Дело о «джихаде слова»

4 апреля, 2008, 15:23 Распечатать Выпуск №13, 4 апреля-11 апреля

На ближайшем сессионном заседании крымским депутатам будет предложено рассмотреть два интересны...

На ближайшем сессионном заседании крымским депутатам будет предложено рассмотреть два интересных вопроса: о внесении изменений в Уголовный кодекс Украины в части усиления ответственности за нарушения равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии и о запрете деятельности политической партии Хизб-ут-Тахрир. Сразу уточним: на крымском уровне принятие таких решений даже в виде оформленной решением парламента автономии законодательной инициативы невозможно — ВР Крыма таковым правом не обладает. Самый короткий путь в сессионный зал ВР страны решения парламента АРК могут проделать через народных депутатов Украины, что и предполагается в данном случае.

Автор проектов — спикер Анатолий Гриценко — так объяснил журналистам свою инициативу: ежедневно в Украине погибает один человек из-за национальной или расовой нетерпимости, поэтому государству и государственным органам необходимо «более жестко реагировать на подобные проявления». Вопросов нет. Кроме одного: откуда главный крымский парламентарий взял подобную статистику. Как именно следует ужесточить законодательство — пока не сообщается, а поэтому и анализировать, по сути, еще нечего.

Вторая инициатива крымского спикера — о законодательном запрете деятельности политической партии Хизб-ут-Тахрир — требует публичного обсуждения и, несомненно, должна получить оценку экспертов и в области права, и религиеведов. Основанием для запрета деятельности Хизб-ут-Тахрир Анатолий Гриценко называет то обстоятельство, что партия запрещена более чем в 40 странах мира, в том числе и в России. «Поэтому мы бы не хотели, чтобы такие крайне радикальные общественные организации и политические партии действовали на территории автономной республики Крым», — говорит он, заметив, что представители партии Хизб-ут-Тахрир «работают на полуострове в полулегальном режиме».

Проясним ситуацию. Согласно законодательству Украины, деятельность политической партии может быть запрещена только решением суда. Но политической партии Хизб-ут-Тахрир в Украине нет. В том смысле, что она не зарегистрирована в соответствии с действующим законодательством. Тогда вопрос: как можно запретить то, что де-юре не существует? Второй момент. Хизб-ут-Тахрир в Украине есть — так себя называет группа мусульман, точное количество которых неизвестно (от пяти до десяти тысяч человек). Лидер тоже неизвестен, а единственный публичный деятель партии — Абдуселям Селяметов эти вопросы оставляет без ответов.

Хизб-ут-Тахрир-аль Ислами — Исламская партия освобождения — была создана в 1953 году, центр — в Лондоне. Цель — создание всемирного исламского халифата. Причем подобного тому, что было построено во времена пророка Мухаммеда и его первых четырех преемников, когда было установлено справедливое государственное управление с равномерным распределением всех благ, поскольку мусульманская умма в точности следовала божественным предписаниям, а халифы избирались из самых достойных. Это, говорят, и привлекает в Хизб многих неимущих.

Публично декларируется, что для достижения этой цели неприемлем ни парламентский путь (западная модель демократии отвергается вообще), ни насильственные действия — восстания или тер­рористические акты. Главный метод, убеждает Абдуселям Селяметов — убеждение. Иными словами — джихад слова. Построение всемирного халифата должно начаться с создания истинного исламского государства в одной стране, затем — остальных, где преобладает мусульманское население. Украина, и даже отдельно взятый Крым, как утверждают сторонники Хизб-ут-тахрир, в это поле не попадает. Кстати, Россия тоже.

В ряде стран Средней Азии деятельность Хизб-ут-Тахрир запрещена, в России вошла в список 17 террористических организаций (об этом подробнее ниже). В то же время США и большинство европейских государств не внесли Хизб ут-Тахрир в перечень структур, поддерживающих терроризм. В Германии она запрещена с 2003 года, но не из-за террористической деятельности, а в связи с конкретными призывами антисемитского содержания.

В Крыму Хизб-ут-Тахрир дала о себе знать в 2003 году. (Кстати, как раз в этом году Верховный суд РФ принял первое решение по списку террористических организаций.) Интерес к партии «нетрадиционного ислама» был подогрет антитатарскими лозунгами и технологиями президентских выборов. И заявлениями президента Л.Кучмы о необходимости принятия закона об экстремизме. Однако с тех пор все опасения об экстремистских устремлениях строителей всемирного халифата не подкреплены ни одним фактом. Партия действительно существует полулегально. Принято считать, что, как и во всем мире, она состоит из халков — ячеек по пять человек, причем товарищи по партии якобы знакомы только в пределах своего халка, что обеспечивает глубокую конспиративность партии. (Но, честно говоря, наблюдая по соседству в дачном селе жизнь местных хизбов, очень в этом сомневаюсь.)

В Рескоме по делам религий отмечают, что в последние годы число сторонников Хизб-ут-Тахрир увеличивается. И структура легализуется — но не как партийная организация, а религиозная: через регистрацию мусульманских религиозных общин, которые не подчиняются Духовному управлению мусульман Крыма. По словам председателя комитета Владимира Малиборского, таких общин уже около десяти. Их уставы не противоречат законодательству, а потому никаких оснований для отказа в их регистрации нет. Чем, естественно, очень озабочены меджлис и муфтият Крыма. Несколько лет назад некоторых имамов-отступников пытались изгнать из мечетей, доходило до открытых стычек. Доказа­тельств того, что Хизб-ут-Тахрир имеет финансовую поддержку из-за рубежа, пока не приведено. Кроме одного косвенного: мусульманской общиной «Алушта» издается газета тиражом 17 тыс. экземпляров. Лидеры меджлиса неоднократно призывали и соотечест­вен­ников, и власти, включая спецслужбы, принять меры к «нейтрализации» пагубного влияния «сектантов». А Рефат Чубаров без обиняков называет эту партию проек­том спецслужб сопредельного государст­ва, которое препятствует интег­рации Украины в Европу и НАТО.

Таким образом, главную заинтересованность в поддержке идеи спикера А.Гриценко должны были бы проявить именно меджлис и муфтият. Однако именно Рефат Чубаров мгновенно и резко отрицательно отреагировал на инициативу руководства автономии.

«Если предположить, что авторы проекта постановления дейст­вительно озабочены проблемами организованного международного терроризма и желанием не допустить его проявлений в Крыму, то им следовало бы исходить из того, что на идеологическом поле любой религии, в том числе, к сожалению, и в исламе, существуют «фун­даменталистские», экстремистские образования, иногда имеющие террористическую направлен­ность… Избирательный под­ход авторов проекта постановления… не будет способствовать взаимопониманию в крымском обществе», — говорится в заявлении зампредседателя меджлиса Р.Чуба­рова.

Коротко говоря: а почему только Хизб-ут-Тахрир? Вопрос абсолютно логичный, особенно если вспомнить не просто заявления, а экстремистские выходки мелких, но скандальных организаций. Тоже полулегальных, с жесткой структурой. Например. Цель организации — построение евразийской империи от Владивостока до Дублина. Сетевая организация, строится по горизонтальной системе. Обучение идеологической работе и сетевым войнам ее члены проходят в лагерях на территории соседней страны. Источники финансирования не разглашаются. В катехизисе члена организации главной чертой названа пассионарность: «Ты должен быть господином…Ты должен править. Вставай и властвуй!». Героями провозглашены Иван Грозный, Франко, Сталин и Путин. Название организации — Евразийский союз молодежи. Напомним, за что его члены преследуются в Украине. ЕСМ взял на себя ответственность за уничтожение государственных символов Украины на горе Говерла; группа активистов ЕСМ устроила в Украинском центре в Москве погром выставки, посвященной голодомору 30-х годов; а 2 ноября прошлого года в камере хранения на железнодорожном вокзале Симферополя была обнаружена противотанковая граната и инструкции по организации провокаций во время т.н. имперского марша, адресованная одним «пассионарием» другому.

Да, есть решение суда о запрете деятельности этой организации. Действующее законодательство содержит нормы и механизмы защиты общества от подобных прояв­лений. Даже закон об экстремизме не нужен, говорят правозащитники и юристы, поскольку чреват применением не по назначению, а именно — для преследования политических оппонентов. Что же касается всего комплекса деяний, связанных с террористической деятельностью, — читай Уголовный кодекс. Все включено.

По версии Рефата Чубарова и некоторых других комментаторов инициативы спикера Гриценко, руководство парламента (читай — местные «регионалы») предприняло показушную попытку в очередной раз попользовать крымскотатарский фактор в своих политических целях. В расчете на всеобщую дремучесть по части ислама. Хизбы не хизбы, салафиты или хабашиты, кто их там поймет, татары одним словом. Ислам. Тире экстремизм-терроризм. Не исключено. Однако не лишним будет поглядеть по сторонам.

Начнем со свежих новостей. 31 марта директор ФСБ Николай Патрушев заявил: «Отмечаются попытки международных террористических организаций «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» и «Исламское движение Узбекистана» перенести свою преступную деятельность на территорию России… За последние два года выявлено свыше 80активных членов». Российские эксперты в недоумении: связывать две организации — проповедников и боевиков — фактически нечем. Кроме одного — обе очень не нравятся президенту Узбекистана. Кроме того, у ФСБ, «получившей под борьбу с террористами огромные ресурсы, возникает проблема занятости. Терроризм на Северном Кавказе ФСБ уже побежден, о чем заявил осенью прошлого года тот же Патрушев, но ведь надо двигаться дальше. Кроме того, объявление врагов Ислама Каримова нашими врагами, возможно, является условием для получения серьезных экономических преимуществ в Узбекистане. Ведь на самом деле две столь разные организации, как ИДУ и Хизб-ут-Тахрир, можно объединить только по одному принципу — это единственная политическая оппозиция в Узбекистане, поскольку благодаря усилиям спецслужб Каримова в его стране только исламская оппозиция и осталась», — пишет «Ежедневный журнал».

Не будем пересказывать историю преследования Хизб-ут-Тахрир в Узбекистане — об этом написано немало. Суть следующая: власть обвиняет членов партии в террористической деятельности, сами хизбы и правозащитники, в том числе и российские, утверждают, что таким образом Ислам Каримов борется с оппозицией. В 2003 году, как уже говорилось, Верховный суд РФ включил эту партию в число террористических. До 2006 года текст решения не публиковался, но главная волна арестов и осуждения членов Хизб-ут-тахрир в России прошла именно в это время. Интересующиеся темой могут ознакомиться с мониторингом этих дел на сайте «Мемориала». Для обвинения в тяжких и особо тяжких преступлениях в России, как и Узбекистане, достаточно было лишь признания членства в партии или листовок при обыске.

В данном случае интерес представляет список из 17 организаций, деятельность которых признана в России террористической. Все они — исключительно исламские, что и отличает российский список, к примеру, от британского и американского. «А как же ультралевые, расисты или неонацисты?» — критикуют список эксперты, подозревая власти в применении двойных стандартов. С другой стороны, только две организации в списке «российского» происхождения — Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа и «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана». Эти организации в западных списках отсутствуют, а потому соратников генералов Дудаева и Масхадова по требованию России не выдают. Зато в российском реестре террористов нет таких структур, как «Хамас» или «Хезболла».

«После многих лет жалоб с российской стороны на двойные стандарты американского списка, в который не включена ни одна чеченская группировка, Россия, похоже, следует точно такому же двойному стандарту, включая в список только те группировки, которые представляют угрозу для России, и оставляя за его пределами некоторых других кандидатов, очень важных в международном плане. Кроме того, крайне подозрительно, что ни разу не упоминаются организации, включение которых в международный перечень Россия столь активно лоббировала в прошлом… Особенно трудно понять отсутствие в этом списке «Разведывательно-диверсионного батальона чеченских мучеников», который взял на себя ответственность за захват заложников на Дубровке и в Беслане, а также за подавляющее большинство случаев использования террористов-смертников в России в 2002—2004 гг.», — пишет Адам Долник, директор отдела перспективных разработок Международ­ного центра по профилактике преступлений (CTCP) Университета Воллонгонга (Австралия) — в русском переводе статью можно найти на kavkaz-uzel.ru .

Мне не удалось выяснить, что послужило толчком для А.Грицен­ко выступить с инициативой — возьмем шире — начать формировать украинский список террористических организаций. Известно, что тема экстремизма обсуждалась на последней киевской встрече руководства Крыма с президентом В.Ющенко. Известно также, что первым лицам автономии был предоставлен для ознакомления некий документ с грифом ДСП. Впрочем, оснований утверждать, что инициатива исходит из Киева и продиктована желанием сыграть в поддавки с Россией или Узбекистаном, нет. Есть только версия.

Но вне поля этой конкретной темы хотелось бы сказать. Ресурсы — материальные и человеческие — у спецслужб страны, особенно в таком регионе, как Крым, должны быть в достаточном для нормальной профессиональной работы количестве. Не потому, что здесь есть Хизб-ут-тахрир или еще кто-то, а потому что есть государство.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно