотя бы до десяти тысяч. Возможно, именно это поможет хоть чуточку приостановить ассимиляцию молодежи. А пока — быть украинским активистом в России — удел стариков.

* * *

Нация, которая отказывается от своих детей, вряд ли имеет будущее. Конечно, неплохо, не затрачивая никаких усилий, пользоваться услугами сильного и влиятельного лобби, как армяне в Лос-Анджелесе и евреи в Нью-Йорке. Но и в этом случае метрополии считают жизненно важным поддерживать соотечественников спюрка или алии. Ведь именно они представляют миру образ самого народа. Кто помнит фамилию министра иностранных дел Армении? Зато все знают Шарля Азнавура и Шер. Да и для формирования имиджа Украины как современной страны, кто сделал больше — Леонид Кучма, заявляющий в Сибири — «мы, украинцы, все с придурью…», или братья Кличко, ныне живущие в Германии, но побеждающие под сине-желтым флагом.

Но вернемся к соотечественникам в России. 2002 год, проходивший под патронатом двух президентов, ничем им не помог, более того — реально ухудшил их положение. Развеялись последние иллюзии на государственную поддержку насущных национально-культурных потребностей: ведь в державе, которой руководит Путин, национальных проблем априори нет, не было и быть не может. Конечно, плохо и безынициативно работали и «зонтичные» структуры самой диаспоры — Объединение украинцев России и уже упоминавшаяся федеральная автономия, что требует отдельного разговора. Недовольство многолетним и, следует признать, не очень эффективным руководством известного писателя Руденко-Десняка уже привело к уходу наиболее деятельных общин из ОУР.

Реальные проблемы четырех миллионов наших земляков утонули в пропагандистской риторике — о братстве, славянских чувствах, бла-бла-бла... В 2003 году чем-то подобным нас будут целый год закармливать «мэстные» интернациональных дел мастера. С поправкой, правда, на интеллектуальные потребности заказчиков, так называемой «украинской элиты» — радио «Шансон», Ян Табачник и бородатые анекдоты про Вовочку в исполнении Гаранта.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно