Демократия от «з» до «с»

7 ноября, 2008, 16:44 Распечатать Выпуск №42, 7 ноября-14 ноября

Кировоград — едва ли не единственный в Украине, до сих пор сохраняющий большевистское название, будто и не было никаких изменений, будто время здесь остановилось...

Наш город — едва ли не единственный в Украине, до сих пор сохраняющий большевистское название, будто и не было никаких изменений, будто время здесь остановилось. Конечно, это не так. Население нашего края сполна ощутило на себе и хорошее, и отрицательное влияние новейших времен. Степняки, центральноукраинцы, кстати, проявили себя достаточно мудрым, сознательным и вместе с тем рационально мыслящим сообществом, вполне готовым и к демократическим выборам (другое дело — когда общественность не имеет полной и правдивой информации), и к отстаиванию своих прав и собственного достоинства. В отличие от полярного выбора Запада и Востока, результаты голосования на нашей территории, как правило, были в русле общеукраинской тенденции.

Почему же тогда до сих пор название города — застывшее отражение прошлого, кажется — осмысленного и оцененного с точки зрения сегодняшнего дня, но такого, от которого, как выяснилось, непросто отказаться...

Кировоградский городской совет на днях решил одновременно с досрочными выборами в Верховную Раду провести референдум-опрос жителей города относительно изменения его названия. Понятно, это значительно удешевит процедуру (оплатить придется только печатание дополнительного бюллетеня) и позволит точнее определиться с переименованием областного центра.

В прошлом строилось настоящее?

В начале следующего года Кировоградщина будет отмечать свое 70-летие. Все эти годы ее областной центр назывался Кировоградом. Еще пять лет до того переименованный сразу после убийства Кирова город носил название Кирово. Органы НКВД обвинили в убийстве пламенного большевика Сергея Мироновича Кострикова зиновьевско-троцкистскую группу. Поэтому город, который десять лет, прежде чем получил название Кирово, назывался Зиновьевском (по фамилии другого большевика, нашего земляка Григория Зиновьева, настоящее имя которого — Гершен Радомысльский), по логике тогдашнего режима должны были немедленно переименовать. Что и сделали, — конечно же, не без народного одобрения: собрания трудовых коллективов, митинги общественности с воодушевлением, насколько это было возможно в 30-х годах прошлого века, когда в полную силу раскручивался маховик политических репрессий, восприняли и поддержали новое название...

На центральной площади города до сих пор маячит штамповка — памятник Сергею Мироновичу (точно такой «украшает» бывший город Киров, нынешнюю российскую Вятку). Герой стоит в большевистском галифе, гордо выпятив грудь и указывая пальцем... куда-то вниз. Чего только на этот палец ни вешали — и бутылку из-под пива, и помаранчевый шарик, и рекламу кока-колы. Однако, несмотря на иронию и остроумие молодежи (а все эти выдумки, очевидно, ее рук дело), ветераны, люди старшего поколения, которых в городе немало и которые составляют значительную часть избирателей, иронии не понимают и говорят, что не поймут никогда. Несколько лет назад, например, накануне празднования 250-летия города, когда в который раз встал вопрос о его названии, председатель городской организации ветеранов Украины, член Кировоградского горисполкома Виталий Виевский (по совместительству — секретарь местной ячейки Компартии) заявил, что старшее поколение освобождало Кировоград от фашистов, восстанавливало его, создавало современное лицо города, так вот, дескать, позиций не сдаст, будет стоять до последнего...

В значительной степени именно нежелание городской власти идти на откровенный конфликт с ветеранами, неплохо организованной и хорошо манипулированной силой, которую она часто использует как определенный буфер между собой и более активным сообществом, до сих пор оставалось одним из главнейших факторов, сдерживающих переименование города. Такой шаг могла бы себе позволить сильная, по-хорошему уверенная в себе власть, имеющая крепкую финансовую опору. Именно такой властью, по-видимому, почувствовала себя часть фракций городского совета, в первую очередь — Партии регионов, которая, имея в своем составе маловато штыков (и соответствующую поддержку кировоградцев), сумела навязать свою волю большинству, фактически превратив его в маргинальное. Фракция регионалов в Кировоградском городском совете неоднократно демонстрировала способность «организовать» большинство голосов (какими методами — это вопрос другой), когда речь шла о приватизации имущества и большого количества земельных участков, что явно противоречило интересам территориальной общины. Так вот в вопросе о референдуме и напрягаться особенно не пришлось, — идею поддержали практически все фракции, кроме коммунистов и социалистов. Они поставили вопрос, который собственно, всегда был на их щите: сколько будет стоить переименование города? Выяснилось, до сих пор никто не подсчитывал. Инициаторы референдума подчеркивают, что это — только опрос, а когда дойдет дело до переименования, тогда, дескать, и подсчитаем. Не удивительно, что суммы, которые называют оппоненты этого мероприятия, очень отличаются: от десятков до сотен тысяч гривен.

Нынешний городской голова Владимир Пузаков — хотя и коммунист и, пожалуй, знает, куда указывает пламенный революционер Сергей Миронович Киров на центральной площади города, — в который раз демонстрируя свою невероятную гибкость, решение о проведении референдума тоже поддержал.

Елизавета — императрица или святая?

И все-таки самой главной причиной торможения переименования областного центра была и есть неоднозначность отношения интеллигенции и населения края к названию Елизаветград. Часть их — ее страстные поклонники (объединены преимущественно вокруг местного «Русского блока»). В последние годы они выплеснули в СМИ очень много эмоций по поводу того, что городу до сих пор не возвращено его, как они считают, историческое название. В основе их позиции — тезис, что на территории нынешнего Кировограда до построения крепости святой Елизаветы не было ничего, то есть простиралась лишь дикая степь, среди которой, дескать, просвещенная императрица Елизавета Петровна (указ о строительстве крепости подписала именно она) соорудила военную твердыню, а потом и город. В дискуссии с оппонентами, которые напоминают о захватнической, оккупационной политике имперской России относительно тогдашней Украины, они подчеркивают: речь идет прежде всего о святой Елизавете, тетке Пресвятой Девы Марии, а отнюдь не об императрице. Но, как ни крути, а практика приспосабливать святых для усиления влияния и величия августейших лиц — родом из той же печально известной традиции, что и большевистское «единодушное одобрение трудящихся масс».

Этим упрямо пренебрегают приверженцы так называемого первоначального названия. Один из священников Украинской православной церкви (фактически — Московского патриархата) сразу же после принятия решения городского совета на страницах кировоградской газеты «Ведомости плюс» уже пообещал кировоградцам больше благодати Божьей, если городу вернут название, полученное им во времена утверждения на этих землях Российской империи...

Да и утверждение, что до 1754 года на месте областного центра было только дикое поле (когда-то наша история — помните? — начиналась с 1917 года), не так уж однозначно. Исследователи пишут о древних поселениях скифов, но и более близкая история довольно красноречива. Несколько лет назад краевед Юрий Мативос на одном из старых домов частного сектора, не очень отдаленного от нынешнего центра города, под пластом старой штукатурки обнаружил чугунную табличку, свидетельствовавшую, что это сооружение застраховано еще в 1752 году. Домик тот, кстати, предыдущая городская власть планировала выкупить под этнографический музей, которого у нас, в отличие от некоторых даже районных городков, нет, но воз и ныне там. Чуть позже тот же Юрий Мативос в пятом томе старинного издания «Живописная Россия» обнаружил сообщение, что поселение, предшествовавшее Елизаветграду, называлось Новоказачин. Вряд ли это название могло бы объединить жителей края. Как и названия бывших казацких поселений — Завадивка, Лелекивка, которые сейчас стали районами областного центра.

Какое же название могло бы объединить всех? Несколько лет тому назад, во время очередной попытки стимулировать процесс переименования (а их было уже не одна и не две), воспользовавшись случаем приснопамятного кучмовского референдума, приверженцы названия Елизаветград инициировали проведение городского опроса-референдума относительно названия города. Его результаты, промелькнув в прессе, не были ни осмыслены, ни проанализированы. А они довольно интересные и обнадеживающие.

Во-первых, именно формулировка вопросов не оставляла другого варианта, кроме поддержки названия Елизаветград. Кстати, на этот раз форма бюллетеня такая же безвариантная. Так вот — результат предыдущего опроса фактически отрицательный. Пожалуй, поэтому о нем предпочитали много не говорить. Кировоградцев спрашивали, считают ли они целесообразным изменить название города. «За» высказался почти 71 процент тех, кто участвовал в референдуме. Приверженцев же названия Елизаветград оказалось немногим менее 35 процентов.

По-видимому, за эти годы количество тех, кто не против переименовать Кировоград, стало больше. Кстати, именно многие люди старшего поколения, которым дорого нынешнее название города, понимая необратимость исторических реалий, больше склоняются к новому, украинскому названию. Так вот вопрос в том, чтобы найти консенсус между приверженцами названия Елизаветград и приверженцами нового — или счастливо найденного старого, истинно украинского — названия. До сих пор дискуссии между ними велись в большинстве своем в эмоциональной плоскости, их же следует перевести в плоскость научных аргументов с точки зрения археологических, природно-географических и исторических фактов. И действительно, демократическая власть, получив результаты еще первого опроса горожан, должна была бы этим серьезно заняться.

Материала же для анализа более чем достаточно: наш край (едва ли не единственный в Украине) может конкурировать с соседней Черкасской областью по количеству трипольских поселений; несколько лет назад в одном из густозаселенных районов — на улице Попова — случайно (!) во время строительства супермаркета обнаружили большое скифское погребение. Что уж говорить о более близком к нам по времени периоде казацкой эпохи! Наш край богат неординарными явлениями природного характера. Чего только стоят Бовтисская впадина или тайны древних поселений на берегу реки Синюхи. К этому анализу должны быть привлечены не только местные ученые, но и столичные, и иногородние. Хорошо было бы создать научную группу, которая бы помогла территориальной общине найти истинное, исторически обоснованное имя для своего города. Когда же изберут власть, у которой руки дойдут до настоящего, а не декларативного решения этой проблемы? В соответствии с волей, которую уже изъявили кировоградцы во время предыдущего опроса. Хочется надеяться, что рано или поздно это произойдет, ведь адекватное название нужно для подрастающего поколения, мыслящего по-новому и стремящегося любить свой город.

…Вместо этого горожанам предложат разве что куцый выбор между названиями Елизаветград и Елисаветград (так называли город в начале прошлого столетия). Демократизм городских властей позволяет только такую амплитуду выбора?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно