ЕВГЕНИЙ МАРМАЗОВ: «Я — ОПТИМИСТ!», ИЛИ РЕШЕНИЕ СЪЕЗДА — В ПРОШЛУЮ ЖИЗНЬ!

17 марта, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 17 марта-24 марта

Сразу по окончании II (XXX) съезда Компартии Украины наш корреспондент Владимир Пронин встретился с членом президиума ЦК КПУ народным депутатом Евгением Мармазовым и задал ему несколько беспристрастных вопросов...

Сразу по окончании II (XXX) съезда Компартии Украины наш корреспондент Владимир Пронин встретился с членом президиума ЦК КПУ народным депутатом Евгением Мармазовым и задал ему несколько беспристрастных вопросов.

— Евгений Васильевич, как вы оцениваете итоги съезда?

— Прежде всего этот, II (XXX) съезд, выгодно, в лучшую сторону отличается от предшествующих Макеевской конференции и Донецкого съезда.

В Макеевке мы до последнего не знали, где будем проводить конференцию. В Донецк вслед за нами явился хорошо известный (по собственному опыту) киевлянам «десант» руховцев, съехавшихся со всех концов Украины. В ночь перед съездом в намеченном для его проведения помещении отключили свет и воду. Пришлось съезд провести в заводском клубе. Да и за то мы были благодарны. И конференция, и съезд проходили нервно, со срывами, сведением счетов.

Сейчас же совсем другое дело. Съезд нынешний подготовлен очень профессионально, были к началу его готовы документы, на съезд приехала организованная масса.

Съезд проходил в Киеве, в одном из крупнейших дворцов столицы. Совершенно очевидно, что мы становимся силой. И не только количеством, но и качеством работы.

На съезде принята Программа партии, в Устав внесены необходимые изменения. Теперь есть у нас окончательная уверенность, что мы сохранили, я бы сказал, — удержали партию в политическом строю Украины.

Сейчас она насчитывает 140 тысяч коммунистов. Восстановлены все областные и большинство городских и районных организаций. Партия действует, работает.

Иногда нас обвиняют, что много пенсионеров в наших рядах. А ведь пенсионеры — не враги, а именно те, кто сохранил партию. Утверждают, что, узнав так называемую правду о «тоталитаризме» и социализме 20—30 гг., многие из партии ушли. Особо, кстати, на это нажимают именно перевертыши. Их понять можно, ищут объяснения своему весьма неблаговидному поведению. Да бог или черт с ними! Но ведь ветераны — это именно те, кто тогда жил, тогдашние времена видел своими глазами, знает правду не из книжек и газетных статей. Они-то и не ушли. А ушли, в основном, те, кто вступал в партию в 70-е—80-е годы, которые как раз по собственному опыту о тех временах не могут судить, а лишь поверили (или очень захотели поверить) тем, кто им подавал историю в соответствующем ракурсе.

Тут, конечно, есть проблема. При всей преданности делу партии, социализму у старших наших товарищей силы, возможности все же уже не те.

Но важнейшая задача партии сейчас в том, чтобы за ней пошли основные массы народа — в первую очередь, рабочий класс и молодежь. А если судить объективно, то рабочий класс в целом относится сейчас с недоверием ко всем политическим партиям, а молодежь — разочарована.

Уже заметны сдвиги в лучшую сторону. Вы знаете, что недавно создан Всеукраинский союз рабочих. Сейчас мало кто обратил на это внимание. Я думаю — напрасно. Ведь я был на учредительном съезде Союза, там были представители от всех почти регионов. Так вот все они в выступлениях говорили, что для них есть только одна партия — коммунистическая, и ей они верят. Здесь начинается уже другая, скажем так, роль партии.

Ведь пока у нас есть только местные структуры партии и наши депутаты во всех уровнях Советов.

Когда же мы поведем за собой рабочее движение, тогда будет совсем другое дело. Новая Программа, обновленный Устав партии именно на это нацелены.

Кстати, в работе съезда приняли участие представители и из других братских партий, приславших представительные делегации из стран Европы, Азии, Америки (Куба, Вьетнам, КНДР, Франция, Германия, Греция, Португалия, Италия и др.).

Кроме того, тот факт, что в работе съезда принял участие и выступил перед делегатами председатель президиума Верховного Совета Александр Мороз, а Президент Украины Леонид Кучма прислал нам первым приветственное письмо, говорит об авторитете, влиянии нашей партии, о том, что с ней, все более очевидно, начинают считаться!

— Съезд принял Программу партии. Что, до сих пор партия жила без программы?

— Когда мы воссоздавали партию, мы не хотели легковесных решений, не считали возможным просто переписать старую Программу. Сразу трудно было учесть все изменения в обществе. А ведь ситуация-то изменилась коренным образом! Поэтому мы ограничились программным заявлением.

Прошло время, подобрались ученые, у многих, не бывших с нами на первом этапе восстановления партии, прошла растерянность. Кроме того, удалось разобраться в радикально изменившейся обстановке. Мы поднабрались практического опыта работы в новых условиях. Одним словом, подобрался нужный коллектив.

— Не могли бы вы остановиться на узловых моментах, на том, что вы хотели бы выделить, подчеркнуть?

— Программа даст ответ на вопрос: кому должна принадлежать власть? Мы считаем, что она должна принадлежать народу в лице Советов. Мы не для партии власть ищем. Но Советы должны состоять из представителей рабочих, крестьян, трудовой интеллигенции. При этом — пропорционально составу общества. Должно быть обеспечено представительство трудовых коллективов.

А то сейчас в отдельных регионах «денежные мешки», а то и мафиозные структуры, в буквальном смысле слова, скупают мандаты.

О какой защите интересов трудящихся может идти речь, скажем, в Донецком (!) областном Совете, куда избран только один (один!) рабочий шахтер?!

Вопрос о собственности. Мы за принадлежащую народу государственную и коллективную собственность. Это — ключевой момент. Сейчас мы признаем и многоукладность экономики, и существование разных форм собственности, но — и это важно — при условии обеспечения приоритета общественных форм собственности.

Приватизация. Мы выступаем за прекращение приватизации, в первую очередь, крупных и средних предприятий. На данном этапе мы не возражаем против приватизации, например, в сфере услуг, в торговле, но эти предприятия должны приватизироваться не кем угодно, а их трудовыми коллективами.

Мы против продажи земли в частную собственность. Она должна принадлежать тем, кто на ней живет и трудится. Можно брать землю в аренду на 50 и более лет, с правом наследования. Но распоряжаться землей должно государство. И если станет ясно, что ты хороший хозяин, землю не разоряешь, не эксплуатируешь чужой труд, то кому ты будешь мешать?! Если наоборот, то зачем же калечить землю?

Наше отношение к президентской форме власти. Мы считаем, что она в принципе не нужна, а нужна сильная законодательная и исполнительная власть.

Отношение к Союзу. Кратко: мы исходим из того, что в одиночестве Украина из катастрофической ситуации не выйдет. Как принято сейчас говорить, альтернативы интеграции нет. Но о каком Союзе идет речь? Некоторые горячие головы хотят немедленного восстановления СССР. Но реально ли это? В первую очередь необходимо восстановление экономического союза, экономических связей. Добровольное объединение независимых суверенных государств для восстановления ранее существовавшего экономического рынка.

Красной нитью по всей Программе проходит мысль: мы за социализм. Выход из кризиса видим только в переходе к социалистическому общественному строю. И здесь я могу повторить, что альтернативы социализму в Украине — нет.

— Пожалуйста, несколько слов об изменениях в Уставе.

— Они незначительны и, главным образом, касаются расширения демократических принципов в деятельности партии. Хотя, конечно, дисциплина остается дисциплиной. Кстати, в других украинских партиях, особенно в национал-демократического толка, так любящих нас покритиковать за внутрипартийный недемократизм, такой жесткий централизм скрывается за безбрежной словесной внутрипартийной демократией, что нам и не снится!

— Какие политические силы вы рассматриваете в качестве союзников?

— Генеральные, если так можно выразиться, это, конечно, Социалистическая и Селянская партии. Наш союз с ними мы должны укреплять и укреплять, не допуская между нами какого бы то ни было раскола. С ними — консолидация и консолидация.

И, конечно, Всеукраинский союз рабочих, союз «Женщины-труженицы за будущее детей Украины», Общество защиты духовной культуры «Прометей» — наши ближайшие соратники.

Очень важная задача — привлечь часть центристов левого, скажем так, уклона. С ними мы можем сотрудничать не по всем, разумеется, но по многим важным направлениям, искать компромисс.

— Ваши позиции относительно профсоюзов?

— Стратегически они — наш важнейший партнер. Но нынешнее руководство стоит не на позициях защиты интересов людей труда, а исполняет указания президентских и иных властных структур.

Впрочем, давление масс снизу окажет со временем, да и уже иногда оказывает, влияние на их политику. А то ведь можно и перестать быть руководством. Овладение же рабочим движением позволит оказать влияние и на профсоюзы.

— Компартия против реформ?

— Это нам, извините за непарламентское выражение, наши политические противники дохлых кошек вешают. Против каких реформ? Благодаря которым несколько процентов «жирных котов» богатеют, а остальные — голые и босые? Мы за реформы, и они нужны; и перестройку мы ведь в свое время поддержали, исходя из того, что реформы и необходимы, и неизбежны.

Любые реформы, связанные с повышением уровня жизни трудящихся, мы приветствуем и будем осуществлять. Вы можете привести хоть один пример того, чтобы мы против таких реформ выступили?

Наша цель — конституционным путем (если, конечно, по отношению к нам тоже будут применяться конституционные методы) обеспечить переход к власти трудящихся, народовластию, всем миром навести порядок и начать осуществление действительных реформ в интересах человека труда.

И все, что в нынешних реформах не противоречит этим интересам, мы не собираемся разрушать.

— Евгений Васильевич, вы оптимист?

— Конечно, да! Я верю в перспективу моей партии, в то, что Украина сможет выбраться из ямы, в которую ее сбросили капитализаторы.

Если бы я не был оптимистом, то я бы и не боролся. А я с первых дней позорного запрета на ее деятельность включился вместе со своими товарищами в борьбу за возрождение партии коммунистов.

Я узнал людей с такой стороны, с какой раньше не знал. Помню, приезжали люди с «тормозками», ночевали на вокзале, так как не могли себе позволить из-за высоких цен переночевать в гостинице, и предлагали оказывать содействие в выработке политики партии!

С такими людьми мы начинали борьбу за возрождение партии, в тех условиях мы вместе с ними верили в конечную победу. А что говорить сейчас, после такого съезда?!

Нет, конечно же, я — оптимист.

P.S. От редакции. Мы разделяем уверенность Евгения Васильевича Мармазова и очень надеемся на то, что Украина выберется из экономической ямы. Но сделает она это, не опираясь на древко красного знамени. Мы — оптимисты!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно