Еще раз о ЕЭП. Для тех, кто еще не понял или уже забыл...

17 июня, 2005, 00:00 Распечатать

То, что мы услышали в течение последних недель о ЕЭП, вызывает шок и непонимание. Для авторов этой с...

То, что мы услышали в течение последних недель о ЕЭП, вызывает шок и непонимание. Для авторов этой статьи, как и для многих наших коллег и друзей, основным мотивом непосредственного участия в революции ноября-декабря 2004 года было не столько персональное увлечение оранжевыми лидерами и даже не личное отвращение к «проффесору», сколько активное неприятие политического лица Украины времен Кучмы—Януковича. Лица, одной из безобразных язв на котором стало так называемое единое экономическое пространство (ЕЭП) — типичный продукт лишенной ощущения национальных интересов коррумпированной постсоветской автократии. О том, как к этому проекту относились тогдашние оппозиционные лидеры, «Зеркало недели» уже писало. И вот теперь Президент Украины Виктор Ющенко заявил в Астане, что в будущем страны, формирующие ЕЭП (а именно Украина, Казахстан, РФ и Беларусь), передадут часть своих функций наднациональным институтам: «Все понимают, что рано или поздно, когда мы увидим эффективно работающий механизм экономических отношений в границах ЕЭП, для того, чтобы эти отношения и дальше развивались, в повестку дня будет включен вопрос о делегировании части функций наднациональным институтам».

Слова Президента стали лишь апогеем нескольких заявлений, сделанных премьер-министром Ю.Тимошенко, первым вице-премьером А.Кинахом и министром экономики С.Терехиным. Они сводились к тому, что ЕЭП, как задумывали его создатели, вовсе не остался в прошлом вместе с режимом Кучмы... А даже наоборот: зона свободной торговли — это только первый этап, «тест на искренность намерений», после которого пойдут «высшие формы интеграции». И вообще — нечего «разрушать партнерство» ради проверки ЕЭП на конституционное соответствие.

По-видимому, не всем понятно, чем является ЕЭП и чем не является. Или, возможно, кое-кто уже успел забыть. Так что давайте вспомним и еще раз все разложим по своим местам.

Повторим главные постулаты теории и практики экономической интеграции. Ее самым низким уровнем является Зона свободной торговли (ЗСТ). ЗСТ — это торговый режим между двумя или более странами, по условиям которого отменяются таможенные сборы и тарифы при импорте товаров происхождением из этих стран. На последнюю составляющую необходимо обратить особое внимание: в ЗСТ каждая из стран имеет собственный внешний тариф и таможенную политику по отношению к третьим странам; режим импорта без уплаты таможенных сборов и тарифов не распространяется на товары происхождением из третьих стран.

ЗСТ является торговым режимом, который не отбирает у стран-членов ни единой доли национального суверенитета, независимости их внешнеторговой политики. ЗСТ не является причиной необратимых интеграционных процессов между странами; противоречиво даже утверждение о том, что ЗСТ вводит экономическую интеграцию вообще — как и любой другой торговый режим, ЗСТ может быть введена и отменена простым административным решением. Украина имеет подобные примеры в своей истории, когда функционирующие ЗСТ, например с прибалтийскими странами, были введены, а позже, в связи с вступлением этих стран в ЕС, — ликвидированы. Говорить здесь о какой-то необратимой или вообще интеграции не приходится.

Именно в этом и состоит различие между ЗСТ и следующим уровнем экономической интеграции — Таможенным союзом (ТС), который является первой стадией эволюционного интеграционного процесса между государствами, его создающими. ТС — это таможенные территории его стран-членов, где режим свободной торговли распространяется не только на товары происхождением из стран, его составляющих, но и на все товары, находящиеся на территории любой страны-члена, независимо от их происхождения. В условиях ТС страны-члены отказываются от собственной таможенной политики и внешнего тарифа: устанавливается единый таможенный тариф в торговле стран ТС с третьими странами. Товары из третьих стран имеют свободный оборот на всей территории ТС, если относительно них выполнены таможенные формальности и уплачены таможенные сборы и тарифы при пересечении единой таможенной границы ТС. Вводится понятие внутренних границ ТС — границ между странами-членами, где товары происхождением из третьих стран не проходят никаких таможенных формальностей, не платят никакие таможенные сборы или тарифы.

Страны—члены ТС уже не выступают в международных торговых отношениях как самостоятельные субъекты, они теряют часть своего национального суверенитета. Чтобы управлять единым внешним таможенным тарифом, страны — члены ТС вынуждены вести общую внешнеторговую политику. Более того, ТС имеет значительное влияние на формирование бюджета стран-членов, распределение таможенных поступлений и т.д. Для их администрирования сплошь и рядом (но не всегда) создается общий наднациональный орган, которому предоставляются полномочия по распределению или использованию таможенных поступлений согласно решениям стран-членов.

Таможенный союз дает толчок необратимым интеграционным процессам, влияющим не только на разные сферы экономики, но и на политические отношения, социальную сферу, региональное развитие, функционирование государственных институтов и тому подобное. Логическим продолжением ТС и следующим уровнем интеграции является Общий рынок (ОР), в рамках которого вводится свободное передвижение как товаров и услуг, так и главных факторов производства — капитала и рабочей силы. Причем свобода передвижения рабочей силы — это отнюдь не введение безвизового режима пересечения границы, а введение условий, при которых каждый гражданин каждой из стран — членов ОР имеет равные условия относительно найма на работу в любой стране, социальной защиты и т.д. Эти так называемые четыре фундаментальные свободы предусматривают отказ стран ОР от еще большей доли собственного суверенитета и введения целого ряда общих политик (не только таможенной или коммерческой, но и конкурентной, антимонопольной, сельскохозяйственной, социальной, защиты окружающей среды и тому подобное). Фактически страны ОР создают конфедеративное образование, вместе с экономическим развитием эволюционирующее к передаче все больших полномочий надгосударственному органу и к еще большему ограничению национального суверенитета.

От ОР уже остается один шаг к введению общей валюты и образованию высшего уровня экономической интеграции — Экономического и монетарного союза (ЭМС), в условиях которого страны отказываются от одного из самых существенных признаков суверенитета — собственной денежной единицы, вводят единую монетарную политику, берут обязательства в сфере бюджетной политики и т.д. А от ЭМС уже недалеко и до создания объединения стран, которое больше похоже на федеративное государство, чем на международную организацию.

А теперь перейдем к ЕЭП. Соглашение о формировании Единого экономического пространства в ст. 1 предусматривает, что под ЕЭП «подразумевают экономическое пространство, объединяющее таможенные территории Сторон, на котором функционируют механизмы регулирования экономик, основывающихся на единых принципах, которые обеспечивают свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы, и осуществляется единая внешнеторговая и согласованная ... налоговая, денежно-кредитная и валютно-финансовая политика».

Таким образом, ЕЭП — это, как минимум, Общий рынок, соответственно, уже включающий Таможенный союз и предусматривающий перспективу ЭМС.

Конечно, есть в Соглашении об ЕЭП ст. 5, где речь идет о возможности разноуровневой интеграции, включая и зону свободной торговли. Что же такое ЗСТ в понимании создателей ЕЭП? Ст. 2 соглашения определяет ЗСТ без изъятий и ограничений не как введение нулевой тарифной ставки во взаимной торговле, а как «неприменение во взаимной торговле антидемпинговых, компенсационных и специальных защитных мероприятий на основе проведения единой политики в сфере тарифного и нетарифного регулирования, единых правил конкуренции, применения субсидий и прочих форм государственной поддержки; создание условий для свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы; формирование единых принципов регулирования деятельности естественных монополий, ... единой конкурентной политики и обеспечения недискриминационного доступа и одинакового уровня тарифов на услуги субъектов естественных монополий».

Какое же отношение к ЗСТ как введению нулевых тарифных ставок имеют такие основополагающие черты Таможенного союза, как единая политика в сфере тарифного и нетарифного регулирования или основный принцип Общего рынка — свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы?

Назвать подобное образование зоной свободной торговли — все равно что назвать танк велосипедом. Едет и то, и другое. Правда, цели у них несколько различны.

Более того, ст. 4 Соглашения гласит: «координация процессов формирования и функционирования ЕЭП осуществляется соответствующими органами, структура которых формируется с учетом уровня интеграции». А в части 5 Концепции о создании ЕЭП, являющейся неотъемлемой частью Соглашения, записано, что надгосударственный орган ЕЭП — Комиссия — «начинает свое функционирование с момента введения общего таможенного тарифа или единых правил конкуренции в зависимости от того, что вводится раньше». Введение же единых правил конкуренции определено в ст.2 как условие создания зоны свободной торговли в рамках ЕЭП.

Таким образом, ЗСТ ЕЭП будет действительно уникальным в мировой практике образованием — это будет единственная зона свободной торговли, предусматривающая надгосударственный регулирующий орган.

Хотя от зоны свободной торговли в том, что предлагается, останется лишь название. А на самом деле мы получим зародыш нового жесткого интеграционного образования — эдакий геополитический антиЕС — мечту наиболее консервативных российских стратегов.

Но проанализируйте то, что предлагается к подписанию уже сегодня в рамках создания как будто ЗСТ. Такую возможность имеем благодаря Министерству экономики Украины, продемонстрировавшему невиданную для процесса создания ЕЭП открытость, разместив списки и тексты соглашений на своей вэб-странице.

Так вот, по состоянию на май 2005 г. подготовлены 93 проекта, которые должны лечь в основу правовой базы ЕЭП. В том числе — пакет из 29 проектов, подлежащих согласованию и подписанию государствами—участницами ЕЭП в первоочередном порядке до 1 июля
2005 г. Новое украинское правительство сначала ограничило свое участие 16 проектами, а со временем — 14 проектами экономического характера и одним соглашением об услугах — так называемый пакет «14+1». Анализ этих соглашений позволяет сделать вывод, что они преимущественно не выходят за рамки понятия свободная торговля. Но... Как говорят, черти прячутся в деталях.

Возьмите, например, Соглашение об упрощении порядка таможенного оформления и таможенного контроля на внутренних границах государств—участниц ЕЭП. Прежде всего, понятие «внутренние границы» касается Таможенного союза. В рамках ЗСТ внутренних или внешних границ нет. Внутренние границы вводятся для того, чтобы снять на них таможенный, а затем и пограничный контроль и обеспечить функционирование Таможенного союза. Как, собственно, и указывается в Объяснительной записке к Соглашению: ее реализация «позволит перейти к завершающему этапу — отмене таможенных процедур на внутренних границах государств—участников ЕЭП» — то есть окончательному созданию Таможенного союза ЕЭП.

Не менее проблематичным является также намерение сторон в этой и многих других соглашениях осуществить «унификацию» правил таможенного оформления товаров, взаимного признания документов, правил происхождения товаров, контроля и т.д. Согласно ст.51 и другим статьям Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с ЕС, положений внутренних документов в сфере евроинтеграции, Плана действий Украина — ЕС и т.д., Украина взяла на себя обязательства привести в соответствие свои технические стандарты, систему сертификации, правила таможенного оформления и т. п. со стандартами ЕС. Будут ли соответствовать унифицированные правила, нормы, стандарты и процедуры в ЕЭП нормам ЕС? Имеются большие сомнения. Как известно, Россия не хочет отказываться от советского ГОСТа — она согласна его гармонизировать со стандартами ЕС, но это не одно и то же, что принять стандарты ЕС, к чему стремится Украина.

В таком случае — что нас ожидает? Процесс унификации мы будем осуществлять в рамках ЕЭП, а потом будем стандартизировать совместно с Беларусью, Казахстаном и Россией это все с ЕС? Если, конечно, они захотят или смогут... В том числе и Россия — в рамках Общего экономического пространства с ЕС. Обратите внимание на слово «Общий», а не «Единый», используемое в ЕЭП. В сфере экономической интеграции между этими двумя терминами существует очень существенное различие — в общем пространстве есть участники, которые открывают какие-то свои сферы друг другу; представители ЕС, говоря о перспективах пространства с РФ, называют возможность создания зоны свободной торговли от Лиссабона до Владивостока (не забывая при этом добавить — в далеком будущем).

Единое же пространство предусматривает унификацию, трансформирующую разных участников в одного, который уже потом будет создавать общие пространства с другими... Поэтому понятны намерения авторов ЕЭП ввести уже теперь, в формате «14+1», единые подходы в применении информационных технологий при таможенном контроле за перемещением товаров и транспортных средств через границы государств—участников ЕЭП, единые принципы предоставления промышленных субсидий, единые принципы регулирования деятельности естественных монополий, включая и вопросы тарифной политики, единые принципы взыскания косвенных налогов во взаимной торговле государств—участников ЕЭП и т.д.

Вызывает подозрения и проект соглашения об инвестиционной деятельности и свободном движении капитала, тоже входящий в пакет «14+1». Здесь целый ряд мероприятий по унификации правил функционирования финансовых рынков, гармонизации инвестиционного законодательства и т.п. Наш анализ заставляет усомниться, что эта унификация-гармонизация будет происходить по европейским стандартам, принятие которых является необходимым условием экономической интеграции с ЕС.

Однако все это только цветочки. Ягодки впереди. Уже подготовлены документы по продолжению интеграции в рамках ЕЭП на следующем этапе, если будут приняты нынешние.

Среди них — Договор о создании комиссии, которая в течение определенного периода и в рамках определенных полномочий будет регулирующим органом ЕЭП, и передачу ей части полномочий государств—участников ЕЭП. Основные функции комиссии предусматривают осуществление деятельности, связанной с формированием единого таможенного тарифа ЕЭП, с выполнением функций по регулированию многостороннего режима свободной торговли ЕЭП. А еще — Соглашение об унификации торговых режимов государств ЕЭП относительно третьих стран, которая предусматривает применение каждым государством—участником ЕЭП единого торгового режима относительно третьих стран, единые правила лицензирования импорта и экспорта, Соглашение о применении экспортных, импортных и тарифных квот в торговле с третьими странами, единую товарную номенклатуру, единую таможенно-тарифную политику и т.д.

Или такое невинное соглашение, как Соглашение об отмене специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мероприятий во взаимной торговле. Соглашение предусматривает отказ от практики применения специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мероприятий при условии формирования единых правил конкурентной, ценовой и налоговой политики. С этой целью в проект Соглашения включен перечень соглашений о единых правилах конкурентной, ценовой и налоговой политики, едином таможенном тарифе, единой таможенно-тарифной политике и многое другое. Это уже настоящий новый постсоветский союз со всеми необратимыми экономическими атрибутами.

Перечисленные соглашения, повторим, это следующий этап после ЗСТ, который с украинской стороны публично не исключают, а только ставят в зависимость от успешности введения ЗСТ.

Выводы по поводу того, что представляет собой ЕЭП, уже неоднократно делались и публиковались. Обобщим только: ЕЭП — это попытка создать альтернативное Евросоюзу объединение по принципам, внешне подобным ЕС, кроме основного — без демократии и верховенства права в фундаменте сотрудничества. Да и в самом деле — для чего? Они же непосредственных прибылей не приносят, одни лишь расходы...

Мы не вспоминаем политический аспект дела. После оранжевой революции началось реальное сближение с ЕС. Трудно, преодолевая сопротивление разных сил и в Украине, и в ЕС, и кое-где еще. Но оно идет. План действий Украина—ЕС делает реальной перспективу ЗСТ с ЕС, а европейская политика соседства открыла перспективу интеграции вплоть до уровня единого рынка ЕС. Сигналы, присылаемые по поводу ЕЭП, лишь опять сбивают с толку наших западных партнеров. И здесь вполне уместно возникает предположение, что ЕЭП — это обычная политтехнологическая ловушка с целью дискредитации европейского выбора Украины в глазах Европы.

Итак, что же дальше? 22 июня в Верховной Раде состоятся слушания по этому вопросу. Позиции сторон известны: вчерашние оппоненты ЕЭП странным образом стали его сторонниками, а вчерашние сторонники ЕЭП сегодня будут относиться к этому проекту еще более благосклонно. Учитывая это, особого оптимизма по поводу результатов слушания не возникает. Разве что Верховная Рада обратится к Президенту или Кабмину с настойчивой просьбой подать представление в Конституционный суд, чтобы он растолковал вопрос соответствия ЕЭП Конституции Украины. Поскольку Президент и Кабмин самостоятельно это сделать не осмеливаются.

А на 24 июня в Киеве запланировано следующее заседание Группы высокого уровня. Она должна подготовить документы для подписания во время саммита глав государств ЕЭП, запланированного на июль. Украинская сторона пытается разбавить неприятный для россиян привкус еще 25 дополнительными документами, подготовленными в рамках ЕЭП, которые сейчас предлагается подписать после пакета «14+1». Среди них, наряду с явно подозрительными соглашениями о единых правилах конкуренции или использования единого знака доступа продукции на рынки стран ЕЭП (к сожалению, ознакомиться с ними возможности пока нет), есть и такие, довольно неплохие документы, как договор о принципах реадмиссии или о свободе передвижения физических лиц. Но та ли это цена, за которую нам стоит согласиться на ЕЭП? Или просто мы и в дальнейшем боимся сказать «нет»? Или нашей смелости хватает только на разоблачение эфемерных «картельных заговоров» нефтетрейдеров при игнорировании очевидного картельного заговора коррумпированных евразийских автократов, стремящихся вовлечь в свой круг страну, в прошлом году ставшую символом демократической надежды? Неужели в Украине не осталось политиков и государственных деятелей, готовых повторить сейчас за Виктором Ющенко двухлетней давности простую и точную формулу: «ЕЭП — это измена национальным интересам Украины»?

P.S. На этой неделе Президент подписал Указ №952/2005, которым ввел в действие решение СНБОУ от 20.05.05 «О формировании Единого экономического пространства», а также утвердил План неотложных мероприятий по активизации участия Украины в формировании ЕЭП.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно