ДЕНИС МАК-ШЕЙН: «МЫ ОСТАЕМСЯ УВЕРЕННЫМИ, ЧТО УКРАИНА ПРИВЕРЖЕНА КУРСУ ЕВРОПЕЙСКОЙ И ЕВРОАТЛАНТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ»

12 сентября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 12 сентября-19 сентября

На следующей неделе состоится визит в Украину министра по вопросам Европы МИДа Великобритании, члена парламента доктора Дениса Мак-Шейна...

На следующей неделе состоится визит в Украину министра по вопросам Европы МИДа Великобритании, члена парламента доктора Дениса Мак-Шейна. В сферу его первоочередной ответственности входят вопросы, касающиеся Европы, экономической политики, Балкан, Украины, Белоруссии и Молдовы. Дополнительно в палате общин британского парламента он отвечает за вопросы международной безопасности.

В украинском политикуме и журналистских кругах британский министр Мак-Шейн стал широко известен благодаря его майскому письму в британский Национальный союз журналистов, члены которого в обращении к своему премьеру высказали обеспокоенность в отношении убийства Георгия Гонгадзе. Напомним, тогда г-н Мак-Шейн заявил, что правительство его страны будет против членства Украины в ЕС и НАТО до тех пор, пока украинские журналисты не получат надлежащей защиты. Нет сомнений, что и во время своего визита в Украину бывший журналист Денис Мак-Шейн не оставит без внимания проблемы со свободой слова в нашей стране. О чем еще будет идти речь во время его встреч с украинскими должностными лицами накануне визита, г-н МакШейн рассказал в эксклюзивном интервью «Зеркалу недели».

Д-р Денис Мак-Шейн был назначен министром по вопросам Европы 28 октября 2002 года. Перед этим он занимал должность парламентского заместителя министра по иностранным делам.

Д-р Мак-Шейн избран членом парламента от
г. Ротерхем в 1994 году. Он был парламентским личным секретарем у министров МИДа Великобритании с июня 1997-го по июнь 2001 года. В качестве члена парламента он уделял первоочередное внимание экономическим, производственным, финансовым вопросам, а также проблемам рынка труда и делам европейской политики.

В 1969—1977 годах работал продюсером в компании Би-би-си и был президентом Национального союза журналистов в 1978—79 годах. В 1980-х находился за рубежом в качестве международного профсоюзного работника, поддерживая демократическое профсоюзное движение в Польше, Южной Африке, Бразилии и Южной Корее. Он был директором Института по вопросам европейской политики с 1992 по 1994 год. В качестве старшего члена исполнительного органа Фабианского общества
д-р Мак-Шейн регулярно пишет для национальных газет и политических журналов, а также для газет Франции, Германии и США. Он — автор нескольких книг на тему международной политики.

Денис Мак-Шейн родился в 1948 году. Получил образование в колледже Мертон в Оксфорде и имеет докторскую степень в сфере международной экономики Лондонского университета. К кругу его увлечений относятся катание на лыжах, пешие прогулки и садоводство. Он состоит в браке с г-жой Натали Фам. У них четверо детей, и они живут в Ротерхеме и Лондоне.

— Господин министр, какова цель вашего визита в Украину? С кем вы планируете встретиться? Какие основные вопросы будете затрагивать?

— Мой визит в Украину преследует двойную цель. Во-первых, лучше ознакомить правительство и народ Украины с позицией Великобритании и, во-вторых, получить для себя возможность узнать больше об истории Украины и ее стремлениях. Я проведу по одному дню в Киеве и Львове, где предполагаю встретиться с правительственными министрами и произнести публичные речи. Как министр по вопросам Европы МИДа Великобритании я, конечно же, надеюсь обсудить политику европейской и евроатлантической интеграции Украины, в частности вопрос более тесных отношений с ЕС, НАТО и членство в ВТО. Я также имею личную заинтересованность в отношении вопросов свободы СМИ как бывший журналист и президент Национального союза журналистов Великобритании, представляющего 35 тыс. журналистов в двух странах — членах ЕС — Британии и Ирландии.

— Существуют ли какие-то расхождения в видении будущего Евросоюза, его дальнейшего расширения между Великобританией и другими странами — членами ЕС?

— Во время июньской встречи Совета Европы в Тессалониках все страны — члены ЕС согласились, что мы привержены идее углубления связей и развитию дальнейшего сотрудничества с нашими соседями и в будущем готовы разделить систему общих ценностей с теми, кто живет за пределами наших границ. Их стабильность и безопасность неразрывно связаны с нашими. Дабы поддержать наши общие ценности и интересы, мы разрабатываем новую политику в отношении «Более широкой Европы», наших новых соседей. Что касается дальнейшего расширения, то в статье 49 Договора о Европейском Союзе четко сказано: любое европейское государство, чтящее принципы свободы, демократии, уважения к правам человека и фундаментальным свободам и верховенства права, может подавать заявку на членство. Как отмечалось в официальном сообщении Комиссии по поводу новых членов ЕС от марта 2003 года, вопрос дальнейшего расширения для европейских государств, отвечающих критериям членства, остается открытым.

— Идея статуса «новых соседей» ЕС принадлежит Великобритании. Увидели ли вы свои предложения в концепции «Расширенная Европа»? Согласны ли вы с тем, что количество «соседей» в этом документе было значительно расширено? Все ли страны-соседи будут иметь возможность пользоваться «четырьмя степенями свободы» ЕС?

— Сначала именно министр иностранных дел Великобритании г-н Джек Стро выступил с инициативой о том, чтобы с расширением ЕС оживились его отношения с новыми соседями во избежание появления новых линий разделения в Европе. Этих взглядов придерживаются все страны—члены ЕС и сама Комиссия, а также десять новых стран-членов и кандидаты на вступление. Именно отсюда появилась концепция «Более широкая Европа». Официальное сообщение Комиссии от марта 2003 года касается ряда стран, граничащих с ЕС, и признает, что в наших интересах углубление отношений со всеми странами—соседями ЕС. Это сообщение опирается на выводы, согласованные главами государств и правительств стран ЕС во время встречи Совета Европы в Копенгагене в декабре 2002 года, в которых указывалось, что ЕС должно усилить отношения с его восточными и южными соседями. Распространение четырех свобод движения (товаров, услуг, капитала и труда) на страны—соседи ЕС было утверждено как один из ключевых принципов политики ЕС в отношении последних. Однако еще преждевременно говорить, каковы будут временные рамки для этого, поскольку они будут различными для каждой из наших стран-соседей в зависимости от ее индивидуального прогресса в выполнении ее Плана действий, а также от выполнения обязательств, сделанных согласно существующим договоренностям.

— Вы, наверное, уже получили План действий Украина—ЕС, который подготовила украинская сторона. Как вы оцениваете этот документ и предложения, содержащиеся в нем? Какие из них, на ваш взгляд, могут быть использованы при подготовке Плана действий европейской стороной?

— Я не хотел бы давать комментарии относительно украинского концептуального документа, подготовленного украинским правительством, в котором речь идет о том, как правительство нашей страны видит развитие Плана действий для Украины, поскольку он еще не опубликован. Документы были направлены в Европейскую комиссию для изучения, и именно она и страна, сейчас председательствующая в ЕС, должны комментировать от лица всех стран-членов на соответствующих встречах и при помощи соответствующих механизмов. Вероятно, что взгляды ЕС станут известны во время саммита ЕС—Украина в Ялте 7 октября.

— Украинский План действий преследует цель перевода отношений сотрудничества между Украиной и ЕС в отношения интеграции и партнерства, т.е. ассоциации европейского типа. Поддержит ли Великобритания это предложение?

— Именно Европейский Союз в целом, а не любая отдельная страна — член Союза, должна давать комментарии о специфике углубления отношений между ЕС и Украиной. Однако понятно, что обе стороны привержены Соглашению о партнерстве и сотрудничестве (СПС) и что настоящее соглашение должно служить основой для любой дальнейшей работы по углублению отношений. Необходимо еще многого достичь до того, как мы полностью выполним положения СПС. В этом контексте ЕС приветствует совместную работу, проведенную Комиссией и Украиной в отношении общей оценки выполнения СПС. Это именно тот вид сотрудничества, позволяющий нам двигаться вперед. Великобритания привержена делу помощи Украине в воплощении ее стремления к более близким отношениям с ЕС. Это должно включать реалистические временные рамки и настоящую приверженность программе основательных и коренных внутренних реформ со стороны Украины.

— В ближайшее время Украина станет членом нового объединения постсоветских стран — Единого экономического пространства (ЕЭП). Противоречит ли это, на ваш взгляд, стратегической цели Украины — интегрироваться в Европейский Союз — и уже существующим договоренностям между ею и ЕС, например, Соглашению о партнерстве и сотрудничестве?

— Я не видел текста предлагаемого соглашения о Едином экономическом пространстве, и было бы неуместно делать догадки о последствиях для внешней политики Украины, в частности, ее торговых соглашений. Мы остаемся уверенными, что Украина — сторонница курса европейской и евроатлантической интеграции. Я убежден, что Украина не хотела бы делать чего-то, что могло бы усложнить процесс достижения этой цели.

— У некоторых европейских партнеров нашей страны существует мнение, что Украина сейчас шантажирует ЕС своим вступлением в ЕЭП, дабы получить ассоциацию с Евросоюзом. В Украине же отдельные обозреватели нынешнюю ситуацию называют «вторым Мюнхеном», имея в виду то, что Европа молча наблюдает, как Россия очень настойчиво затягивает Украину в свою орбиту. Вам в самом деле безразлично или вы не усматриваете в этом никакой угрозы ни для Украины, ни для Европейского Союза?

— Я считаю, что неразумно использовать эмоционально окрашенную лексику в этом вопросе. Мы понимаем, что исторические отношения Украины с Россией и другими европейскими странами были довольно непростыми и что украинцы имеют твердые убеждения и различные взгляды на прошлое своей страны. Было бы нерассудительно и недальновидно строить предположения, что подписание Украиной соглашения об ЕЭП на любых условиях означает внешнеполитический выбор между ЕС и Россией. Международные отношения не являются столь простыми, и Великобритания не будет рассматривать ЕЭП с таких позиций. Как ЕС заинтересован в поддержании хороших отношений со всеми его соседями, так и в интересах Украины поддерживать хорошие отношения как с Россией, так и с ЕС. Британская внешняя политика заинтересована увидеть стабильную, преуспевающую и независимую Украину. Поэтому мы поддерживаем задекларированную цель украинского правительства — углубление демократии, создание рыночной экономики и приближение к европейским и евроатлантическим институтам, в частности ЕС и НАТО.

— Переговоры о создании Зоны свободной торговли между Украиной и ЕС еще даже не начаты. Почему ЕС ставит обязательным условием для этого вступление нашей страны в ВТО, которого нет в Соглашении о партнерстве и сотрудничестве? Что еще мешает ЕС предоставить Украине статус страны с рыночной экономикой?

— Важно понимать различные возможности, которые существуют для Украины. ЕС не заявлял, что вступление в ВТО является обязательным для Украины: это дело внутренней политики украинского правительства. ЕС говорил о том, что торговые переговоры с Украиной значительно облегчатся, если Украина станет членом ВТО, поскольку тогда обе стороны будут иметь базовые соглашения и структуры. Хотя прогресс в каждой из этих двух сфер указывает на добрые намерения и улучшает общие отношения, они не являются одним и тем же вопросом. Что касается статуса страны с рыночной экономикой, то это решение предоставляется Комиссии; это не подарок, который может быть предоставлен по желанию, а техническое рассмотрение экономических и деловых условий. Мне известно, что Украина делает успехи в этой сфере и что переговоры между Украиной и Комиссией продолжаются.

— Нам известны ваше неравнодушие к делам СМИ и хорошие отношения с журналистами. А на чьей стороне вы в скандале вокруг покойного доктора Келли — журналистов с Би-би-си или правительства?

— Я работал продюсером на Би-би-си с 1969 по1977 годы и потом на протяжении двух лет был президентом Национального союза журналистов, поэтому и сейчас продолжаю активно интересоваться вопросами СМИ. Как правительственный министр я, разумеется, не могу комментировать обстоятельства гибели д-ра Келли, так как специальная следственная комиссия лорда Хаттона еще не представила свои выводы. Без сомнения, все журналисты должны сообщать о фактах, опираясь на источники, которые можно подтвердить.

— В Украине широко и по-разному комментировали ваше высказывание о невозможности для Украины стать членом ЕС и НАТО, пока ее журналисты не получат надлежащей защиты. В том числе говорили и о проблемах со свободой слова в самой Великобритании. Каковы, на ваш взгляд, основные отличия в отношениях между властями и СМИ в Украине и Великобритании?

— Полагаю, вы имеете в виду мое майское письмо к Национальному союзу журналистов, которое я написал в ответ на письмо Союза к премьер-министру Великобритании, в котором высказывалось беспокойство относительно убийства Георгия Гонгадзе. Я написал: «Украина надеется с течением времени интегрироваться в НАТО и ЕС. Поддерживая Украину в этих стремлениях, мы дали очень ясно понять, что пока журналисты в Украине не получат надлежащей защиты, о членстве в этих организациях не может быть и речи». Это бесспорно. Членство как в НАТО, так и в ЕС, требует твердой преданности демократии и свободе слова. Этого невозможно достичь, пока журналисты чувствуют, что они не могут публиковать достоверную информацию, опасаясь потерять работу или, в самом худшем случае, из-за угрозы физического насилия. Тут я хочу обратить ваше внимание на то, что более тесные отношения с ЕС и НАТО не являются чем-то таким, за что отвечают одни лишь дипломаты и о чем можно договориться за закрытыми дверями. Граница между внутренней и внешней политикой уже в значительной степени стерлась. Если европейский парламентарий или журналист спросит меня о политике в отношении Украины и я скажу, что ЕС и НАТО развивают более тесные отношения с Украиной, меня потом спросят о внутренней политике Украины, а не о нашей геополитической стратегии. Вопросы будут касаться того, когда правительство Украины привлечет к ответственности убийц Гонгадзе и Александрова? Когда состоятся свободные и честные выборы в Украине, которые будут отвечать европейским стандартам? Когда граждане Украины получат защиту честных милиционеров и законов, созданных по европейским стандартам, которые справедливо применяются независимыми судьями? Когда инвесторы из ЕС получат такую защиту? На данный момент мои ответы на эти вопросы должны быть таковы, что на сегодняшний день репутация Украины в этих сферах не является удовлетворительной. Касательно вашего вопроса о британских СМИ, необходимо определить, что вы подразумеваете под словом «власти». Би-би-си получает преимущественно государственное финансирование, однако его редактора имеют свободу постоянно критиковать текущую политику правительства. Вы уже упомянули о расхождениях между Би-би-си и правительством как по вопросам войны в Ираке, так и в отношении обстоятельств гибели д-ра Келли. В Украине не существует такого эквивалента финансируемой государством медиа-группы. Если говорить о других медиа-группах в Британии, то большинство газет имеют политический уклон, но, взятые вместе, их мнения в общих чертах представляют полный спектр политических партий. В отличие от этого, мы знаем, что в Украине оппозиционные группы имеют трудности с обнародованием своих мнений в электронных СМИ. Было бы неплохо увидеть дебаты и анализ текущих дел на украинских телевизионных каналах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно