Десять дней, которые не потрясли Армению

7 марта, 2008, 16:11 Распечатать Выпуск №9, 7 марта-14 марта

Разгон митингующих на время стабилизировал ситуацию в Армении. Но власти добились этого ценой жизни, по крайней мере, восьми людей...

Президент Армении Роберт Кочарян оставляет своему преемнику Сержу Саркисяну незавидное наследство — внутриполитический кризис. Он зародился не во время избирательной кампании и не в момент объявления результатов президентских выборов, в соответствии с которыми премьер-министр Серж Саркисян получил 52,82% голосов избирателей, а лидер оппозиции, экс-президент Левон Тер-Петросян — 21,5%. И кризис не закончился первого марта, когда власти с помощью дубинок, электрошокеров и водометов разогнали длившийся десять дней митинг сторонников Тер-Петросяна, требовавших аннулировать результаты президентских выборов. Тогда в ходе возникших беспорядков погибло восемь сторонников оппозиции. Чрезвычайное положение, действующее в Ереване до 20 марта, лишь на время утихомирило уличные страсти.

Ситуация в Армении такова, что жесткое противостояние оппозиции и власти не затихает ни на минуту, поскольку оно во многом носит персонифицированный характер. Ведь именно представители т.н. карабахского клана, в который входят нынешний премьер и президент, вынудили Тер-Петросяна в 1998 году подать в отставку с должности главы государства. С тех пор Тер-Петросян — заклятый враг «карабахцев» и их лидера Роберта Кочаряна. Последний же крепко держал власть все десять лет своего президентства, укрепляя основы армянского государства, отстранял от власти тех, кто выдвинулся в Армении во время национально-демократического движения во второй половине восьмидесятых.

Фундамент нынешнего режима — амбициозные люди из бедной армянской провинции, которых «карабахцы» привлекли к управлению государством и бизнесом. По сути, «карабахцы», помимо непримиримой части армянской политической элиты, в конце восьмидесятых бежавшей из Баку в Ереван, получили еще одну социальную базу поддержки. Ведь эти люди вместе с должностями получили доступ к существующим финансовым потокам и политическим рычагам.

Однако подобная политика властей вызывает неприятие у многих жителей Еревана, составляющих, по самым скромным подсчетам, около 40% жителей Армении. И у многих ереванцев недовольство уровнем жизни, политическим застоем персонифицируется именно с «карабахцами». Не случайно, что в акции протеста главным образом участвовали жители столицы — опора электората Тер-Петросяна. Как и не случайно, что в госучреждениях оппозицию поддержали старые соратники экс-президента, которые при Кочаряне оказались в лучшем случае на вторых ролях, — послы, замминистры МИД и минобороны, замгенпрокурора…

Очевидно, что сторонники Тер-Петросяна, несмотря на то что их кандидат получил, по официальным данным, всего 21,5% голосов избирателей, надеялись на то, что им удастся повторить украинские и грузинские события и добиться отмены результатов голосования. Многие из участников акции искренне верили, что у их кандидата победу украла власть. Правда, международные наблюдатели признали выборы соответствующими международным стандартам, хотя и зафиксировали ряд нарушений.

Да и сама акция протеста сторонников Тер-Петросяна на Площади свободы не вызвала в мире той реакции, которая сопровождала митинги в Грузии, Украине, Киргизии. Тем не менее за десять дней акции протеста количество людей на площади Свободы не уменьшалось, временами их число приближалось к 200—300 тысячам человек. Более того, к митингующим присоединились члены «Еркрапа» — объединения ополченцев, прошедших карабахскую войну.

В этой ситуации Роберт Кочарян принял решение разогнать митинг. При этом власти и оппозиция, обвиняя друг друга, придерживаются разных версий того, почему действующий президент Армении решился применить силу. Во вторник «ЗН» по телефону связалось с соратником Тер-Петросяна, членом Армянского общенационального движения Давидом ШАХНАЗАРЯНОМ и попросило прокомментировать ситуацию в его стране.

— Г-н Шахназарян, что произошло первого марта?

— На протяжении всей избирательной кампании и во время голосования было огромное количество нарушений. Во время выборов применялось насилие против наших доверенных лиц: более двухсот из них были избиты, а с большинства избирательных участков насильно выведены. И это послужило основанием для нон-стоп митинга, созванного Тер-Петросяном. В нем постоянно принимало участие до трехсот тысяч человек. Это при том, что, по официальным данным ЦИК, за Тер-Петросяна проголосовало около 340 тысяч! Митинг на площади Свободы носил мирный характер. Но это было противостояние народа и правительства.

Роберта Кочаряна к силовым действиям подстегнул страх, когда он понял, что власть уходит из-под рук: количество людей на митинге все время увеличивалось, а несколько дипломатов, например, открыто заявили о своей поддержке оппозиции. Власти сознательно готовили бойню и устраивали первого марта провокации: спецназ применял оружие, а в бесчинствах активное участие принимали уголовные банды, которые сегодня составляют опору власти.

К сожалению, принятию Кочаряном решения использовать силу поспособствовали как размытые формулировки оценок прошедших выборов международными наблюдателями, так и поздравления некоторых президентов, в том числе, к большому сожалению, Виктора Ющенко, до решения Конституционного суда Армении.

— Власти сообщают, что погибло восемь человек. Эти данные соответствуют действительности?

— У меня есть серьезные основания полагать, что жертв куда больше, поскольку до сих пор родственникам не выдают тела. С трудом для похорон выдали лишь тело одного погибшего. Много пропавших без вести, морги закрыты…

— По вашей информации, кто стал инициатором силовой акции — Кочарян или Саркисян?

— Кочарян. Серж Саркисян, по-моему, морально полностью подавлен: после 22 февраля его практически не видно. Без сомнения, все преступные приказы исходят из аппарата президента.

— Как разгон сторонников Тер-Петросяна отразится на отношениях Кочаряна и Саркисяна?

— Это внутреннее дело этой преступной банды.

— Вы и ваши соратники говорите о тотальной фальсификации. Однако международное сообщество не увидело в президентских выборах серьезных нарушений. Международные наблюдатели ОБСЕ, например, охарактеризовали выборы президента в Армении как соответствующие нормам Организации. Правда, они отметили, что выборы на 16% участков были или плохими, или очень плохими…

— Именно своими оценками до и после выборов международные наблюдатели подливали масла в огонь, провоцируя Кочаряна. И они несут ответственность за события первого марта. Подливают масла в огонь и призывы МИД разных стран, как, например, внешнеполитического ведомства Эстонии, «держать баланс». Но призывы к такой «сбалансированной» позиции — это помощь Роберту Кочаряну.

— На ваш взгляд, почему митингующие на площади Свободы не получили международной поддержки, как это было в случае с Украиной и Грузией, где также протестовали против фальсификаций выборов?

— Полагаю, что Соединенные Штаты и Европейский союз не хотят ссориться с Россией из-за Армении. Тер-Петросян по этому случаю сказал, что Европа изменила не нам, а своим ценностям, Вольтеру, Гете, Бетховену. И в этой ситуации мы ничего не ждем от международного сообщества.

— Чего сегодня требует оппозиция?

— Помимо свободы для всех арестованных представителей оппозиции, у нас только одно требование: признать недействительными результаты президентских выборов.

— Сейчас Конституционный суд Армении рассматривает заявление Тер-Петросяна об оспаривании результатов президентских выборов, прошедших 19 февраля. Что вы собираетесь предпринимать далее?

— Избирательный процесс еще не закончился. Он завершится только с решением Конституционного суда. Но в Конституции Армении четко записано, что при чрезвычайном положении отменяются все выборы. А значит, этот процесс уже антиконституционный. Но мы намерены действовать в рамках закона. И эту линию будем продолжать.

— Каковы будут ваши дальнейшие шаги? Вы намерены вести переговоры с властью, чтобы стабилизировать ситуацию в стране?

— О чем вести переговоры с властью? Она не желает вести диалог с нами, потому что ей абсолютно нечего сказать. Власть продолжает массовые аресты, они исчисляются сотнями. Тюрьмы переполнены, все мои друзья и соратники уже арестованы.

* * *

У провластных политиков своя версия событий, которую «ЗН» представил член совета Республиканской партии Армении, депутат парламента Армен АШОТЯН.

— Г-н Ашотян, почему власти приняли решение применить силовой вариант и разогнать участников мирных акций протеста? Ведь подобные действия бьют по имиджу Сержа Саркисяна, который победил на президентских выборах…

— Левон Тер-Петросян и его команда все время нагнетали обстановку в стране, используя всевозможные манипуляционные технологии, чтобы бросить тень на Сержа Саркисяна, сеять ненависть. Все это не могло не отразиться на поствыборном процессе. И то, что произошло первого марта, это сценарий Тер-Петросяна, для которого чем хуже, тем лучше. Ведь ради поствыборных процессов Тер-Петросян выставил свою кандидатуру. Он несет полную ответственность за возникшие беспорядки и последовавшие за ними жертвы.

Митинг, который длился в течение десяти дней, был разогнан силами правопорядка в результате провокаций со стороны протестующих: по данным полиции, митингующим должны были раздать огнестрельное оружие и боеприпасы. Но произошедшие события должны охладить многие горячие головы. Ведь они показывают, что путь людей, стремящихся любой ценой дестабилизировать ситуацию в стране, — это путь предательства. Что это возврат в прошлое и, наконец, потеря Нагорного Карабаха. Ярким тому подтверждением служит сегодняшний (интервью записывалось во вторник. — В.К.) обстрел азербайджанскими вооруженными силами позиций НКР.

— Но действия армянских властей вызвали обеспокоенность международного сообщества…

— Естественно, это ударило по имиджу Армении. Но о причинах ввода чрезвычайного положения были, в частности, проинформированы такие международные организации, как ОБСЕ и Совет Европы. Сегодня ситуация в Армении находится под контролем правительства.

Мы приветствует все заявления международного сообщества, призывающие стороны к диалогу и компромиссу. Но мы не воспринимаем те, которые ведут к дальнейшей дестабилизации. Например, я не считаю конструктивным заявление генсека Совета Европы Терри Дэвиса, а также открытое вмешательство некоторых оппозиционных политических сил Грузии. Все это может привести к вмешательству во внутренние дела страны.

— Какими будут ваши дальнейшие шаги? Пресс-секретарь президента, например, говорит об отсутствии возможности диалога между властью и оппозицией. Но готова ли власть к переговорам с оппозицией? Что мешает начать диалог с вашими оппонентами?

— Насилие не является для армян методом политической борьбы. С нашей стороны присутствует полная готовность к диалогу. Премьер-министр, новоизбранный президент Серж Саркисян не раз заявлял, что он протянул руку всем политическим оппонентам, предложив сотрудничество в рамках коалиции. Те, кто откликнулся на наше предложение, уже участвуют в формировании будущей политики страны, как это, например, произошло с другим представителем оппозиции — Артуром Багдасаряном.

Но политический диалог не может быть самоцелью. Мы сделали свой шаг и теперь ждем ответного хода со стороны оппозиции. К сожалению, именно от радикальной части оппозиции никаких заявлений на этот счет не поступало. И нет никаких признаков того, что наших оппозиционеров охладила кровь невинных. Левон Тер-Петросян даже отказался от встречи с католикосом всех армян Гарегином II!

— Но в любом случае необходимо как-то договариваться, искать компромисс, чтобы стабилизировать ситуацию в стране. На какие уступки готова пойти власть и чего вы ожидаете от той части оппозиции, которую представляет Тер-Петросян?

— Что касается уступок, то, поскольку я не уполномочен делать заявления от Республиканской партии, выскажу свое собственное мнение: Серж Саркисян уже пошел на компромисс. К сожалению, яд, желчь и ненависть скопились в сердцах и умах наших политических оппонентов. Даже сейчас, когда пролилась кровь людей, они не в состоянии трезво мыслить. Невозможно вести диалог со стеной. Но политический лидер, которого поддержало более 20% избирателей, не может своим безответственным поведением доводить страну до предела. Думаю, что дальнейшее развитие событий во многом зависит от решения Конституционного суда, который должен дать свое заключение до восьмого марта.

* * *

Разгон митингующих на время стабилизировал ситуацию в Армении. Но власти добились этого ценой жизни, по крайней мере, восьми людей. То, как далее будут развиваться события, зависит от многих факторов. Например, каким будет решение Конституционного суда, какую дальнейшую тактику изберут оппозиция и власть, какую позицию займут ведущие геополитические игроки, как будет развиваться ситуация вокруг Карабаха. И наконец, как в дальнейшем поведет себя «Еркрапа», объединение ветеранов, прошедших карабахскую войну, хорошо вооруженных, имеющих связи и влияние в армии и бизнесе.

Примечательно, что международное сообщество достаточно спокойно отреагировало на события первого марта в Армении в отличие от событий в Грузии седьмого ноября, высказав лишь обеспокоенность произошедшим и призвав конфликтующие стороны к диалогу. Формально армянские власти заявляют о своей готовности к нему. Но, как следует из интервью Давида Шахназаряна и Армена Ашотяна, маловероятно, чтобы противостоящие стороны были действительно заинтересованы в диалоге.

В нынешней ситуации куда вероятнее, что власть будет традиционно использовать политику кнута и пряника. И проводя точечные репрессии против ближайших сторонников Тер-Петросяна (во вторник, например, парламент дал согласие на арест четырех депутатов, поддержавших экс-президента), попытается путем сепаратных переговоров расколоть оппозицию. В какой-то мере власти этого уже добились.

Еще до событий первого марта оппозиционная партия «Оринац Еркир», которую возглавляет экс-кандидат в президенты Артур Багдасарян, присоединилась к правящей коалиции, в состав которой входят Республиканская партия Армении и «Процветающая Армения». Сам же Артур Багдасарян занял пост секретаря Совета безопасности. Должность важная, но степень ее влиятельности определяется близостью секретаря к президенту. Сомнительно, чтобы Багдасарян вошел в ближний круг Саркисяна. К тому же, вполне возможно, что многие избиратели Багдасаряна, воспринимавшие его как альтернативу провластному кандидату, могут не одобрить его «сделку» и стать сторонниками Тер-Петросяна.

Что же касается оппозиции, то у нее, похоже, нет конкретного плана дальнейших действий. Пока ее лидер Тер-Петросян находится у себя дома под надзором сотрудников госохраны: ему запрещено покидать здание. Вполне возможно, что противостояние этой части оппозиции и властей перейдет с улицы в политическую плоскость, как это произошло в Азербайджане после президентских и парламентских выборов. Пока оппозиция перенесла борьбу за власть в зал Конституционного суда. Но с уверенностью можно сказать, что вернувшийся из научного кабинета в мир большой политики Левон Тер-Петросян стал той фигурой, которая сумела объединить оппозицию «карабахцам».

С этим фактором будущий президент Серж Саркисян будет вынужден считаться. Ведь президентские выборы продемонстрировали, что около 39% избирателей, недовольных политикой нынешних властей Армении, отдали свой голос оппозиционным кандидатам.

Безусловно, разгон митингующих — акт устрашения его политических оппонентов, демонстрация того, что силовые структуры и далее подконтрольны «карабахцам». Но президентство Саркисяна начинается с крови сограждан. А это означает, что, несмотря на признание мировым сообществом его победы в первом туре голосования, в глазах армян легитимность Саркисяна будет ниже, нежели в свое время Тер-Петросяна и Кочаряна. Все это предопределяет еще большую зависимость будущего президента Армении от «карабахцев» в целом и Роберта Кочаряна в частности.

Похоже, что в сложившейся ситуации максимальный выигрыш у Кочаряна. И вовсе не случайно в Армении полагают, что именно нынешний президент стал инициатором разгона митингующих. В предвыборный период аналитики строили всевозможные догадки и прочили ему постепенную потерю влияния на принятие ключевых политических решений. Теперь все может измениться и Кочарян может вновь претендовать на пост премьер-министра. Очевидно, что после решения применить силу для разгона митингующих его политический вес во власти только укрепится. И с этим Сержу Саркисяну, у которого серьезные разногласия с Робертом Кочаряном, придется считаться хотя бы на первых порах, выстраивая новую политическую конструкцию исходя из реалий «ереванской весны».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно