«ГАЗПРОМ» ВЫЗЫВАЕТ ПОДОЗРЕНИЯ ИНВЕСТОРОВ

19 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 19 января-26 января

Гигантский газовый монополист, одно из крупнейших предприятий России, за последние годы перевел сотни миллионов долларов в активах за пределы компании...

Гигантский газовый монополист, одно из крупнейших предприятий России, за последние годы перевел сотни миллионов долларов в активах за пределы компании. Происходило это в процессе заключения сомнительных сделок с компанией, преимущественно принадлежащей нынешнему и бывшему директорам «Газпрома», его руководителям и их родственникам, гласят документы.

Эти действия вызвали резкую критику со стороны иностранных инвесторов, которые опасаются, что ценные активы «Газпрома» — а ему принадлежит более одной пятой всех мировых запасов природного газа — будут выведены из управления компанией или использованы руководством компании в целях получения личной выгоды.

Вопросы по поводу «Газпрома», который частично является государственной собственностью, представляют собой серьезное испытание приверженности президента Владимира Путина экономическим реформам. Они проникают в самую сердцевину длительных, но до сих пор не разрешенных дебатов: станет ли российская экономика открытой, прозрачной, рыночной, в которой собственность и права акционеров надежно защищены, как обещал г-н Путин, или же в ней будут доминировать сомнительные сделки и политические риски, как это происходит сегодня?

Иностранные инвесторы задаются вопросами, наблюдается ли конфликт интересов в сделках, которые «Газпром» заключил со «Стройтрансгазом», компанией, занимающейся проектированием и сооружением трубопроводов и которая получила от «Газпрома» контрактов на 1 миллиард долларов. Два сына бывшего премьер-министра Виктора Черномырдина являются основными акционерами «Стройтрансгаза», как и дочь исполнительного директора «Газпрома» Рема Вяхирева. Г-н Черномырдин являлся исполнительным директором «Газпрома» в прошлом.

Зарубежные инвесторы также выражают беспокойство по поводу того, что активы «Газпрома» стоимостью в сотни миллионов долларов, прежде всего богатые газовые месторождения, были переданы другой быстро растущей российской газовой компании «Итера» либо без надлежащей компенсации «Газпрому», либо в ходе сомнительных сделок с ценными бумагами.

Российские финансовые специалисты давно подозревали, что «Газпром» или его руководители могли иметь свои паи в «Итере». Обе компании отрицают существование такого перекрестного права собственности и утверждают, что все их контракты были взаимовыгодными. Письма и телефонные звонки на адрес «Газпрома» с вопросами о деталях аспектов, затрагиваемых в данной статье, остались без ответа.

Борис Федоров, бывший министр финансов России, который ныне представляет интересы зарубежных инвесторов, поднимал вопросы по поводу деловых сделок в ходе встречи с советом директоров «Газпрома» 9 декабря. Г-н Федоров сказал, что полных ответов на свои вопросы он так и не получил.

«Мы хотели бы получить ответы, — заявил г-н Федоров, — так как основной проблемой в моей работе в «Газпроме» является открытость — открытость, открытость, открытость и еще раз открытость, чего «Газпрому», одной из крупнейших компаний России, к сожалению, не хватает».

«Газпром», в котором трудится 298 тысяч человек и который поставляет 25,7 процента всего газа в Европу, часто называют «государством внутри государства» из-за его мощного, квази-независимого статуса. Государству принадлежит 38,4 процента этой компании, которая является одним из крупнейших источников налоговых поступлений России.

Эта компания могла бы стать золотой жилой для России, однако зарубежные инвесторы утверждают, что ценность компании значительно сокращается из-за вопросов, которые возникают по поводу управленческой активности и сомнений в отношении всеобъемлющих рисков ведения бизнеса в России.

Рыночная капитализация «Газпрома» — стоимость всех его акций — составляет приблизительно 7 миллиардов долларов. Для сравнения: рыночная капитализация Exxon Mobil Corp. превышает 300 миллиардов долларов. При этом запасы энергоносителей, принадлежащих «Газпрому», в шесть раз превышают аналогичные резервы Exxon Mobil, однако в пересчете на единицу измерения этих энергоносителей стоимость одной акции «Газпрома» несопоставимо меньше таковой для компании Exxon Mobil. И причина этого заключается вовсе не в энергетике, а в тех рисках, которыми обеспечивают своих инвесторов как сам «Газпром», так и Россия в целом.

Г-н Путин в течение последних месяцев предпринимал несколько попыток в большей степени взять под контроль эту огромную компанию. Дмитрий Медведев, первый заместитель главы президентской администрации, был назначен на должность председателя.

В последние месяцы Медведев признал, что рыночная капитализация «Газпрома» «чудовищно низка», и предположил, что компания может стоить «сотни миллиардов долларов». Однако Кремль, похоже, не собирается делать резких движений по смене руководства компании и предпочитает подождать, пока истечет срок контракта с г-ном Вяхиревым (в нынешнем году).

The Washington Post располагает документами, касающимися сделок «Газпрома» со «Стройтрансгазом» и «Итерой», частично представленными г-ном Федоровым, который распространял их после декабрьской встречи с советом директоров, а частично взятыми из докладов российской федеральной комиссии по рынку ценных бумаг.

Федоров заподозрил возможный конфликт интересов в сделках «Газпрома» со «Стройтрансгазом». «Стройтрансгаз» имеет контрактов на сумму 1,2 миллиарда долларов и при этом сообщил представителям комиссии, что его бизнес на 81 процент обеспечивается заказами «Газпрома».

Согласно утверждениям Федорова и документам, предоставленным комиссией, более 50 процентов акций «Стройтрансгаза» принадлежат членам совета директоров «Газпрома», его бывшим и нынешним руководителям, а также их родственникам.

Это касается Вяхирева, чья дочь, Татьяна Дедикова, владеет 6,4 процента «Стройтрансгаза»; Черномырдина, сыновьям которого, Виталию и Андрею, принадлежит по 5,96 процента компании каждому. Самому же Арнгольту Беккеру, президенту «Стройтрансгаза» и члену совета директоров «Газпрома», принадлежит 20 процентов акций компании, а трое его детей владеют долями от 2,6 до 6,9 процента каждый.

Родственник еще одного члена совета директоров «Газпрома» и заместителя его исполнительного директора, Вячеслав Шеремет, владеет еще 6,4 процентами «Стройтрансгаза».

Г-н Черномырдин, бывший во времена Советского Союза министром газовой промышленности, стал первым председателем «Газпрома» после его приватизации, а затем являлся премьер-министром России с 1992 по 1998 годы, после чего опять вернулся в «Газпром» в качестве его председателя. Ушел он с этого поста только в прошлом году и ныне является депутатом нижней палаты российского парламента, Государственной думы.

Г-н Федоров в письменных вопросах, адресованных «Газпрому», интересовался, каким образом родственники руководителей «Газпрома» оказались владельцами «Стройтрансгаза».

В соответствии с документами, предоставленными комиссией по ценным бумагам, «Стройтрансгаз», похоже, провел в 1995 году сделку с ценными бумагами на исключительно выгодных условиях, когда ему удалось приобрести 4,8 процента акций «Газпрома». Хотя рыночная ценность этого пакета в то время составляла 191 миллион долларов, «Газпром», как свидетельствуют документы, продал его всего лишь за 2,5 миллиона долларов.

Федоров говорит, что сделка является «еще одним примером странной кооперации» с «Газпромом», исключительно выгодной «Стройтрансгазу». Российская деловая газета «Ведомости» за 10 ноября цитировала Беккера, утверждавшего, что эти акции пошли в оплату контрактных работ.

Вопросы, возникающие по поводу взаимоотношений между «Газпромом» и «Итерой», касаются контроля над прибыльными активами «Газпрома», в первую очередь над газовыми месторождениями. «Итера» была основана Игорем Макаровым, бывшим велосипедистом мирового класса из Туркменистана, который начал свой бизнес с бартерных сделок. В 1990-е годы «Итера» стала брокером между «Газпромом» и потребителями, которые часто оказывались не в состоянии оплатить свои счета.

В более поздние времена «Итера» стала проникать на внутренний российский газовый рынок. Президент «Итеры» Валерий Очерцов недавно в Бостоне сообщил инвесторам, что «Итера» планировала произвести в завершившемся году 18 миллиардов кубических метров газа, что выведет ее на второе место среди российских поставщиков природного газа. Компания насчитывает 7 тысяч служащих в 24 странах.

Согласно Федорову, «Итера» стала одной из самых крупных газовых компаний мира как раз в последние три года, обладая запасами в 1,2 триллиона кубических метров. Это несколько меньше, чем запасы всего Кувейта с его 1,49 триллиона, но больше, чем у Норвегии — 1,17 триллиона кубических метров. Федоров и другие инвесторы интересуются, каким образом «Итера» смогла так быстро нарастить свои обороты. Они подозревают, что активы «Газпрома» стоимостью в сотни миллионов долларов были переданы «Итере» на весьма сомнительных условиях.

По словам Федорова, на совете директоров «Газпрома» было договорено, что министр экономики правительства Герман Греф, который также входит в состав совета директоров компании, будет собирать все спорные вопросы, касающиеся «Итеры», для возможного расследования.

«Итера» отрицает факты «обдирания» «Газпрома». Очерцов сказал в интервью газете, опубликованном 5 декабря, что компания инвестировала 400 миллионов в развитие своих газовых месторождений.

«Этот факт полностью аннулирует все обвинения в «обдирании» «Газпрома», — заявил он. — О каких активах мы вообще говорим?»

Однако Федоров утверждает, что «Итера» получила 472,5 миллиона долларов кредитов, гарантированных «Газпромом», в период с 1997 по 2000 годы. «Это показывает, что фактически «Газпром» финансирует все «инвестиции «Итеры», — пишет Федоров.

Вице-президент «Итеры» Владимир Мартыненко утверждает, что «Итера» выплатила свои долги «Газпрому» и больше не обращается к газовому гиганту за кредитами.

Федоров сказал, что «Итера» все свои активы получила от «Газпрома», будь то в прямой или косвенной форме.

Федоров и другие задаются вопросом, почему «Газпром» позволяет сокращаться своей доле ценных активов. Например, говорит он, 51 процент дочерней компании «Роспан» был продан «Итере» по номинальной стоимости, 286 долларов, тогда как собственный отдел ценных бумаг «Газпрома» оценил стоимость компании в 104 миллиона долларов. В то время «Роспан» глубоко увяз в долгах в основном все тому же «Газпрому».

В другом примере, с «Таркосейлнефтегаз», газовой компанией, расположенной в Тюменской области на западе Сибири, 46 процентов ее акций в 1994 году принадлежало «Газпрому». Однако в ходе нескольких транзакций компания увеличила количество акций, в результате чего доля «Газпрома» сократилась до 24 процентов, тогда как доля «Итеры» возросла до 30 процентов по состоянию на 1998 год. С тех пор доля «Газпрома» сократилась до 8 процентов. Доля «Итеры», похоже, тоже сократилась, тогда как доля другой компании, TNG Holding, сейчас составляет 48 процентов.

Документация по ценным бумагам показывает, что было проведено пять эмиссий и сплитов за период между мартом 1994 года и апрелем прошлого года. Эти данные подтверждают, что «Газпром» не воспользовался своими возможностями для сохранения процентной доли в «Таркосейлнефтегазе», когда это можно было сделать без чрезмерных затрат.

В транзакции за ноябрь 1997 года доля «Газпрома» сократилась с 46 процентов до 27, хотя сохранение своих прав собственности обошлось бы «Газпрому» в 175 тысяч долларов.

В августе 1998 года процентная доля «Газпрома» опять сократилась до 24 процентов, хотя «Итера» самостоятельно приобрела акции дочерней компании. Дальнейшее снижение доли «Газпрома», до 19 процентов, произошло в июне 1999 года, хотя сохранение своей доли нетронутой обошлось бы «Газпрому» в 1,3 миллиона долларов.

В апреле прошлого года, когда в ходе очередной транзакции доля «Газпрома» сократилась до 8 процентов, сохранение своего статуса могло обойтись компании уже в 6,6 миллиона долларов.

Две транзакции 1997 и 1999 годов сократили долю «Газпрома» до 21 процента, как показывают отчеты. «Итера» сейчас владеет 38 процентами, по словам г-на Мартыненко.

Федоров сказал, что речь не идет о выдвижении претензий к «Итере», а лишь о возникновении ряда вопросов к «Газпрому».

«Мы видим, как одна компания разрастается, — сказал он, — а другая сморщивается».

 

Перевод с английского
Оксаны ПРИХОДЬКО

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно