ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ БЕСПРЕДЕЛ - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ БЕСПРЕДЕЛ

23 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

Ошибки бывают индивидуальные и коллективные. А разница между ними, по большому счету, заключается ...

Ошибки бывают индивидуальные и коллективные. А разница между ними, по большому счету, заключается в том, что в первом случае с последствиями, как правило, приходится иметь дело тому, кто их совершил, тогда как во втором — расплачиваться вынуждены вовсе не авторы просчетов. В этом отношении у нас весьма показательна ситуация, сложившаяся на уровне местного самоуправления, где в последние несколько лет конфликты (подчас весьма бурные и затяжные) стали, скорее, закономерностью, нежели исключением. Суть их сводится к незамысловатому сюжету, когда спустя некоторое время после выборов выясняется, что пост, скажем, городского головы занимает не тот, кто его достоин. И проблема заключается вовсе не в оппозиционных настроениях определенной части избирателей. Поскольку оппозиция — это обычно меньшинство, не располагающее достаточной критической массой для вовлечения всех членов территориальной общины во внеочередные выборы нового лидера. На Запорожье наглядным доказательством тому были события, происшедшие в самом областном центре, Мелитополе, Днепрорудном, Молочанске, Каменке-Днепровской... Впрочем, кажется, проще перечислить города, где с 1998 года городских голов не переизбирали. В этом списке, увы, нашлось место и для Энергодара, который иногда еще величают столицей отечественной электроэнергетики.

Этот относительно молодой (в прошлом году Энергодар праздновал тридцатилетие) и в недалеком прошлом весьма благополучный город уже год переживает кризис власти. И масштабы конфликта, к сожалению, уже вышли за рамки цивилизованных дебатов, усугубившись экстремальными проявлениями. В конце прошлой недели два депутата городского совета объявили о начале бессрочной голодовки — в знак протеста. Против чего? По их словам, в ответ на массовые нарушения прав человека, Конституции и законов.

Насколько эти претензии обоснованны, судить, разумеется, не мне. Однако, будучи знакомым с городом далеко не первый год, имею основания быть уверенным в том, что разыгравшийся конфликт лишь отчасти отображает сгусток проблем, накопленных в Энергодаре.

История развития города была изначально предопределена и неразрывно связана со строительством двух крупнейших электростанций — тепловой и атомной. И эта монопрофильность последовательно усугублялась далекой от совершенства социальной политикой, поставившей во главу угла ускоренные темпы строительства энергетических мощностей. А полноценное развитие социальной сферы, как водится, откладывалось «на потом», «до лучших времен», которые, увы, так и не наступили. В итоге Энергодар оказался в абсолютной зависимости от финансово-экономического состояния промышленного комплекса, а если точнее — от породившей его АЭС.

Однако было бы несправедливо отводить атомной станции роль недоброй мачехи, которой совершенно безразличны интересы пасынка-города. Это невозможно уже хотя бы потому, что каждый четвертый его житель — работник станции. Поэтому заботу о так называемом соцкультбыте АЭС взяла на себя. Да только с годами этот груз становился для нее все более непосильным. Государство же прийти на помощь как не торопилось, так и не торопится. Хотя, если точнее, проблема заключается не столько в помощи, как в выполнении вполне конкретных обязательств комплексного введения в строй не только промышленных мощностей, но и объектов социальной инфраструктуры — жилья, предприятий коммунально-бытовой сферы, словом, всего того, без чего немыслимо полноценное существование города.

Пока АЭС была юридическим лицом, эти проблемы хотя бы отчасти удавалось решать. Но стоило только станции заиметь статус обособленного предприятия, как положение города резко ухудшилось. И НАЭК «Энергоатом», и Минтопэнерго энергодарские проблемы мало интересовали, судя по тому, что они по-прежнему не торопятся с выполнением программы социального строительства в городе. Даже несмотря на специальное постановление Кабмина, за выполнение (точнее, невыполнение) которого никто не несет никакой ответственности. Поэтому в Энергодаре практически прекращено строительство детского сада, магазинов, медсанчасти, профилактория, очистных сооружений и других объектов.

На этом фоне и состоялись в 1998 году выборы нового состава депутатов местного совета и городского головы. Руководство городом энергодарцы доверили Александре Васильевой, прежде работавшей директором одной из школ. Разумеется, имевшегося у нее административного опыта было явно недостаточно для управления хозяйством 60-тысячной общины. О чем, кстати, в свое время заметил и бывший председатель обладминистрации Владимир Куратченко: «Все самостоятельны, но думать стратегически надо вместе, мы ведь одна территория. У мэра Энергодара нетрадиционные подходы, но ей надо набираться опыта. Эйфория выборности должна пройти, и начаться каждодневная кропотливая работа».

Конечно, судить задним числом — дело нехитрое. Но все же, думаю, последуй Александра Ильинична этому совету, ее карьера сложилась бы иначе. Ибо как не крути, стерильной демократии не бывает, поскольку существует еще масса факторов, которые никак нельзя сбрасывать со счетов. В частности, для Энергодара таковым является роль атомной станции, которая хотя и утратила свое значение де-юре, но не лишилась веса де-факто. Наверное, новый голова строя свои взаимоотношения с руководством АЭС, этого не учла в полной мере. Проще говоря, во главу угла был поставлен прямой вопрос: кто в городе хозяин? И постепенно он перерос до масштабов конфликта.

В конце прошлого года в местной печати полетели камешки в огород городского головы — относительно ее частых командировок за пределы города, попытки построить офис за казенный счет... А затем уж противостояние коснулось вопроса более принципиального. На атомной станции готовились ввести в эксплуатацию сухое хранилище отработавшего ядерного топлива (СХОЯТ), а городской голова заявила, что акт госприемки подпишет лишь в том случае, когда будут даны реальные гарантии достройки города. Получалось, что из тупиковой ситуации был лишь один выход — отстранение Васильевой от должности. Сделать это, в принципе, было не так уж и сложно, поскольку работники АЭС в депутатском корпусе имеют большинство. И 21 марта сессия горсовета последовательно приняла решения досрочно приостановить полномочия городского головы, назначив исполняющим обязанности одного из депутатов. Поскольку Александра Ильинична не согласилась с добровольной отставкой, в конфликт вынуждена была вмешаться городская прокуратура, опротестовавшая эти решения. Депутаты настаивали на своем, и в роли третейского судьи пришлось уже выступать областной прокуратуре: решение о досрочном прекращении полномочий городского головы не ставилось под сомнение, в отличие от решения о назначении исполняющего обязанности. И Васильевой не оставалось ничего другого, как подать заявление «в связи с ухудшением состояния здоровья».

Многие в Энергодаре считают, что Васильевой пришлось поплатиться должностью за принципиальность в отстаивании интересов горожан. Оставим это мнение без комментариев, заметив лишь, что 11 июля сессия Энергодарского горсовета большинством голосов согласилась с вводом СХОЯТ в опытно-промышленную эксплуатацию. Казалось бы, инцидент исчерпан. Однако на самом деле завершился лишь один из его этапов.

Очередным камнем преткновения стал спор по поводу передачи атомной станцией на баланс города жилья и объектов коммунальной сферы. И снова накал страстей. Одни обвиняют бывшего городского голову в том, что она хотела в первую очередь принять более выгодные объекты, другие упрекают в этом же станцию. Хотя атомщики и уверяют, что уволенным по переводу работникам коммунальной сферы выплатят компенсацию, и еще в течение трех лет городская инфраструктура будет на треть финансироваться за счет станции, многие депутаты относятся к этому с недоверием. И, чего греха таить, для этого у них достаточно оснований.

— Нас уже не раз обманывали, — говорит один из участников голодовки, депутат горсовета Иван Морщавка. — Остались невыполненными обещания в связи с пуском шестого энергоблока, вводом в эксплуатацию СХОЯТ. Поэтому пусть сначала НАЭК положит на стол свои векселя, в качестве гарантии, а потом будем вести речь о приеме объектов соцкультбыта. А договор, который они предложили — оскорбительный для горожан. Чего стоит хотя бы отнесение к форс-мажору возникновение чрезвычайной ситуации на энергорынке. Так ведь подобные ситуации чуть ли не ежедневно возникают! А жителям Энергодара, получается, опять придется оставаться при своих интересах да еще и с грузом сброшенных на них проблем.

А то, что эти проблемы дадут о себе знать, никто не сомневается. По мнению областных специалистов, даже если станция выполнит обещания 30-процентного субсидирования коммунальной сферы, этих средств все равно будет недостаточно для сохранения тарифов на прежнем уровне. Где взять дополнительные средства, пока никто не знает. В том числе и депутаты, которым этой проблемой заниматься недосуг. Сейчас они разделены на два противоборствующих лагеря, ни один из которых не расположен идти на уступки. А тем временем власть в городе парализована, и перспективы ее выздоровления, увы, пока не просматриваются. Когда материал готовился к печати, к двум голодающим присоединился еще один депутат и пять жителей города. Они намерены «стоять до конца». Вместе. Коллективно?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно