ГДЕ НАЙТИ МЕХАНИЗМЫ, ИЛИ КТО ОКОНЧАТЕЛЬНО РЕШИТ КРЫМСКИЙ ВОПРОС

24 марта, 1995, 00:00 Распечатать

Прошло уже несколько дней после «революционных» решений украинского руководства относительно по...

Прошло уже несколько дней после «революционных» решений украинского руководства относительно политико-правовой ситуации в Крыму, а и мы, и все остальные заинтересованные стороны по-прежнему являемся свидетелями, к сожалению, традиционной украинской ситуации, когда принятые решения как бы зависают в воздухе из-за отсутствия действенных механизмов реализации. Всем ясно, что ломать — не строить и что первое осуществить гораздо проще, чем создать что-либо взамен. Да еще и так, чтобы было выполнимо и действенно.

Всем также очевидно, что Киев наконец отважился «власть употребить» и сделал это совершенно по-новому — единодушно и решительно. Перешел от потакания, увещеваний и отсрочек к решительному наведению конституционного порядка на одной из частей своей территории. Но опять же показались старые уши прежней украинской политики — Киев как всегда не знает, что делать дальше, и надеется только на то, что крымские политики осознают свою неправоту и добровольно вернутся на украинское правовое поле. Надежда в отношении опьяненных сепаратистскими настроениями совершенно беспочвенна.

На пресс-конференции 20 марта Председатель ВС Украины Александр Мороз несколько раскрыл карты относительно расчетов киевской правящей элиты. Во-первых, Киев надеется побороться с Юрием Мешковым, прекратив финансирование деятельности институтов крымского президентства. Почти нереально хотя бы уже потому, что Ю.Мешков еще во время своего летне-осеннего противостояния с полуостровным парламентом обмолвился, что Крым, перестав платить налоги в центральный бюджет, живет финансово автономно. Но даже если и удастся решить эту проблему, то остается не менее важная — юридически-психологическая. А именно — что делать с легитимностью избрания Юрия Мешкова, которому совершенно открыто отдали свои голоса крымчане.

Киев объясняет: мол, ошиблось старое руководство Украины, которое только увещевало крымских политиков не делать ничего предосудительного, а должно было не допустить избрания на неправовой основе непредусмотренного украинской Конституцией должностного лица. Это и правда, и не совсем правда одновременно, хотя бы потому, что украинское законодательство (в частности о разграничении властных полномочий между Киевом и Симферополем) оставляло Крыму право самому определять порядок и организацию своей исполнительной власти. Вот там легитимно и избрали «главным исполнителем» президента. Кому теперь рассказывать, что Киев своими решениями отменял крымскую Конституцию, противоречащую украинской? Крымчанам? Они вряд ли поймут, чувствуя себя оскорбленными «центром» в лучших своих надеждах. Остается уповать на пассивность крымчан, которых подвели бездеятельные местные и парламент, и президент. Пока, видимо, это удается. А вдруг все изменится? Способов возбудить общественное недовольство множество. Например, запретить российской консульской группе выдавать российские паспорта. Или неосторожно как-то воздействовать на неистового Юрия Александровича, который сегодня активно рядится в тогу «мученика» «киевского бандеровского произвола». Ответов, повторяю, нет, есть только надежда на естественное отмирание как ненужного и искусственного. В этом плане совершенно правильны слова Александра Мороза о том, что «стабильность на полуострове — единственный критерий принятых по Крыму решений».

Второй расчет Киева на внесение раскола в с трудом восстановленное единство крымской политической элиты, настроенной пророссийски. Для этого в Крыму были «оставлены» в силе парламент и правительство. Надежда опять же таки на то, что с Юрием Мешковым на «междусобойчике» разберутся Сергей Цеков и Анатолий Франчук. Двум последним отведена роль главных стабилизаторов, что по не очень чистым законам политики совершенно правильно. Однако в этом случае в Киеве должны помнить слова главы российского думского Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Константина Затулина, который несколько недель назад в Госдуме России откровенно заявлял, что главный успех его комитета в крымском вопросе — это восстановление единства между лидерами политического блока «Россия» в Крыму. А что если он окажется прав? Бывает же такое.

И все-таки главной проблемой в Крыму для Украины остается то, что она может предложить взамен шумной, но несостоявшейся предыдущей политики. Ибо только объединяющая конкретная работа, ощутимая достатком в доме, может быть действенным противоядием бацилле сепаратизма и несбыточных надежд. Видимо, киевской элите надлежит и во внутриукраинских делах (во всех остальных, в частности в проведении оздоровительных реформ) продемонстрировать решительность и единство «от 17 марта». Слава Богу, прецедент есть, добавилось бы мудрости и взвешенности. Но принятие президентского закона о власти между прочим не за горами, а власть — штука сладкая...

Было бы также очень неразумно сбрасывать со счетов российский фактор. Да, сейчас вроде бы произошел своеобразный дипломатический размен «Крым на Чечню» и Россия признала полуостровные дела внутренним делом Украины. Как бы в знак «благодарности». Да и Олег Сосковец подписал соглашение о реструктуризации украинского долга России. Тоже как бы в подтверждение российской позиции. Однако, с другой стороны, чего не сделаешь, если «из-за бугра» обещаны миллиарды «зеленых» и недвусмысленно сказано: сделай, мол, с Украиной то, что хочешь, чтобы сделали с тобой, а именно — тоже отсрочили долги Парижскому клубу кредиторов. В Киеве всегда должны помнить, что от того, на что в Москве однажды было сказано «мое», просто так не отказываются.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно