Гарантия иллюзий

4 сентября, 2009, 16:25 Распечатать

Политика евроатлантической интеграции сегодня переживает не лучшие времена. На ней одной из первых отражается политический и экономический кризис, начало предвыборной президентской кампании...

Политика евроатлантической интеграции сегодня переживает не лучшие времена. На ней одной из первых отражается политический и экономический кризис, начало предвыборной президентской кампании. Вот и Виктор Ющенко, который в годы президентства позиционировал себя убежденным сторонником вступления Украины в НАТО, в своем выступлении по случаю Дня независимости ни словом не обмолвился о евроатлантической интеграции. И все же вопреки всему — нехватке денег, отсутствию политической поддержки со стороны ведущих украинских политиков, активному противодействию России — на этом направлении внешней политики происходят события, которые приводят к результатам, позволяющим достичь критериев членства и усилить отношения Украины с Североатлантическим альянсом. В начале августа президент подписал Годовую национальную программу на 2009 год. И до 7 сентября правительство должно ее утвердить. А в конце августа представители Киева и Брюсселя завизировали декларацию о дополнении Хартии об особом партнерстве Украина — НАТО.

Если для украинцев известие о подписании декларации осталось почти незамеченным, то у российских политиков оно вызва­ло приступ раздражения. Пост­пред России при НАТО Дмит­рий Рогозин заговорил о «политическом крючкотворстве и тайных договоренностях» и о том, что «Ющенко и его окружение… стараются форсированными темпами втянуть свое государство в НАТО». Почему-то особенное возмущение у российских политиков вызвало положение декларации, позволяющее Украине в случае, если она будет чувствовать прямую угрозу своей территориальной целостности, политической независимости или безопасности, созывать Комиссию Украина — НАТО (КУН).

Трудно понять, из-за чего так взбеленились россияне. На воре шапка горит? Декларация не является стратегическим прорывом в политике евроатлантической интеграции. В ней нет ничего такого, о чем бы не говорилось ранее. По мнению украинских и натовских экспертов, он «только адаптирует Хартию, основной документ, регулирующий отношения Украины и Североатлантического альянса, к новой реальности». Что, кстати, было решено еще в декабре прошлого года во время заседания Северо­атлантического совета. (И при более благоприятном развитии событий, прежде всего в Киеве, Украина и НАТО подписали бы дополнение к Хартии не в августе, а значительно раньше.) Теперь за КУН, под эгидой которой будут разрабатывать Годовые нацио­нальные программы, закреплена ведущая роль в контроле за процессом евроатлантической интеграции. Иными словами, Комиссии Украина — НАТО отводится центральная роль в контроле за выполнением решений Буха­рестского саммита.

Проведение же консультаций — общепринятая в дипломатии практика обсуждения и решения кризисных ситуаций. Например, Будапештский меморандум предполагает, что в случае угрозы национальной безопасности Украины Киев может провести консультации со странами-гарантами. Такая же возможность ранее была учтена несколькими документами, подписанными Киевом с НАТО. Этот механизм предусмотрен параграфом 8 рамочного документа «Партнерства ради мира», участником которой является и Россия. А в статье 15 Хартии об особом партнерстве Украина — НАТО говорится о создании кризисного консультативного механизма. Теперь же у Украины будет возможность быстро донести свою позицию до сведения партнеров, используя отработанный за прошедшие двенадцать лет механизм КУН.

Да и в своих комментариях представители НАТО акцентируют внимание на том, что этот пункт вовсе не означает в случае возникновения угрозы территориальной целостности Украины применение для ее защиты пятой статьи Вашингтонского договора: она распространяется только на страны — члены альян­са. Наша же страна сегодня даже не является официальным кандидатом на вступление в эту трансатлантическую организацию. Но все эти пояснения для рос­сиян — пустой звон. Например, Дмитрий Рогозин считает, что Украина теперь «как бы имеет право втягивать в свои внутренние домашние дела крупнейший в мире военно-политический альянс». Впрочем, для Моск­вы любое действие Киева на натовском направлении — предательство братского, славянского, православного народа.

Реакция россиян выглядит тем более странно, что сами-то они имеют право проводить консультации с натовцами по этим же вопросам. В «Основополагающем акте о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между РФ и НАТО» сказано: «Россия и НАТО будут незамедлительно проводить консультации в рамках совместного постоянного совета в случае, если один из членов совета усмотрит угрозу своей территориальной целостности, политической независимос­ти или безопасности». А ведь после подписания этого соглашения в Кремле не считали, что у альянса появился повод вмешиваться в «домашние» дела России.

Сегодня декларацию, подписанную Украиной и НАТО за несколько месяцев до президентских выборов в нашей стране, эксперты воспринимают как политический сигнал альянса двум своим партнерам — Киеву и Моск­ве. В украинской столице это предупреждение интерпретируют так: политическое руководство Германии и Франции не хочет ничего нового в отношениях с Украиной, предпочитая фиксировать достигнутые ранее соглашения. Это первое. Второе: несмотря ни на что, НАТО намерено и далее продолжать активный диалог с Киевом, развивая отношения с нашей страной в рамках достигнутого на Бухарестском саммите решения, что Украина станет членом Североатлантического альянса. Правда, по поводу этого решения в Париже сожалеют уже откровенно и вслух. Как заявил на минувшей неделе госсекретарь Франции по европейским делам Пьер Леллюш в интервью испанской газете El Pais, НАТО не стоило инициировать процесс расширения НАТО на Украину и Грузию...

В интервью «ЗН» исполняющий обязанности министра иностранных дел Украины Владимир Хандогий признал, что туманные слова о том, что КУН будет «играть ведущую роль в контроле за процессом, начало которому было положено на Бухарестском саммите НАТО», звучат лапидарно. Помнится, когда в 2002 году команда Леонида Кучмы принимала решение о начале процесса вступления Украины в альянс, этот внешнеполитический курс был завуалирован такой сложной конструкцией, как «начало пути по присоединению к европейской системе безопасности, базирующейся на НАТО». Сколько лет прошло, а Киев с Брюсселем все оборачиваются на Москву – как бы чего лишнего не сказать…

И все же, по задумке натовцев, документ должен успокоить Киев и отрезвить Москву. Если судить по комментариям наших собеседников из стран — членов Организации Североатлантичес­кого договора, то содержание посылаемого Москве сигнала таково: Кремль не должен переступать черту. После грузино-российского конфликта в августе прошлого года, недавнего телеобращения Дмитрия Медведева к Виктору Ющенко и украинско­му народу в альянсе не исключают вероятности того, что Россия попытается во время избирательной кампании обострить ситуацию.

В Киеве, комментируя пункт о проведении консультаций в рамках КУН в случае возникновения угрозы территориальной целостности Украины, соглашаются с представителями альянса: он не означает, что наша страна может рассчитывать на автоматическое применение пятой статьи Вашингтонского договора. Но, продолжают наши собеседники, во время консультаций будет принято решение, в какой помощи нуждается Киев — военной или какой-либо иной. Коммен­тируя в «ЗН» это положение подписанного документа, Владимир Хандогий сказал: «Считаю, что это первая в истории формулировка такого порядка в многостороннем документе, который подписала Украина. Ведь формулировка Будапештского меморандума, в принципе, касается ядерной угрозы, весьма гипотетической на сегодняшний день. Так что данная новелла в Декларации и является «добавочной стоимостью» подписанного документа».

Не обманывает ли себя Киев? Вспомним, что и Будапештский меморандум содержит механизм, предусматривающий, что, в случае угрозы национальной безопасности Украины, Киев также может провести консультации со странами–гарантами. Но, как показала действительность, эти механизмы настолько слабы, что украинская власть ни разу их не задействовала. Даже во время кризиса вокруг острова Коса Тузла в 2003 году или «газовой войны» в 2006-м. А самообман политиков и дипломатов не раз приводил к катастрофическим последствиям. Например, в свое время заблуждения британского премьер-министра Артура Чембер­лена дорого стоили Европе. Упования же Киева могут оказаться иллюзорными, учитывая, что такие страны — члены альянса, как Франция, Германия, Италия, предпочитают закрывать глаза на действия Москвы в бывших республиках Советского Союза. И лишь полноценное членство в НАТО способно дать гарантию, что при возникновении угрозы безопасности Украины союзники окажут помощь в решении проблемы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно