Экзит-полл-2010: гол чужим или пас своим?

14 января, 2010, 17:37 Распечатать Выпуск №1, 14 января-22 января

За неделю до выборов к списку взаимных обвинений и возможных фальсификаций, которые штабы основны...

За неделю до выборов к длинному списку взаимных обвинений и возможных фальсификаций, которые штабы основных кандидатов педантично приписывают друг другу, добавились не первой свежести решение московского суда о санкциях против экс-главы ЕЭСУ Тимошенко (в подарок от экс-соратника Ющенко), «Луценко с пистолетом, агитирующий за премьера» (был уличен командой Януковича), а также «восемь взяточников из ЦИК и 11% желающих незаконно проголосовать на дому, организованные ПР» (по версии уже апеллирующей к мировой общественности Тимошенко).

Вероятно, в ситуации, когда лжецы соревнуются в честности, а неверие наблюдающих за этим топорным действом трансформируется в объявления через Интернет «о продаже голоса семьи из трех человек за любого кандидата по 450 гривен за каждый», инициатива проведения единого демократичного экзит-полла могла бы стать некой спасительной соломинкой для рискующей захлебнуться в фальсификациях страны. Увы.

Последствия скандала 2004 года, когда политика цинично предъявила свои права на социологию (а последняя в некоторых местах синхронно прогнулась), до сих пор актуальны. В отличие от «завоеваний» самой революции. И если 17 января звезда профукавшего рейтинг, доверие и реформы Виктора Ющенко имеет все шансы заслуженно закатиться, то получившее жесткий репутационный удар и некогда расколовшееся социологическое сообщество выдвинуло в центр политического игрового поля почти тот же состав разрозненных арбитров.

Так, о проведении собственного исследования традиционно заявил «Национальный экзит-полл» (Фонд «Демократические инициативы», КМИС и Центр им. Разумкова). В надежде реабилитироваться и по заказу «Интера» будет работать «Социс». Его партнеры — TNS и «ФОМ». В формате соло дебютирует на этих президентских выборах (но не в экзит-полле) R&B. Больше известная на маркетинговом рынке GFK, также решила заняться политическим консалтингом и объявила о сотрудничестве с каналом ICTV.

Итак, по закрытию участков, страна услышит результаты четырех экзит-поллов. Но усвоены ли уроки прошлого? Просчитаны ли риски настоящего? Готово ли разбитое апатией общество вновь довериться социологам и пройти испытание их результатами? Один из которых («Национального экзит-полла») в 2004-м стал не только ключевым тестом для самих социологов, ЦИК и партийных штабов, но и аргументом (!) в Верховном суде, обеспечившем в итоге переголосование и победу Ющенко в третьем туре. Ведь, несмотря на то что политическая ситуация в корне изменилась и «демократическая оппозиция» поменялась местами с «преступной властью», обществу так и не удалось убедиться в чистоплотности последней.

За президентское кресло, как и пять лет назад, борются игроки:

а) тотально контролирующие власть в «материнских» регионах, превратив их в собственные политические и экономические вотчины;

б) обладающие мощнейшим административным ресурсом, позволяющим наклонять на выборах целые города, области, отрасли;

в) держащие стратегические финансовые потоки, на которых может быть выстроена любая «покупательная» схема на участке, в округе, регионе, стране.

А значит, никто, по-прежнему, не застрахован от того, что результаты какой-нибудь из названных компаний не станут поводом для заведомо спланированного политического ремейка, борющихся за власть.

Уроки-2004

Для того чтобы понять смысл одного из главных уроков прошлой президентской кампании, приведем всего лишь один факт из истории кампании нынешней. Так, общественная инициатива «Национального экзит-полла-2010» под предводительством господина Кучерива, собирающего на свой десятый экзит-полл «с миру по нитке», давно стала достоянием гласности. Как и то, впрочем, что на два тура выборов организации понадобится не менее 150 тыс. долл. В наличии — половина. И то, что по причине безденежья уже принято решение из запланированных ранее 300 участков опросить только 240, — тоже не секрет. Однако мало кто знает, что «Национальный экзит-полл» мог быть давно, в полном объеме и даже с лихвой (400 участков) профинансирован кандидатом Януковичем. Условие, и это подтвердил «ЗН» Кучерив, было одно: в экзит-полле участвует компания «Социс» Николая Чурилова.

Для упустивших драматическую нить этой перманентной выборной истории напомним, что «Социс», а также Украинский институт социологических исследований (УИСИ) Ольги Балакиревой уже имели опыт тесного сотрудничества с «Национальным экзит-поллом». Правда, до поры до времени. Пока их данные в первом и втором туре прошлых президентских выборов, определив победу Януковича, кардинально не разошлись с результатами КМИСа и Центра Разумкова. Желающие погрузиться в точные цифры и факты могут найти их тут («ЗН» — «Экзит-полл: хождение по мукам» Т. Силиной — №45, 2004 г, «Экзит-полл для Украины и «экзот-полл» для Путина» И. Бекешкиной — №48, 2004 г. ).

Мы же просто уточним, что тогда краеугольным камнем конфликта стала несравненная позиция Николая Чурилова, который сначала документами подтвердил победу Ющенко, а уже через пару часов заявил о лидерстве Януковича, предложив коллегам некие оригинальные коэффициенты взвешивания результатов с учетом двух миллионов покинувших страну заробитчан. Коллеги с ним тогда не согласились. И тоже сделали заявление — о политическом давлении и фальсификации «Социсом» результатов исследования. В то время как сам Николай Николаевич в силу только ему известных соображений снова вернул победу Ющенко и демонстративно вышел из «Национального экзит-полла-2004». А во втором туре вновь применил важные для провластного кандидата коэффициенты. Надо сказать, что некогда непонятый и подвергнутый остракизму социолог и сегодня утверждает, что в его позиции была исключительно профессиональная подоплека.

«Ведь обнаруженные мною тенденции за эти пять лет полностью подтвердились, — заявил «ЗН» Чурилов. — Нас действительно уже не 48 миллионов, как пыталась представить в 2004 году официальная статистика. Но меня тогда не хотели слышать. Я уступил. Однако известные политики успели воспользоваться моими данными в свою пользу. Поэтому основной урок, который я извлек из прошлой кампании, — быть подальше от политики и хорошо делать свою работу. Сегодня, я ручаюсь своей репутацией, ни одна запятая не будет откорректирована».

Превращения второго тура Чурилов пояснять не стал. Однако подтвердил неосуществившиеся намерения «одного из заказчиков» нынешнего исследования для «Интера» ввести «Социс» в состав «Национального экзит-полла». Путем несложных логических операций можно догадаться, что этот заказчик не кто иной, как Янукович. Однако в этой социологической драме важно другое. «На самом деле, — продолжил Чурилов, — и КМИС, и Центр Разумкова довольно лояльно отнеслись к этому предложению. Но господин Кучерив проявил принципиальность, которую мне трудно чем-то пояснить».

Пришлось пояснять самому И.Кучериву: «Если бы мы жили в демократической стране, то и Чурилов, и Балакирева давно были бы безработными. Мне в голову не могло прийти, что придется принимать такое решение. Я не думал, что ко мне вообще могут обратиться с подобной просьбой после тех заявлений, которые были сделаны главой «Социса» в 2004 году в адрес зарубежных наблюдателей, якобы заставляющих его и Балакиреву подгонять результаты под Ющенко. Это неправда. Выборы были сфальсифицированы. Это подтвердил и наш экзит-полл, и Верховный суд. К сожалению, местное социологическое сообщество нельзя отделить от всего украинского общества — оно также погрязло в коррупции. Поэтому фальсификаторы не только ни за что не ответили, но и продолжают довольно комфортно чувствовать себя и в науке, и в Ассоциации социологов, и на исследовательском рынке».

Автор вряд ли стала бы углубляться в тонкости этой истории, если бы в ее мелких деталях по традиции не прятался черт. Ведь факт фальсификаций украинских социологов на фоне революционных событий оказался лишь поводом к публичному скандалу и, по сути, превратился в пшик. Как, похоже, и те тысячи уголовных дел о фальсификациях на выборах, о которых было публично заявлено новой властью, но и это, надо признать, почти нигде не доказано. Потому сегодня главный «пидрахуй» Кивалов — народный депутат и ректор авторитетного учебного заведения, а некогда «обласканный» СМИ «фальсификатор» Чурилов дает комментарий «Зеркалу недели». Не парадокс ли? Но ведь никаких уголовных дел в интересующем нас случае тоже открыто не было. Никаких официальных заявлений об исключении фальсификаторов из Ассоциации социологов не произошло. Более того, и «Социс», и УИСИ по-прежнему аккредитованы в ассоциации, а Ольга Балакирева является даже членом ее правления. Куда, заметим, входят авторитетные украинские социологи с европейским именем — Паниотто, Хмелько…

Дальше еще интереснее. Получается, что Верховный суд, вынося решение о третьем туре, по умолчанию осудил так никем и недоказанные фальсификации одних социологов и безоговорочно поверил в никем не проверенные данные других (а бюллетени «Национального экзит-полла», естественно, были без подписей, и, согласно закону, ни тогда, ни сейчас не являются доказательством в суде). И если бы не авторитет этих других, если бы не многолетние труды Паниотто и Хмелько, а также безукоризненная социологическая репутация Центра Разумкова, то такие вопросы, наверное, стоило бы выносить совсем в другом правовом формате. И, замечу, генеральный директор КМИС, профессор Владимир Паниотто, говоря об этих трудных уроках, сильно отдающих тогда еще не распознанным глобальным популизмом, со мной кое в чем согласился.

«Внутренние механизмы, которые мы имели в Социологической ассоциации Украины, тогда действительно не сработали, — сказал Паниотто. — Мы не смогли предотвратить фальсификации. Существующая аккредитация при ассоциации и сегодня подтверждает только профессиональные качества компаний, за мораль отвечает комитет по этике. Что касается морали руководителей компаний — комитет по этике в 2004-м не принял нужного решения. Не сработал он и позже. К сожалению. Как оказалось, почти все социологи в руководстве ассоциации — выходцы из одного учреждения. Все настолько тесно связаны друг с другом, настолько развиты межличностные отношения, что окончательно портить их просто не захотели. После начала разбирательств ассоциация раскололась и перестала существовать.

Но я убежден, что ни «Социс», ни УИСИ больше не рискнут экспериментировать со своей репутацией. Они слишком много потеряли. И финансово, и профессионально, и человечески. Это подтвердили исследования парламентских кампаний 2006—07 гг. Тогда данные всех социологов были корректны по отношению друг к другу и к официальным результатам. Есть еще один нюанс. До 2004 года я даже предположить не мог, что социология — опасная профессия. Речь шла о жестком давлении власти как на уровне участков, когда жизни наших интервьюеров подвергались опасности, так и на уровне целых компаний. Они сами вам об этом не скажут, конечно. Но в личных беседах подтверждали. Почему это никто не расследовал, я не знаю, но, скорее всего, из-за бесполезности и опасности начинать такие расследования. Более того, в ситуации, когда в стране продолжают безнаказанно воровать землю и заводы, рассчитывать на справедливый суд по делу о «каких-то там фальсификациях» было, по меньшей мере, наивно. В результате вполне мог бы пострадать невиновный.

Однако то, что мы тогда раскололись и только-только начали собираться вновь, констатирует, что в нашей среде все-таки работают некие средства самозащиты. Которые почему-то очень сложно заметить, к примеру, у вас, журналистов. Я ни в коей мере не говорю обо всех, но в том, что украинская социология сильно потеряла, виноваты не только социологи. А и СМИ, активно зарабатывающие на публикации результатов исследований псевдокомпаний с заказными рейтингами. На фоне массовых ток-шоу, онлайновых опросов и прочих аматорских приемов так называемых медиа-социологов процент доверия к нашим исследованиям падает еще больше».

На этот счет согласиться с Паниотто пришлось уже мне. Слишком настойчив оказался радийный голос диктора, который все новогодние каникулы убеждал в «беспрецедентном девятипроцентном рейтинговом прорыве Литвина, уверенно вышедшего на третье место президентской гонки» и «заметном сокращении до пятипроцентного разрыва между основными кандидатами». Более того, свои знаковые пресс-конференции некая днепропетровская компания с кодовым названием «Третий сектор» давала в Укринформе, Интерфаксе и УНИАНе. На тех же информационных сайтах были размещены и неработающие контактные телефоны компании, и адрес постоянно возвращающейся электронной почты. В итоге пришлось упорно идти по следу, чтобы дозвониться на мобильный некой Татьяны Яровой. «Социолог» сначала долго пыталась узнать, «в чем моя проблема», а потом предприняла героическую попытку научно-методологического обоснования причин столь заметного расхождения декабрьских данных «Третьего сектора» с данными ведущих социологических кампаний. (Те же накануне дружно определили Литвина на шестое-седьмое место президентского хит-парада, а лидера регионалов отпустили в отрыв от премьера аж на 10 измеряемых единиц). «Возможно, дело в несовпадении дат исследования», — многозначительно предположила собеседница и посоветовала позвонить директору Золотареву на предмет политического (???!) комментария. Но, может, г-ну Золотареву все-таки должен позвонить прокурор?

Риски -2010

Итак, большинство социологов, взявшихся за экзит-полл, его основной целью видят не столько информирование населения о предварительных результатах голосования (как GFK, к примеру), сколько контроль за объективностью официального подсчета голосов. Пожалуй, только Николай Чурилов высказал на этот счет сомнения, уточнив, что вместе с TNS и ФОМ может лишь попытаться «предсказать» результат, ни в коем случае не претендуя при этом на пророчество процента возможных фальсификаций. И здесь, наверное, начинается самое интересное в этом политическом сезоне.

Потому как все упомянутые компании, представляющие, по их же признанию, неоднородное сообщество, работающие на разных заказчиков за отличные гонорары, имеющие эксклюзивную методику исследований, а также очень низкий процент стандартизации обнародования данных (что сильно запутывает тех же журналистов), зафиксировали в декабре абсолютно идентичную тенденцию. Разрыв между основными кандидатами составляет более 10% как в первом, так и во втором туре. Насколько железобетонной может оказаться эта цифра? Возможен ли традиционный рывок Тимошенко, который поверг в шок страну в 2007 году, когда БЮТу за десять дней удалось сократить отрыв от ПР на 7(!)%? Может ли вообще данное обстоятельство отразиться на результатах как ЦИКа, так и экзит-поллов? Что вообще может стать причиной обострения подвижности электорального поля и нейтрализации обозначенной тенденции?

Как оказалось, варианты есть.

Фальсификации. По меньшей мере, в этом уверены политические оппоненты Тимошенко. Впрочем, как и оппоненты Януковича не сомневаются в том, что реальная картина электоральных симпатий абсолютно иная, что вся предвыборная социология была куплена, а лидер БЮТ семимильными шагами движется по направлению к Банковой. Возможно, именно это обстоятельство побудило известного бютовского юриста Андрея Портнова сделать довольно неожиданное заявление о том, что его политическая сила вряд ли будет акцентировать внимание на чужих данных, в том числе и на данных экзит-поллов, опираясь исключительно на свой параллельный подсчет голосов. И это, несомненно, какой-то новый поворот в истории украинской демократической мысли.

Особенно в контексте информации наших источников, утверждающих, что штаб БЮТ еще до Януковича выходил на того же главу «Национального экзит-полла-2010» Илька Кучерива с не менее заманчивым предложением — профинансировать независимый экзит-полл. Нет, бютовцы взамен не просили ввести в процесс структуру их штатного пиарщика Игоря Грынива (который, кстати, имеет общий бизнес с Николаем Чуриловым — во, как все теперь закручено!). Просьба была скромнее: предоставить промежуточные результаты исследования. Вопрос — зачем? Наблюдательный же совет, по словам деликатного Кучерива, отказал «одному из штабов, опасаясь корректировок на избирательных участках».

Интересным в этом контексте может показаться и наблюдение того же главы «Социса», который, комментируя прорыв БЮТ-2007, подметил одну деталь: «Пытаясь разгадать этот феномен, мы несколько лет во всех исследованиях ставим вопрос о том, за какую партию голосовал гражданин на парламентских выборах 2007 года. Интересно, что проценты вспомнивших название «НУ—НС», ПР, КПУ, Блока Литвина совпадают, а вот БЮТ — не добирает 5—7%».

В тоже время профессор Паниотто убежден в том, что эта кампания обойдется без массовых фальсификаций. «На самом деле экс-фальсификаторам выборов, а ныне оппозиционерам сегодня это не нужно (ну, разве только помешать оппонентам сократить разрыв. — Авт.), а теряющая баллы под напором кризиса власть не имеет такого ресурса, как некогда Кучма и Янукович, — ибо не монолитна. Банковая ведет своего кандидата, Грушевского — своего. Тем самым, в значительной степени, нейтрализуя админпопытки друг друга. Думаю, если что-то и может в какой-то степени изменить ситуацию, то это или еще какой-нибудь громкий скандал, или сугубо объективные вещи – явка, метод опроса, процент отказов и не определившихся. Плюс — сильные морозы в день выборов в какой-то части страны», — заявил он.

Явка. На самом деле точно просчитать ее невозможно. Сегодня эксперты прогнозируют 65–72%. Однако здесь, по мнению Паниотто, плохую службу для лидера избирательной гонки может сыграть как раз таки его высокий рейтинг. «Электорат в такой ситуации имеет привычку расхолаживаться, полагаясь на активность соседа, — уточняет профессор. — В то время как симпатики «второго», наоборот, мобилизуются, дабы поддержать своего. Процент корректировки здесь, конечно, не запредельный, но заметный». От себя добавим, что повышение явки в «материнских» регионах для ПР – приоритет. И одними призывами тут вряд ли обойдутся.

Метод опроса. Секретный бюллетень или интервью. Оппоненты прошлой кампании и на этот раз пойдут разными путями. К КМИСу и разумковцам, которые настаивают на распространенных на западе бюллетенях, присоединились GFK и R&B. (Кстати, такой метод, по свидетельству Паниотто, на востоке прибавляет проценты Тимошенко, а на западе — Януковчу. И там, и там избиратели, по- видимому, стесняются отрываться от большинства и открыто признаваться в любви к чужому кандидату.) «Социс» — только за интервью, по-прежнему утверждая, что старикам сельской местности трудно ориентироваться с анкетами. Особенно, если забыли очки.

Что касается количества выборки, то она у всех кампаний репрезентативна и колеблется в пределах 10—20 тысяч. Что, по мнению главы R&B Евгения Копатько не суть важно. «Можно сделать качественный результат и на четырех тысячах. Главное — быть уверенным в четкой организации процесса, слаженной работе интервьюеров и в том, что никто не придет на участок с одной единственной целью — помешать. Не могу сказать, что в моей практике было много таких случаев, однако чем выше градус накала избирательной борьбы, тем больше таких рисков».

Отказы. Целый ряд политиков уже сделали соответствующие заявления на этот счет. Процент отказов респондентов отвечать на вопросы интервьюеров, по их словам, якобы зашкаливает за 50 ед. и нивелирует результаты любой социологии. Тем не менее специалисты уточняют, что это не отказы — а показатель недостижимости. В структуре которого чистые отказы занимают не более одной четвертой. Сегодня действительно трудно добраться, достучаться до избирателя. Однако, по мнению Паниотто, вопрос в другом: насколько те, кто недостижим, отличаются от тех, кого можно достигнуть. То есть эти проценты пропорционально распространяются на всех кандидатов и вряд ли могут существенно повлиять на сложившуюся картину электоральных настроений.

В то же время руководитель социологического департамента Центра Разумкова Андрей Быченко считает, что показатель недостижимости может существенно повлиять на результат только в случае системного (то есть не случайного) смещения отказов в сторону какого-то из кандидатов. «Сегодня это оценить сложно, — говорит Быченко. — Однако трудно сказать, кто и как себя поведет в момент финальных замеров. Как со стороны граждан, так и социологов. Такие случаи мы уже фиксировали. Однако, по моему мнению, есть более существенная причина, способная повлиять на результат и поломать игру».

Не определившиеся. Быченко убежден, что все исследования, которые проводились в декабре известными компаниями, действительно выполнены корректно. Расхождения в рамках статистической погрешности. Однако процент не определившихся (10%) оставляет шансы любой из сторон нарастить рейтинг. Более того, все крупные и мелкие, столичные и региональные социологи настаивают на том, что процент не определившихся неуклонно растет. «Очень трудно прогнозировать, как в итоге перераспределятся эти голоса», — заключил Быченко. Тем не менее, профессор Паниотто предположил, что все-таки больше шансов на такой подарок во втором туре у Тимошенко. В силу того, что более всего растерянный и метущийся электорат сегодня имеет ярко выраженный оранжевый оттенок.

…Из вышесказанного ясно, что социологи не только объективно воспринимают проблемы собственного сообщества и называют вещи своими именами, но и, похоже, отдают себе отчет в том, в какой политической ситуации им на этот раз придется судить выборы. При этом все без исключения собеседники «ЗН» настаивали на том, что какие бы неожиданности ни произошли в финале этой игры, они будут зафиксированы всеми кампаниями. Их результаты совпадут. А любые манипулятивные планы политиков будут сорваны. Что, собственно, по их мнению, и произошло во время парламентских кампаний 2006—2007 гг., а также в 2008 году на выборах мэра Киева.

При этом заявившие о себе участники экзит-поллов, делают ставку на собственные добросовестность и профессионализм, хоть и стартуют с разных репутационных позиций. Так, тот же Николай Чурилов не стал медлить и добросовестно подтвердил «ЗН» совместные бизнес-интересы с бютовцем Грынивым, уточнив, что в их основе — договоренность о политическом нейтралитете.

Хочется верить, что пусть не до конца усвоенные, однако четко озвученные уроки прошлой кампании, а также согласованность позиций и корректность результатов социологических компаний сыграют свою позитивную роль. И не дадут политическим элитам дискредитировать экзит-полл как инструмент демократии, расшатав ситуацию в стране ровно настолько, насколько это соотносится с их личными политическими амбициями.

«Мы уверены, что поможем обществу успокоиться. Что станем неким ориентиром, а, обнародовав промежуточные результаты в 17.00 семнадцатого января, возможно, и неким сдерживающим фальсификации фактором, — подытожил глава «Национального экзит-полла-2010 Илько Кучерив. — В этой истории логично было бы взять опыт спорта, касающийся судейства. Да, есть большие эмоции и большие деньги. Но победитель — один. И все спортсмены и тренеры соглашаются с результатом».

Однако согласятся ли наши не слишком чистые на руку политические «спортсмены и тренеры» признать зафиксированный судьей гол (даже в свои ворота) и не использовать его в качестве политического паса ради призрачного кресла на Банковой?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно