ЭКСТРАДИЦИЯ

19 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 19 января-26 января

Утром 18 января в нью-йоркском аэропорту имени Джона Кеннеди совершил посадку самолет авиакомпани...

Павел Бородин
Павел Бородин
Утром 18 января в нью-йоркском аэропорту имени Джона Кеннеди совершил посадку самолет авиакомпании «Дельта», на котором в Соединенные Штаты прибыл государственный секретарь союзного государства России и Беларуси Павел Павлович Бородин с помощниками. Передав свой заграничный паспорт сотруднику иммиграционной службы, государственный секретарь несуществующего (или несущественного, как кому больше нравится) образования из уважаемого человека и международного, как он сам себя любил называть, чиновника мгновенно превратился в международно разыскиваемого преступника. Pavel Borodin, идентифицированный всезнайкой-компьютером как лицо, разыскиваемое по всему свету швейцарским правосудием, был немедленно задержан и заключен под стражу — ждать судебного заседания, первого этапа на пути к практически неизбежной экстрадиции в Швейцарию.

В российской столице к задержанию Пал Палыча вначале отнеслись достаточно спокойно. Это мы, соотечественники находящегося уже который месяц под стражей бывшего премьер-министра, знаем, что американское правосудие скроено совсем по другим правилам, чем наше, что там Генеральная прокуратура существует не для обслуживания власти, а для контроля за ней, что суды там не прислушиваются к телефонным звонкам из соответствующих государственных учреждений… Российским чиновникам все это предстояло понять. То, что они до сих пор живут в мире, состоящем из их собственных иллюзий, доказывает поездка Павла Бородина в Соединенные Штаты.

С логической точки зрения человек, которому благодаря огромному влиянию и связям в элите удалось добиться закрытия уголовного дела против себя российской Генеральной прокуратурой, должен был спокойно сидеть дома и ждать, когда о нем забудут. Тем более что швейцарская Генеральная прокуратура закрывать дело не собиралась, а ее следователь Даниель Дево, выписавший международный ордер на арест Бородина, публично посоветовал Пал Палычу сидеть дома. И в общем-то это был мудрый совет. Но Бородин никак не мог смириться с мыслью, что границы его влияния совпадают с границами России и Беларуси, что за пределами СНГ он просто разыскиваемый жулик, а никакой не государственный секретарь…

Судя по всему, приглашение на инаугурационные торжества, пришедшее от одной из фирм-спонсоров избирательной кампании Джорджа Буша-младшего, было инициировано аппаратом Бородина, чтобы доказать всем, какой Пал Палыч уважаемый политик — к новому президенту едет! Бородин даже не стал получать новой визы — возможно, его и не впустили бы в США или бы разъяснили последствия приезда. Но Бородин воспользовался визой, выданной ему еще в 1998 году, в период, когда он был управляющим делами президента России… Прибыл он в Америку по обычному общегражданскому паспорту, что дало его адвокатам повод утверждать: если бы паспорт был дипломатический, то Бородина бы не задержали. Но это утверждение опять-таки свидетельствует о незнании российскими политиками и юристами американского права: понятие дипломатического иммунитета в США распространяется на лиц, аккредитованных при правительстве США в качестве дипломатов, и на сотрудников международных организаций, находящихся в США. Бородин ни к той, ни к другой категории лиц не относится и, следовательно, не обладает никаким иммунитетом.

Конечно, сама идея Пал Палыча сыграть роль Пал Иваныча выглядит настоящим символом самонадеянности, невежественности и глупости российского чиновничества. Лазаренко появился в Соединенных Штатах, когда ему уже нечего было терять: его разыскивала Швейцария, объявила преступником Украина, его империя была разгромлена, а недавние соратники вели переговоры с властью. Конечно, где-нибудь в Латинской Америке Павел Иванович мог попросту затеряться, но если предположить, что ему не хотелось теряться, а хотелось в будущем, рассказав американцам много интересного об украинской политической и предпринимательской элите, вернуться домой, то идея об американской отсидке выглядит далеко не худшим образом. Пал Палычу никакая отсидка не была нужна, ему хотелось просто появиться на каком-нибудь второразрядном приеме и при случае сфотографироваться с президентом Бушем или вице-президентом Чейни.

О криминальных последствиях своего приезда он попросту не задумывался — это-то и ужасно. Ужасно и то, что российская политтусовка в массе своей восприняла обыкновенную пресную правовую процедуру как американскую провокацию. Президент Беларуси потрясал командировочными документами, которые он, как глава союзного государства, подписал государственному секретарю, поехавшему в Америку поздравить Буша «от имени двух президентов» — ни больше ни меньше! Самое интересное, что я себе вполне представляю, как Пал Палыч, раздув щеки, рассказывает Александру Григорьевичу, как поедет в Вашингтон воспитывать Буша…

Хлестаковщина какая-то! Но тем интереснее ее последствия. Многие украинские чиновники лишились сна, узнав о появлении в США Лазаренко. Теперь предстоит потерять сон многим российским чиновникам. Бородин знает о них не меньше, чем Лазаренко — о своих украинских коллегах. Тем более Павел Павлович может разговориться, поняв, что российские государственные институты ничем не могут ему помочь. Уже в первые часы после своего ареста он распространил заявление, в котором заявил о готовности помогать швейцарским правоохранительным органам и ответить на их вопросы в любое удобное для их сотрудников время. Кроме того, вместо своих российских адвокатов, бывших скорее ретрансляторами его влияния, Бородин начинает общаться с американскими, которые должны объяснить ему, каким образом легче выйти сухим из воды и насколько следствие готово будет учесть его готовность к сотрудничеству…

С точки зрения бизнеса Бородин был самой крупной фигурой ельцинского режима. Он работал у Бориса Николаевича, а у него самого работал Владимир Владимирович, которого именно Бородин забрал из Питера после поражения команды Анатолия Собчака на выборах губернатора «северной столицы». Так что арест Бородина — проблема обоих президентов. При этом совершенно непонятно, как решать эту проблему после уже допущенной Бородиным ошибки? Людям, о которых Бородин знает много интересного, остается либо добиваться его освобождения, либо надеяться, что он не скажет ничего лишнего… Но и то, и другое — маловероятно…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1277, 11 января-17 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно