Евроинтеграции Украины мешают НАТО и ГУУАМ?

6 мая, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 6 мая-13 мая

Говорить о евроинтеграционных амбициях Украины в Брюсселе по-прежнему считается дурным тоном. Пр...

Говорить о евроинтеграционных амбициях Украины в Брюсселе по-прежнему считается дурным тоном. Правда, если раньше тамошние бюрократы постоянно акцентировали внимание на проблемах в самой Украине, сегодня их доводы сводятся к одной конкретной дате — 29 мая. Именно в этот день жители Франции должны решить, поддержать ли им на общенациональном референдуме Европейскую конституцию. Пока что результаты всех социологических опросов свидетельствуют не в пользу детища Жискара Д’Эстена, и если эта тенденция сохранится, проводить аналогичный плебисцит в Великобритании в следующем году не будет необходимости.

Но удивляет другое: почему именно Украину европейские бюрократы пытаются представить в роли эдакой страшилки, способной подорвать и без того хрупкое единство «большой Европы»? И почему-то именно на встречах с украинскими дипломатами звучит загадочное «тс-с-с», как только речь заходит о конкретных подвижках в диалоге Киева и Брюсселя?

Исключением может стать начало переговорного процесса по либерализации визового режима. Евросоюзовские функционеры заверили автора этих строк, что до октябрьского саммита Украина—ЕС переговоры по этой теме будут в полном разгаре (несмотря на то, что для их начала Еврокомиссия должна заручиться согласием Совета ЕС). Скорее всего, так оно и произойдет: украинская сторона настояла на том, чтобы рассматривать визовые послабления для некоторых категорий граждан одновременно с заключением соглашения о реадмиссии. Не секрет, что если в беспрепятственном передвижении по евросоюзовским просторам наших бизнесменов, студентов и научных сотрудников более заинтересован Киев, то тему приема и передачи лиц, незаконно проникших на территорию ЕС, не первый год активно продвигают сами еэсовцы.

Правда, во второй половине прошлого года в переговорном процессе по реадмиссии наметилась пауза: по инициативе украинской стороны. Киеву важно было добиться не только одновременного развития двух переговорных процессов с ЕС — по упрощению визового режима и реадмиссии, но и оценить свои шансы на подписание соглашений со странами-поставщиками о приеме и передаче нелегальных мигрантов в ЕС через территорию Украины. В первую очередь это касается России. На ее переговорщиков пока что не действуют ни доводы брюссельских евробюрократов, ни публичные опасения украинских властей по поводу превращения нашей страны в некий отстойник нелегальной миграции: Москва старательно пытается отстрочить подписание соглашения как с Брюсселем, так и с Киевом.

Точно так, как многие украинские дипломаты не совсем понимают, зачем так спешить с соглашением по реадмиссии, разработчики Европейской политики соседства (ЕПС) искренне удивляются другому: почему украинская власть столько внимания уделяет предоставлению Украине статуса страны с рыночной экономикой. «Для нас это чисто технический вопрос, и нам трудно понять руководство некоторых стран, которое этот пункт ставит на первые места в переговорах с Европейским Союзом», — удивлялся в беседе с корреспондентом «ЗН» в Брюсселе один из представителей Еврокомиссии, имевший непосредственное отношение не к одним консультациям с украинскими коллегами.

Раздражают евробюрократов и некоторые другие вещи. (Хотя в коридорах Европейской комиссии Виктора Ющенко по-дружески называют «большим боссом» (big boss), а аккредитованные в бельгийской столице журналисты то и дело расспрашивают, как лучше «пробиться» на эксклюзивное интервью с вице-премьером Рыбачуком.)

Во-первых, в Брюсселе до сих пор никак не могут понять: кто в Киеве является конечной евроинтеграционной инстанцией — профильный вице-премьер-министр Олег Рыбачук или министр иностранных дел Борис Тарасюк? Все обращения еэсовцев к украинской стороне с просьбой внятно разъяснить, кто за что отвечает, остаются на уровне пожеланий. В частных разговорах европейские дипломаты также высказывают недоумение по поводу частого несовпадения евроинтеграционных позиций внутри самой команды Ющенко. За два дня в Брюсселе пришлось выслушать множество примеров того, как на серьезных мероприятиях в европейских столицах один министр публично поправлял другого, и в результате дискуссия завязывалась не между представителям ЕС и Украины, а между самими украинцами. А бывали и вовсе уникальные случаи, когда, например, глава экономического ведомства выступал от имени правительства, а министр сельского хозяйства по полочкам раскладывал европейцам позицию Социалистической партии Украины. Есть нарекания и по поводу того, что вице-премьер по вопросам евроинтеграции за закрытыми дверьми в Брюсселе говорил одно, а в Киеве журналистам другое. «Мы понимаем, что г-н Рыбачук политик, и ему нужно что-то «продавать» своим избирателям», — заметил по этому поводу представитель ЕК.

Во-вторых, в Евросоюзе не совсем понимают чрезмерную склонность украинского руководства к написанию разных концепций и стратегий. Так, например, вместо того чтобы заниматься презентациями проекта так называемой Национальной стратегии европейской интеграции, активно обсуждаемой в последнее время на Печерских холмах, обитатели брюссельской штаб-квартиры ЕК советуют максимально сосредоточиться на Плане действий Украина—ЕС. «При нынешних темпах выполнения этого документа Киев может серьезно разочаровать своих сторонников в Европейском Союзе и предоставить дополнительный аргумент для тех его членов, которые в ЕПС предпочитают делать акцент на развитие более тесных отношений с другими странами», — заметил в разговоре с корреспондентом «ЗН» представитель ЕК. Не секрет, что в Еврокомиссии сегодня наметилось жесткое противостояние интересов провайдеров «восточного и южного измерения» политики ЕС. Если у литовских, шведских или польских дипломатов интеграционные шуры-муры Франции с Тунисом все чаще вызывают снисходительную улыбку, то сотрудники испанского МИДа в кулуарных беседах охотно признают: «В контексте европейской политики соседства у Испании есть три приоритета: Марокко, Марокко и еще раз Марокко».

В-третьих, политтехнологический трюк времен президентской кампании с созданием Юго-Восточной автономии, впоследствии трансформировавшийся в идею федерализации Украины, похоже, подействовал и на представителей Еврокомиссии. Вопросы относительно территориальной целостности нашей страны сегодня звучат из уст европейских дипломатов настолько часто, что украинским властям просто необходимо как можно четче разъяснить своим коллегам: разговоры вокруг федерализации Украины — не более чем слабое подобие дискуссии по поводу разделения Бельгии на Фландрию, Валлонию и германоязычную часть.

Понятно, при таких раскладах подача Украиной заявки на членство в ЕС может вызвать далеко неоднозначную реакцию. Хотя евросоюзовские стратеги не устают повторять, что у них с Украиной на этот счет уже достигнуто «молчаливое соглашение», украинские дипломаты недвусмысленно намекают: столь решительный шаг Киев может предпринять в первой половине следующего года. Ставка на период австрийского председательства в Совете ЕС — не случайна: тамошние полисимейкеры довольно уважительно относятся к евроинтеграционным планам Украины. Говорят, комиссару по внешним отношениям ЕС австрийке Бените Ферреро-Вальднер в Брюсселе уже сделали замечание не путать личные симпатии к Украине с позицией Еврокомиссии. Комиссар не замедлила исправиться и заявила на этой неделе в интервью агентству Рейтер, что Украине стоит воздержаться от подачи заявки на вступление в ЕС, дабы не получить отказ.

Примечательно, что ранее некоторые наши евроинтеграторы подумывали подать заявку во время британского председательства. То бишь, во второй половине этого года. Однако, предположив, что Британия и без продвижения идей украинской евроинтеграции считается в ЕС «плохим парнем», решили англичан не подставлять. Другое дело, если британцы поддержат украинскую заявку при австрийском рулевом. А вероятность того, что они это сделают, довольно высока: в последнее время британские дипломаты стали намного восприимчивее относиться к евроинтеграционным намерениям Киева. Эксперты объясняют это тем, что, в отличие от Парижа, британцы заинтересованы в расширении Евросоюза не вглубь, а вширь: французские идеи Европы-супермощи для них чужды.

В то же время в Киеве отдают себе отчет, что готовность к такому шагу на сегодняшний день минимальна. Отдельные чиновники на берегах Днепра уже успели ознакомиться с двумя тысячами с половиной вопросов, на которые в течение нескольких месяцев должна ответить страна, подавшая заявку на вступление в ЕС. Хотя этот вопросник был предназначен для одного из довольно успешных кандидатов на вступление в ЕС, наши переговорщики не скрывают: на сегодняшний день в украинских верхах нет даже достаточного количества людей, которые смогли бы осилить такую задачу за столь короткое время. Тем более должностные лица, которые еще при Кучме изучили все входы и выходы в Еврокомиссию, официально уволены. «В Польше, сколько бы ни менялась власть, команда евроинтеграторов оставалась одной и той же», — скептически заметил в разговоре с автором этих строк высокопоставленный украинский дипломат.

Кроме того, по нашей информации, сведущие люди в Брюсселе по-дружески посоветовали одному из профильных украинских министров подавать заявку тогда, когда удастся склонить на свою сторону Францию. Как это сделать, если французские дипломаты до сих пор вспоминают двухлетнее отсутствие в украинском посольстве в Париже главы дипмиссии («даже американцы такого себе не позволяют»), никто, похоже, толком не знает. Но даже если затмить Марокко или Тунис во французском видении европейской политики соседства Украине не удастся, устранить некоторые барьеры в диалоге с тамошними властями попытаться можно. Другое дело, насколько такие уступки будут отвечать интересам самой Украины и сочетаться с реанимацией ее стратегического партнерства с Соединенными Штатами. Ведь речь в первую очередь идет о раздражении, которое, по информации компетентных источников, вызывает в Париже и Берлине заявленный украинскими властями курс на вступление в НАТО. После того как лоббируемая французами Европейская политика в области безопасности и обороны фактически потерпела фиаско, ее инициаторы начали заметно комплексовать по поводу военной мощи Евросоюза. Как результат — постоянные упреки в адрес неэффективности НАТО (известное выступление канцлера Шредера на недавней конференции в Мюнхене) и довольно ревностное отношение к попыткам некоторых стран примкнуть одновременно к ЕС и Североатлантическому альянсу. Другими словами, популярный в Украине тезис «в Евросоюз через НАТО», который абсолютно оправдал себя в случае с нашими западными соседями и странами Балтии сегодня, по мнению многих экспертов, может только навредить нашим евроинтеграционным усилиям.

Также не особо поощряют в Брюсселе (а точнее, Париже и Берлине) и развернутую Киевом региональную активность в рамках ГУУАМ. Всерьез озабоченные антироссийской риторикой президента Грузии Саакашвили евробюрократы побаиваются того, что на постсоветском пространстве появится альянс, вражески настроенный к Москве и «слишком дружески» — к Вашингтону. Нужно было видеть реакцию некоторых сотрудников ЕК, когда они узнали, что президент Польши Квасьневский намерен лично посетить саммит ГУУАМ в Кишиневе. И это, заметьте, при том, что польские инициативы относительно помаранчевой Украины уже настолько приелись старой еэсовской гвардии, что многие шаги Варшавы навстречу восточному соседу в ЕС уже просто не воспринимаются.

В Евросоюзе также опасаются, что именно в рамках ГУУАМ Киев предпочтет обсуждать решение приднестровской проблемы. И поводов для опасения, стоит признать, достаточно. На саммите организации в Кишиневе Виктор Ющенко не только озвучил предложения Украины по приднестровскому урегулированию, но и призвал другие страны-участницы ГУУАМ высказать свои для создания единого миротворческого плана. Еэсовцы не скрывают: было бы куда лучше, если б украинский президент тщательно обсуждал свои инициативы не с Саакашвили или Алиевым, а в первую очередь с участниками пятистороннего формата — Молдовой, Приднестровьем, ОБСЕ и, конечно же, Россией. Президент Ющенко должен понимать, что «меморандум Козака-2» станет не только первым внешнеполитическим провалом новой украинской власти, но и вызовет у Евросоюза немалые сомнения по поводу нашего разрекламированного миротворческого потенциала.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно