ФРУСТРАТЫ В СЕЙМЕ

28 сентября, 2001, 00:00 Распечатать

Результаты парламентских выборов в Польше нельзя назвать неожиданными — скорее такими, в которые многим не хочется верить...

Результаты парламентских выборов в Польше нельзя назвать неожиданными — скорее такими, в которые многим не хочется верить. Предвыборная кампания, названная большинством наблюдателей скучной, принесла результаты, получившие в польской прессе название «политического землетрясения». Так что же, собственно, произошло? Согласно официальным данным, в выборах приняло участие 46,29% уполномоченных граждан. Их голоса распределились следующим образом: 41,05% — Союз левых демократов — Союз труда; 12,68% — «Гражданская платформа»; 10,2% — «Самооборона»; 9,5% — «Право и справедливость»; 8,98% — Польская народная партия; 7,87% — Лига польских семей. Акция выборча «Солидарность» (правых) с 5,6% и Уния свободы с 3,1% в парламент не вошли. Стали реальностью предсказания социологических исследований, и на осознание этого значительной части польского общества понадобится определенное время.

«Великие в проигрыше»

Опрос общественного мнения указывал на то, что АВС(п) и УС могут не попасть в новый парламент, но настоящим шоком для многих политиков и избирателей стал свершившийся факт, что вне нового сейма оказались такие известные политики, как Тадеуш Мазовецки (первый премьер некоммунистического правительства), Бронислав Геремек (министр иностранных дел, приведший Польшу в НАТО), Ежи Бузек (еще действующий премьер-министр), Марьян Кшаклевски (руководитель «Солидарности» и кандидат №3 на президентских выборах 2000 года) и многие другие. Лидер УС Бронислав Геремек пояснил это тем, что «авторитеты износились, а разочарование и неверие в обществе слишком возросли».

Несмотря на существенную победу коалиции левых партий СЛД-СТ — впервые за 12 лет польской демократии эта политическая формация получила столь большую поддержку и достигла такого отрыва от конкурентов, — определенный проигрыш все же есть. Дело в том, что левым не хватило 15 мандатов для получения большинства в Сейме (у них есть 216 из 460), которое дало бы им возможность создать собственное правительство и руководить единолично. Теперь перед ними нелегкий выбор — создать правительство меньшинства и торговаться по каждому важному вопросу с какой-то из парламентских фракций или же поделиться властью, то есть привлечь к коалиции еще одного члена. Драматизм ситуации левых состоит в том, что объединяться им, собственно, не с кем: либеральная ГП неоднократно заявляла о невозможности такого блокирования, а другие четыре партии презентуют собой левый или правый популизм, который приверженцы «проигрышного» центра считают опаснее даже победы левых, что выразилось в достаточно курьезной фразе одного из польских интеллектуалов: «Нас беспокоят две вещи: первая — это победа левых, а вторая — это то, что она невелика для создания ими правительства».

Горечь проигрыша не обошла и победную «чашу» «Гражданской платформы», получившей менее 13%, хотя она рассчитывала на обещанные статистиками 15%. Эта, казалось бы, незначительная разница в самом деле свидетельствует о спаде популярности, прежде всего, лидеров формации, поскольку еще в 2000 году на президентских выборах только Анджей Олеховски набрал почти 18% голосов (правда как внепартийный кандидат), к которым должны были прибавиться приверженцы Дональда Туска и Мацея Плажиньски. Но, как это бывает в политике, «плюс на плюс дал минус».

Один из иерархов католической церкви занес в списки тех, кто «проиграл», и президента Александра Квасьневского, призыв которого принять активное участие в выборах большинство граждан Польши проигнорировало: 46,29% — это рекордно низкий показатель за последние 12 лет. Взамен такое же «обвинение» можно выдвинуть и в адрес самого руководства католической церкви, которое в «душпастырском» обращении к католикам за неделю до выборов фактически призывало не голосовать за левых (хотя партия не была названа). Последним в конце концов отдали голоса более пяти миллионов поляков. Но более всего проиграли, как, наверное, считают и они сами, 60% поляков, вообще не пришедшие на выборы и считающие, согласно опросам, что от изменения власти ситуация в стране особенно не изменится.

«Черные лошадки» нынешних выборов

Титул «черной лошадки» в прессе получила партия «Самооборона», длительное время в рейтингах набиравшая не более 3%, то есть находившаяся в границах «статистической погрешности». Когда же за месяц до выборов исследования показали внезапный рост ее рейтинга до 6—9%, никто особенно и не обратил на это внимания, тем более что вскорости все взгляды были обращены на события в Нью-Йорке и Вашингтоне. Избирательный результат в 10,2% голосов ошеломил не только большинство наблюдателей и политиков, но и саму «Самооборону»: в лице ее лидера Анджея Леппера на экранах всех центральных каналов виделась та же растерянность. Уже со следующего дня в многочисленных комментариях для СМИ из Леппера начал вылезать «комплекс парвеню». «Мы уже не хулиганы, перекрывающие дороги, мы серьезная политическая партия», «мы готовы прийти к власти, у нас есть хорошие специалисты», — с солидной миной повторяет лидер «Самообороны», пряча глаза под ироническими взглядами оппонентов и журналистов. Правда, первые «программные» заявления Леппера заставили усомниться в «профессионализме» его команды и программы. Среди первых заявлений главного самообороновца прозвучали распространенные среди «популистов» и «сирот ПНР» требования — «прогнать ненавистного» Бальцеровича («отец польской трансформации» сейчас исполняет обязанности председателя НБП и Совета денежной политики), гарантировать всем неимущим и безработным социальный минимум, что обеспечит им достойное существование (без уточнений — где взять деньги) и изменить тон переговоров с Европейской унией — «Уния для Польши, а не Польша для Унии!». Что же относительно сотрудничества с другими политическими силами в парламенте, то Леппер уверяет: «Поддержим все, что полезно для поляков и Польши». Не исключает «Самооборона» и возвращения к своим бывшим «уличным» методам борьбы, если не сработают «парламентские». В это как раз поверить легко, поскольку Леппера, за которым тянутся четыре судебных процесса, и его соратников теперь уже будет охранять депутатский иммунитет.

Созданная за три месяца до выборов Лига польских семей даже не сумела зарегистрировать собственные списки во всех избирательных округах, из-за чего и не попала в восьмерку лидеров ни по номерам, ни по рейтингам. Но из-за этого ее успех стал еще больше впечатляющим для аналитиков. О неуверенности творцов этой затеи может свидетельствовать то, что ЛПС шла на выборы как партия, хотя на самом деле является партийным объединением — совокупностью маленьких праворадикальных партиек, лидеров которых пресса называла «маленькими вождями с большими амбициями». На сегодня у ЛПС нет единого лидера, зато она находится под патронатом известного в Польше деятеля — ксендза Ридзика. Он является основателем наибольшей католической радиостанции Радио «Мария», аудитория слушателей которой достигает пяти миллионов человек, хорошо известен своим радикализмом, который неоднократно приводил его к конфликтам с иерархией католической церкви. Следовательно, ЛПС, как и аудитория о.Ридзика, называет себя народно-католическим патриотическим лагерем. Сейчас этот «лагерь», как нетрудно догадаться, применяет риторику антиеэсовскую, антисемитскую и антимассонскую, в повестке дня также — польско-католический фанатизм, «охота на ведьм», национализм и ксенофобия. Выплеснется ли все это с трибуны Сейма, станет понятно уже с первых его заседаний. По крайней мере, пока что лидеры ЛПС не пытаются убедить всех в собственной «цивилизованности», как это делает Леппер, а лишь констатируют, что получили «форпост», с которого начнут «менять Польшу».

В одной из первых своих оценок результатов парламентских выборов президент Польши Александр Квасьневски сказал, что польское общество из-за разочарования во власти выбрало в Сейм «партии-фрустраты», программы которых состоят лишь из претензий. Президент уточнил, что имеет в виду «Самооборону», «ПиС» и ЛПС. Недовольство президента можно понять — он мечтал о гармоническом сотрудничестве с правительством, созданным близкой ему политической формацией, без «коалиционных споров и торгов». Но для «правительственной гармонии» не хватило самое малое 15 мандатов, а парламентская оппозиция обещает быть далеко не конструктивной. К тому же в польский парламент впервые вошли партии, откровенно протестующие против вступления Польши в ЕС (почти 18% «Самообороны» и ЛПС плюс 30% противников интеграции среди населения) — сила, с которой придется считаться и правительству, и президенту. Во многих вопросах их поддержат также «ПиС» и ПНП, которые формально не против вступления, но требования, выдвигаемые ими, являются в большинстве своем неприемлемыми для Брюсселя. Так что проблемы в интеграционных процессах Польши с ЕС могут стать одним из основных последствий парламентских выборов.

Новый состав Сейма должен был собраться на свое первое заседание 19 октября. К этому времени уже должен быть предложен состав правительства. Правительство сразу же должно представить «план спасения публичных финансов» и т. п. Поэтому на протяжении ближайших недель будут идти переговоры, торги и блокирования между партиями, вошедшими в парламент. Усложняет дело еще и то, что новому правительству придется решать серьезные проблемы: 17-процентная безработица, десятимиллиардная (в долл. США) дырка в бюджете, принятие непростых решений, связанных с выполнением обязанностей члена НАТО, и завершение приготовлений Польши к вступлению в ЕС. По иронии судьбы, именно левые (посткоммунисты), а не правые (из «Солидарности») призваны теперь привести страну к Европейской семье и обеспечить развитие реформ и свободного рынка.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно