Гармоничная перестройка в Поднебесной

16 марта, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 16 марта-23 марта

В советское время каждый съезд партии или сессия Верховного Совета были событием всемирного значения...

В советское время каждый съезд партии или сессия Верховного Совета были событием всемирного значения. И пусть за ходом форумов следили только советские люди, тем не менее речи руководителей и принятые решения порой влияли на развитие планеты. По ту сторону железного занавеса, то есть на Западе, трансляций советских съездов не вели, однако внимательно слушали слова тех, кто определяет жизнь второй на то время супер­дер­жавы.

В Китае советскую традицию проведения съездов и форумов оберегают до сих пор. И ныне почти три тысячи делегатов Всекитайского собрания народных представителей, а также около двух тысяч членов главного консультативного органа страны — Народного политического кон­сультативного совета Китая (НПКСК) съехались в Пекин со всей республики, чтобы на сессии главного законодательного органа утвердить повестку дня жизни для одной шестой части населения планеты на будущий год. К этому событию можно относиться сегодня так, как раньше жители Запада воспринимали советские съезды. Од­нако решения, принятые в ходе сессии ВСНП, действительно затрагивают интересы большей части населения Земли.

То, что происходило в Пекине с 5 по 15 марта сего года даже старожилы китайской политики и наблюдатели называют событием неординарным, во многом по сути и по форме отличающимся от всех предыдущих заседаний ВСНП. Это лишь на первый взгляд тот же помпезный зал Дома народных собраний, те же лица в президиуме, те же стройные ряды депутатов в национальных костюмах. Однако это уже отнюдь не тот послушный или карманный парламент, который лишь утверждает спущенные из ЦК Компартии Китая решения, о котором каждый год трубят на Западе. Безусловно, определенная его зависимость от решений, принятых на пленумах и съездах КПК, остается. Но если судить по тому, как шла дискуссия (а она действительно была), если учесть, что чиновники были вынуждены отвечать на самые острые вопросы, выслушивать критику и публично признавать свои ошибки, то все было по-другому. Журналисты, в том числе и иностранные, впервые получили право без соблюдения определенной, в прошлом весьма жесткой процедуры интервьюировать практически любого участника сессии от делегата до высшего должностного лица государства. Все это было беспрецедентным для Китая.

Беспрецедентным стали и решения сессии. Внесение двух ключевых законов — о собственности и о налоге на прибыль с предприятий — в повестку дня можно назвать тихой революцией, которая в некотором смысле сравнима с перестройкой. Кстати, в ходе сессии ВСНП не раз звучало слово «гласность», но вместо «перестройка» все больше «строительство».

Положения первого закона обсуждались в Китае последние 30 лет (!), то есть с первых дней начала модернизации и современных реформ, вдохновителем которых был Дэн Сяопин: есть ли в Китае частная собственность и стоит ли государству обеспечивать ее защиту наравне с общественной. Большинство согласилось, что стоит, более того, сразу же оговорились, что закон не ограничивается правом на собственность автомобилей и домов, но также признает частную собственность в «смысле производства». Что можно трактовать как первое в истории страны фактическое признание права на защиту частных предприятий и личных прав предпринимателя, усилиями которых ныне производятся две третьих ВВП страны. В то же время, как явствует из закона, его положения пока не распространяются на сельхозугодья, которые, например, могут стать частными наделами фермеров. Земля остается в коллективной собственности жителей деревень, что, однако, не гарантирует ее неотчуждаемости в случае, если на этой земле решили построить, например, крупное предприятие или проложить автотрассу. Именно из-за этих случаев в Китае в последние годы зафиксированы тысячи локальных волнений и бесчинств с участием крестьян, земли которых изымались по тем или иным причинам. Закон предусматривает более упорядоченную процедуру изменений землепользования крестьянами, также предусматривает компенсационные выплаты в случае отчуждения земли. Государство особо обязуется защищать обрабатываемые сельхозугодья, которых в Китае с учетом числа населения, очень мало — 122 миллиона гектаров.

Тем не менее даже в такой редакции многие, прочитав проект закона о защите частной собственности, поспешили заявить: это не что иное, как отказ Китая от базовых принципов социалистической экономики, назвав его «предательством». Но это не так. Проект закона четко фиксирует: «нация находится на начальном этапе социализма», где «общественная собственность преобладает, сосуществуя наравне с другими видами собственности», а именно государственной и частной.

По второму закону дискуссия велась менее продолжительное время, но во время нее тоже было сломано немало копий. Этот закон фактически является выполнением со стороны Китая одного из обязательств, принятого в ходе переговоров о вступлении в ВТО. Это весьма значительный шаг к тому, что коммерческая и деловая жизнь, а также работа всех субъектов предпринимательской деятельности в Китае будет в большей степени соответствовать общемировым нормам, чем, например, традициям и внутренним установкам. Ключевой пункт данного закона: все игроки рынка — государственные, частные, коллективные предприятия — имеют в стране равные права (хотя защита государственных предприятий усиливается).

Однако самый интересный пункт — предложенная единая ставка в 25% подоходного налога для всех предприятий как национальных, так и с участием иностранного капитала. Ныне этот налог для всех составляет 33%, однако в ряде случаев некоторые компании пользовались льготами, что позволяло платить подоходный налог на уровне 15%. Им дается срок за пять лет перейти на оплату, согласно нормам нового закона.

Этот закон положительно воспринят иностранными предпринимателями.

Законопроект, который обсуждался в рамках НПКСК, но не был вынесен на сессию ВСНП, — о занятости. Документ также направлен на решение одной из наиболее серьезных проблем Китая — безработицы. Формально она не привышает 4,3%, тем не менее в масштабах Китая это значит, что в ближайшие месяцы 24 миллиона безработных окажутся на рынке труда и несколько десятков тысяч выпускников китайских вузов (30% от общего числа) не имеют гарантированных шансов получить работу по специальности в ближайший год.

Проблема безработицы, которая главным образом осложняет социально-экономическую ситуацию в городах, вместе с упомянутыми выше волнениями безземельных крестьян в сельских районах представляют наибольшую опасность для внутренней стабильности страны. Хотя это очень четко представляет себе китайское руководство, на местном уровне власти порой даже игнорируют и прямо противятся выполнению решений центрального правительства. С этим связан, как отмечалось на сессии, провал общегосударственных усилий по уменьшению потребления энергии на единицу произведенной продукции, о мерах по защите окружающей среды, об улучшении социальной защиты трудящихся, а также многих других многочисленных начинаний и инициатив, которые руководство страны спускало вниз.

Это всерьез обеспокоило руководство страны. Поэтому прозвучал призыв к усилению властных полномочий и расширению регулятивных функций центрального правительства в вопросах, которые раньше вполне бы могли относиться к компетенции местных властей.

Однако следует отметить мудрость китайских властей, которые облекли свой новый внутриполитический курс в весьма привлекательную оболочку под названием «политика построения гармоничного социалистического общества». Впервые о гармонии в обществе на китайском олимпе заговорили в прошлом году, а уже в октябре решение об этом принял пленум КПК. Парламент, естественно, не мог остаться в стороне от этого решения, и премьер-министр страны Вэнь Цзябао очень четко изложил его принципы — «уделять больше внимания социальному развитию и улучшению жизни народа. Продолжая ценить человека как основу основ, стимулируя ускоренное развитие социальной сферы, активно заниматься разрешением тех проблем, которые больше всего беспокоят население и затрагивают его самые прямые и самые реальные интересы. Оберегать социальную беспристрастность и справедливость с тем, чтобы весь народ вкушал плоды реформы и развития». Пожалуй, такого человечного подхода к решению внутренних проблем от китайского руководства мало кто ожидал. Хотя многие, не вдаваясь в ана­лиз этих слов, поспешили объявить их голословным популизмом. Одна­ко именно под эти принципы сегодня подводятся многие конкретные программы развития страны. Более того, данная идея уже в нынешнем году может быть включена в устав Компартии Ки­тая как основополагающий принцип наряду с идеями Мао Цзедуна, Дэн Сяо­пина и Цзяна Цзэминя. На этот раз, очевидно, пришел черед и председателя Ху Цзиньтао пополнить этот ряд теоретиков социализма с китайской спецификой. На сессии ВСНП прозвучал недвузначный призыв китайского руководства распространить эту «гармонию» (правда, в китайском ее понимании) на весь мир, и эта идея, очевидно, станет концепцией новой китайской внешней политики.

Нам же, наблюдающим за этим грандиозным по своим масштабам строительством как бы из-за забора этой стройплощадки, пока отведена лишь роль зрителей, однако стоит надеяться, что зрителей небезучастных, так как идея гармонии (в любом ее понимании) присуща каждому человеку.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно