ДОМ ПОД СЕНЬЮ КЛЕНА

15 января, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 15 января-22 января

Первое, что следует четко уяснить, знакомясь с Канадой, так это то, что ее провинции имеют совсем иной статус, чем провинции Франции или Китая, а тем более - наши области...

Первое, что следует четко уяснить, знакомясь с Канадой, так это то, что ее провинции имеют совсем иной статус, чем провинции Франции или Китая, а тем более - наши области. Канадская провинция - это государство в государстве, со своим законодательством, иногда довольно отличающимся от федерального. Каждая из десяти провинций ревниво относится к любым попыткам ограничить ее суверенитет. И если, скажем, девять членов федерации подписали Калгарское соглашение, а Квебек - нет, значит, будьте уверены - он его выполнять не будет.

Каждая провинция - это страна. И дело тут не в величине территории (кстати, шесть из десяти провинций - больше Украины) или количестве населения. Что огромная Альберта, что маленький Нью Бранзвик - равноправные страны, объединившиеся в одну федерацию. Похоже, канадцы гордятся тем, что такой степени децентрализации нет нигде в мире.

Однако среди равных есть те, что все-таки «равнее». И если 54 процента общего национального продукта Канады производится в Онтарио, то это говорит о многом. В 1997 году ВВП провинции составил 286,7 миллиарда долларов, что является двенадцатым показателем среди индустриальных стран. А по внутреннему валовому продукту на душу населения - 25 354 доллара онтарийцы вообще на третьем месте в мире (после американцев и норвежцев). Для любопытных приведу соответствующие украинские показатели 1997 года: общенациональный ВВП - 92 млрд. гривен, ВВП подушный - 2713 грн.

Девяносто процентов онтарийского экспорта (а всего его объем составляет 0,6 млрд.) приходится на США. Показательный пример: Онтарио экспортирует американцам больше автомобилей, чем Япония. Здесь производится половина химической продукции Канады.

Наверное, не последним является вклад онтарийцев и в то, что в прошлом финансовом году федеральный бюджетный избыток составил ,5 млрд. И это при том, что еще четыре года назад бюджетный дефицит достигал 42 миллиардов! По этому поводу министр финансов Пол Мартин заявил: «Это историческая веха. И это достижение не правительства, а самих канадцев». По сравнению с другими странами, переживающими сейчас экономический кризис, у Канады есть все основания «выдержать шторм». Впервые с 1969-70 финансового года превышение доходов над расходами позволило снизить абсолютный уровень чистого государственного долга.

Финансовые достижения на федеральном уровне были подкреплены успехом провинций. Совокупный федерально-провинциальный бюджетный баланс от рекордного дефицита в 66 миллиардов в 1992-93 году перешел к небольшому избытку в прошлом.

Манитоба - это

не только пшеница…

В одной из публикаций король русского дореволюционного репортажа Влас Дорошевич привел любопытный факт. Рассказывая о первых итальянских гастролях Федора Шаляпина, он упомянул о возмущении местной прессы: дескать, русский, осмелившийся петь в Италии, - это все равно, как если бы Россия начала покупать зерно за границей.

Все меняется в этом мире. С тех пор не один десяток советских певцов гастролировал на родине «бельканто», а «закрома родины» приняли не один десяток миллионов тонн заморской пашенички. И все бы ничего, если бы не получалось, что Советский Союз фактически инвестировал сельское хозяйство Канады и США и параллельно обрекал на вымирание села российского Нечерноземья и других регионов страны.

Житницей Канады являются провинции, расположенные в прериях, - Альберта, Саскачеван, Манитоба. Их посевные площади находятся приблизительно в тех же широтах, что и у нас. Во многом схожи и климатические условия. Именно поэтому здесь оседала основная часть украинских крестьян, перебравшихся в поисках счастья за океан. Сбежав от безземелья и нищеты, они были поражены здешними бескрайними просторами. И пусть земли прерий - не наш благодатный чернозем, но на трудовой пот и мозоли - отзывчивы.

«Поднятая целина» Канады - прямая противоположность шолоховской. Наверное, людям, выросшим в советские времена, трудно понять, как можно было без райкомов, пятитысячников и колхозов, без студентов и шефов-заводчан, без общенациональных «битв за урожай» поднять сельское хозяйство до уровня мирового лидера. Хотя, на самом деле, гораздо труднее соединять славословие колхозному строю и закупки за золото излишков у заокеанских крестьян-единоличников…

С результатами труда этих самых крестьян-фермеров мы ознакомились в Манитобе - провинции, по площади превышающей Украину, но с населением меньшим, чем в одном нашем Донецке, -

1,1 миллиона человек. При этом прошу учесть - 680 тысяч из них проживают в столице Виннипеге, а на фермах - только 78,5 тысячи, то есть только каждый

14-й житель провинции.

Почти все из 24 тысяч здешних ферм - семейные. В большинстве земли под ними пребывают в собственности фермеров, но более трети ферм - арендованы. В среднем на хозяйство приходится порядка 320 гектаров, а кормятся от него около 350 человек - в семь раз больше, чем в тридцатые годы.

Откровенно говоря, урожайностью манитобского гектара нас поразить трудно. Но все решают масштабы посевов. В результате фермеры провинции ежегодно производят продукции на два миллиарда долларов, экспортируя большинство ее в 115 стран мира. Конечно, речь идет не только о продуктах растениеводства - Манитоба славится своей свининой, которой производит по 240 миллионов килограммов в год.

- А в Украине много свиней? - поинтересовался у меня министр сельского хозяйства Манитобы Гарри Энс.

- К сожалению, меньше, чем хотелось бы, - ответил я, улыбнувшись одному воспоминанию.

Рассказывают, что в бытность председателем Верховной Рады Леонид Кравчук побывал в Баварии, где радушные хозяева угостили его пивом.

- А что, господин председатель, пива в Украине много? - поинтересовались они.

- К сожалению, меньше, чем хотелось бы, - ответствовал гость.

- А что, у вас хмель не растет?

- Нет, его у нас много…

- Так, может, ячменя не хватает?

- Да ячменя у нас много…

- Так в чем же проблема? - недоумевали наивные баварцы.

- Да дело в том, что украинцы привыкли пиво пить из бутылок, а стеклотары не хватает.

- Так, может, у вас мало песка?

- Нет, песка у нас много. Просто мало техники, штампующей бутылки.

- А-а, значит, вам не хватает металла для ее изготовления…

- Да нет, металла у нас много.

- Так чего же вам не хватает?

«А действительно, - задумался тогда Леонид Макарович, - какого же рожна нам не хватает, чтобы делать достаточно хорошего пива?» Вернулся, «пощекотал» кого следовало, и вот вам результат - вполне приличного пива у нас - хоть залейся!

Жаль, не расспросили его те дотошные баварцы о свинине - глядишь, и мы бы при ней были, и он - при своем высоком кресле.

Картину сельскохозяйственного благоденствия манитобцам существенно подпортил мировой кризис: расторгли контракты многие оптовики в Юго-Западной Азии - им-то, оказалось, не до свиного жиру - быть бы живу… Естественно, перед провинцией встал вопрос о новых рынках. В их поисках обращают взгляды и к Украине. Да как объяснишь, что покупать у них зерно и свинину Украине просто не за что, а во-вторых, нам, сидящим на 40 процентах мирового чернозема, грех перед Богом покупать то, что при нормальном хозяйствовании можем сами иметь в изобилии. Дайте только нормальные законы, делающие сельского труженика хозяином на земле, нормальные налоги и… А кто - «дайте»? 450 человек - пятидесяти миллионам?!

На приеме в той же Манитобе я в шутку предложил канадцам: «Если хотите серьезно помочь Украине, давайте сделаем только одно: поменяемся законодательствами, парламентами и правительствами». Желающих поддержать такой «чейндж» не нашлось…

Но шутки шутками, а получить от канадцев не «рыбу», а «удочку» нам бы очень не помешало. И не в последнюю очередь - технологии сохранения и переработки сельхозпродукции. Если на нас не будут коситься как на потенциального конкурента - дело пойдет. А пока…

Незанимательная арифметика

А незанимательна она потому, что нею, судя по всему, никто всерьез не занимался. Итак: общий объем канадского экспорта в Украину составлял в 1997 году 25,89 миллиона канадских долларов, а украинского экспорта в Канаду - 26,91 миллиона. Не впечатляет? Еще бы, ведь на одну канадскую душу такого экспорта набиралось за год «аж» на 86 центов, а на одну украинскую и того меньше - на 54 цента.

Сопоставить взаимные инвестиции еще труднее, потому что если канадские выражаются в документах, любезно подготовленных их мидовцами, цифрами - 30 миллионов все тех же их долларов, то украинские - скромным словом: «Small».

Знавали наши экономические связи и лучшие времена. Всего три года назад один Квебек экспортировал нам продукции на 30 миллионов долларов. А уже через два года - только на семь. Из общего объема его, Квебека, экспорта в 67,4 миллиарда долларов - это 0,04 процента.

Так есть ли выход из этого тупика? Умные головы говорят, что есть. Но об этом - в следующем материале.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно