ЧУЖАЯ СВАДЬБА

27 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

«Без риска победив, без славы торжествуешь» — эти слова великого Пьера Корнеля можно смело адресовать сегодняшним триумфаторам — лидерам ведущих финансово-политических группировок...

«Без риска победив, без славы торжествуешь» — эти слова великого Пьера Корнеля можно смело адресовать сегодняшним триумфаторам — лидерам ведущих финансово-политических группировок. Суждение автора этих строк может быть подвержено сомнению великим множеством людей, но ваш покорный слуга ни секунды не сомневался в падении правительства Ющенко с того самого дня, когда истек год со дня принятия программы «Реформы ради благосостояния» и, соответственно, истек срок действия моратория на «отстрел» премьера. Причины, по которым нынешний Кабинет имел весьма слабые надежды устоять, «ЗН» описывало неоднократно и весьма подробно.

И все же возьмем на себя труд напомнить основные. Во-первых, Виктор Андреевич упорно не желал торговаться ни с кем из тех, от кого зависела его дальнейшая судьба, — ни с коммунистами, ни с олигархами, ни с Президентом. Соответствующие беседы главы правительства и главы государства, безусловно, имели место. Но по утверждениям лиц, привыкших отвечать за свои слова, разговоры эти менее всего походили на торг. Во-вторых, официальный лидер нашей страны известен как человек, ставящий личную преданность выше профессионализма и склонный порою принимать решения, продиктованные не столько принципами политической целесообразности, сколько банальными эмоциями. Вне всякого сомнения, семь лет президентства сделали Кучму менее порывистым и более изощренным в интригах. Но случай с Ющенко — особый.

Президент никогда не считал нужным скрывать свою неприязнь к премьеру. Даже когда он вступался за последнего, он зачастую делал это в такой форме и в таких выражениях, что даже у не слишком проницательных людей не оставалось ни малейшего сомнения — Леонид Данилович Виктора Андреевича не любит. За последний год это чувство только окрепло. Президент имел все основания считать премьера человеком, близким к части оппозиции, и это отнюдь не способствовало улучшению взаимоотношений между двумя первыми лицами государства. Президент не забыл, что Ющенко ему, по сути, навязали. А давление на свою персону Кучма воспринимает как личную обиду и оскорблений прощать не любит. Тем более что силой, во многом повлиявшей на выбор Президента в декабре 1999 года, выступил Вашингтон, а к США у Кучмы сейчас накопился весьма солидный счет. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно всего-навсего регулярно смотреть УТ-1. Наконец, Кучма не терпит соперников, а Виктора Андреевича он всегда воспринимал прежде всего как конкурента. Люди сведущие рассказывали, что Президент неизменно резко реагировал на информацию о стабильно высоком рейтинге премьера. Причем более всего, как утверждают источники, Леонида Даниловича возмущало то, что репутация Ющенко остается неизменной независимо от того, что делает руководитель Кабмина и делает ли он вообще что-нибудь. Как известно, хладнокровие не является главным достоинством Президента. Посему перечисленного вполне достаточно, дабы спрогнозировать: глухое раздражение и легкая снисходительность, ранее испытываемые Кучмой по отношению к Ющенко, вполне могли трансформироваться в чувство, близкое к ненависти.

Была ли у Президента политическая потребность в сохранении премьера? Вне всякого сомнения — Президент имеет основания бояться олигархов и не имеет оснований окончательно рвать с Западом. Понимал ли Кучма, что в его интересах сохранить Ющенко? Можно с большой долей уверенности допустить: среди людей, вхожих к главе государства, наверняка нашлись те, кто рискнул сказать Президенту об этом. Осмелюсь предположить, что заявить об этом могли бы, в частности, глава администрации Владимир Литвин и руководитель СБУ Владимир Радченко. И отнюдь не потому, что эти двое были замечены в особых симпатиях к Ющенко. Просто Владимир Михайлович и Владимир Иванович не испытывают аналогичных чувств и к лидерам политико-финансовых группировок. А кроме того, судя по всему, весьма реально оценивают масштаб угрозы, исходящей от кланов.

Что выигрывал Президент, добившись сохранения Кабинета Ющенко? Во-первых, в очередной раз демонстрировал олигархам, кто в политическом доме хозяин. Во-вторых, сохранял «буфер» между собой и кланами. В-третьих, частично успокаивал оппозицию. В-четвертых, избегал дальнейшего обострения в отношениях с Западом.

Чем рисковал Президент, отдавая Кабинет Ющенко «на заклание»? Во-первых, он расставался с последним шансом на восстановление большинства (что после отставки премьера он подтвердил публично). Во-вторых, получал проблемы в исполнительной власти. Следующий премьер мог оказаться ставленником олигархов, а это без сомнения усиливало бы их власть, в чем Президент кровно не заинтересован. Кроме того, крайне сложно отыскать кандидатуру, которая получила бы вотум парламентского доверия. В определенном смысле и.о. во главе Кабмина Президенту выгоден. Но разве не опасно ставить в столь сложной политической и экономической ситуации у руля центрального органа исполнительной власти «временщика», который почти наверняка не будет пользоваться авторитетом ни у парламентариев, ни у собственных подчиненных?

И еще об одном обстоятельстве, которое Президент не мог не принимать в расчет. Для всех очевидно, что силы оппозиции пошли на убыль. Уход Ющенко из Кабмина и его (отнюдь не очевидный, но вполне возможный) приход в стан борцов с режимом создавали для Кучмы сразу несколько проблем.

Оппозиция получала долгожданного лидера, получала повод активизировать свою деятельность и получала дополнительные шансы на будущих парламентских выборах. Президент терял Ющенко-подчиненного и «приобретал» Ющенко-конкурента. Кроме того, глава государства не мог исключать того, что «судный день» для правительства будет сопровождаться действительно массовыми акциями. Что демонстранты окажутся вооруженными не только проющенковскими, но и антикучмовскими лозунгами. Что проправительственные фракции, после того как премьера снабдят приставкой «экс», могут перейти в оппозицию к Президенту.

Все так в итоге и вышло. Не знаю, сколько принято платить «профессионалам» за участие в массовых акциях, но я бы призвал оппозицию и лично Виктора Андреевича не поскупиться и щедро вознаградить «любителя» Кучму за тот роскошный PR, который им 26 апреля обеспечил Президент. Самым неприятным для Кучмы должно было стать то обстоятельство, что заявление о переходе четырех проправительственных фракций в оппозицию к главе государства озвучил именно Игорь Юхновский. Игоря Рафаиловича и Леонида Даниловича связывает многое. В 1991 году Кучма был доверенным лицом кандидата в президенты Юхновского, в 1994-м Юхновский был доверенным лицом кандидата в президенты Кучмы. Кроме того, один из патриархов национал-демократического движения в свое время немало сделал для того, чтобы директор «Южмаша» в 1992 году возглавил украинское правительство. А когда это случилось, то на должность первого вице-премьера новый глава Кабинета пригласил именно Юхновского…

Почему же все-таки Леонид Данилович не отстоял своего несомненного политического соперника и столь же несомненного (в силу сложившихся обстоятельств) политического союзника? Надавили олигархи? Безусловно, они пытались повлиять на позицию Кучмы, и, вполне возможно, их аргументы частично возымели действие. Но аналогичную попытку предпринял и Запад, и с его позицией украинский Президент также не мог не считаться. Вполне очевидно, что заявления, сделанные главой государства в Литве, стали следствием бесед со Шредером, Квасьневским и, возможно, Адамкусом.

Есть все основания считать, что Президент до самого последнего момента колебался. И тем не менее, то, что случилось, было все-таки предопределено. Леонид Данилович слишком не любит Виктора Андреевича, чтобы решиться его откровенно защищать. Тем более что Ющенко был откровенно не предрасположен к компромиссам. Мне почему-то кажется, что, заглянув на «поминки по Кабмину», организованные отставленным главой КМ вечером в четверг на своей даче, Президент должен был сказать: «Я бы тебя спас, Витя. Но для этого ты сам должен был сделать хоть что-то для собственного спасения…» И подобную фразу можно считать почти искренней…

Рискну предположить также, что инициаторы снятия Ющенко (и в первую очередь Виктор Медведчук) были слишком хорошо осведомлены об особенностях характера верховного арбитра нации и потому были практически уверены в успехе предприятия. Конечно, гарант заставил олигархов понервничать, но в итоге он поступил именно так, как они и прогнозировали.

Нет, он откровенно не навязывал подконтрольным ему фракциям свою волю, как это было, например, прошлой весной, во время утверждения правительственной программы, или прошлым летом, накануне предварительного одобрения итогов референдума. Он лишь предложил лидерам депутатских объединений голосовать так, чтобы ни украинский Президент, ни украинский народ не оказались разочарованными. Подобная фраза демонстрировала, с одной стороны, насколько трудно давался Президенту выбор между политической целесообразностью и нелюбовью к Ющенко, с другой — насколько тяжело Кучме переступить через эту самую нелюбовь.

Вот почему я продолжаю настаивать, что, несмотря ни на что, у Ющенко практически не было шансов устоять, а у олигархов практически не было шансов проиграть. Демарши фракций «Батьківщина», ПРП, УНР и НРУ, сражавшихся за премьера с отчаянием обреченных, лишь слегка оттянули неизбежную развязку…

Приведенная в начале материала цитата из Корнеля, на мой взгляд, достаточно четко характеризует ситуацию, в которую попали олигархи. Сколь бы сильно они ни переживали в последние дни, по большому счету, они не рисковали ничем. Но особой славы своим подвигом себе не снискали — скорее наоборот: последние события увеличили число их противников, скрытых и явных, как в обществе, так и в политических кругах. Да и особых поводов для торжеств у них нет. Сейчас им предстоит решить куда более сложную задачу — избрать премьера. В и.о. (независимо от фамилии) организаторы «охоты» на Ющенко не заинтересованы: парламент не обладает эффективными рычагами воздействия на исполняющего обязанности премьера.

Как утверждают информированные лица, заранее определиться с кандидатом в премьеры «охотникам» не удалось и они решили перенести это на потом. Круг возможных «сменщиков» Ющенко невероятно широк. Кандидатуры Евгения Марчука, Владимира Щербаня и Валентина Симоненко мы (при всем уважении к перечисленным политикам) рассматривать не будем. Любой из этой троицы, вполне вероятно, годится на роль и.о., но едва ли кто-нибудь из этих троих в состоянии набрать 226 голосов в парламенте. С аналогичными проблемами неизбежно столкнется и Виктор Медведчук, возникни у него желание попробовать свои силы на премьерском поприще.

Лидеры «Трудовой Украины», НДП, «Регионов» et cetera еще не выжили из ума и давать такую фору политическим и бизнесконкурентам из СДПУ(о) не намерены. У Николая Азарова и Сергея Тигипко шансов побольше, но коммунисты уже объявили о том, что не намерены голосовать ни за Сергея Леонидовича, ни за Николая Яновича. От позиции самой многочисленной фракции зависит как никогда много. После окончательного развала большинства и перехода «Батьківщини», ПРП, НРУ и УНР в жесткую оппозицию, можно не сомневаться, что указанные фракции вкупе с социалистами сделают все от них зависящее, чтобы завалить практически любую кандидатуру, внесенную Президентом ли, олигархами ли, коммунистами ли.

Коммунисты между тем оказались в сложной ситуации. Они слишком уж заигрались с олигархами, что не может благотворно сказаться на их репутации. А подмоченный имидж накануне выборов — штука опасная. Вот почему фракция КПУ устами своих лидеров Петра Симоненко, Георгия Крючкова и Петра Цыбенко объявила о намерении выдвигать своего кандидата в премьеры (им почти наверняка станет Станислав Гуренко, развивший в последнее время невиданную активность), а также о готовности брать на себя ответственность за шаги исполнительной власти в том случае, если получит возможность активно участвовать в формировании нового Кабинета. В то же время представители Компартии объявили, что будут «валить» не только Азарова и Тигипко, но и любого другого кандидата, внесенного Президентом, если он не будет отвечать требованиям КПУ. Иными словами, если новый премьер будет хотя бы издали похож на рыночника. Почти наверняка попозже коммунисты окажутся посговорчивее, но поначалу они будут просто вынуждены блюсти политическое лицо.

Коммунисты не могут не понимать: в сложившейся ситуации они имеют отличную возможность покачать права. В то же время они отдают отчет в том, что шансов провести Гуренко в премьеры они имеют немного. Да и стоит ли идти на такой риск за год до выборов. А вот сделать бывшего первого секретаря ЦК КПУ вице-премьером и получить еще пару-тройку «вкусных» постов Петр Николаевич сотоварищи, судя по всему, совсем не против. Как утверждают представители пропрезидентских фракций, о своих амбициях коммунисты уже поставили в известность олигархов. Но те пока не спешат их удовлетворить. Словом, торги предстоят сложные. Спрогнозировать их итоги трудно, поелику процесс только начался.

Кажется, невелики шансы возглавить правительство у Владимира Горбулина и Александра Омельченко, также называвшихся в числе возможных претендентов. Если верить имеющейся информации, Президент не слишком жаждет двигать названных лиц в премьеры. Хотя кандидатура Горбулина в принципе могла бы его устроить, поскольку Владимир Павлович не любит олигархов примерно так же, как и Виктор Андреевич.

На сегодняшний день единственным реальным кандидатом в премьеры выглядит Олег Дубина. Он не вызывает аллергии у коммунистов, он пока не имеет особых врагов и не выявляет особых амбиций. У него репутация (трудно сказать, насколько заслуженная) человека, не «завязанного» на кланы. Наконец, он пользуется благосклонностью Президента. И, может быть, поэтому Леонид Кучма захочет его поберечь. По неподтвержденной информации, главе государства в ситуации, в которую он сам себя загнал, выгоднее иметь на посту премьера фигуру временную, переходную. То есть человека исполнительного, человека, которому Президент до определенной степени доверял бы. Но которого не жалко было бы «сдать» в удобный момент, поближе к выборам. И на которого не жалко было бы «повесить всех собак». Пока что такой человечек четко не вырисовывается. Но в ближайшее время его контуры обязательно обозначатся. А Дубину можно будет назначить и попозже. Если к тому времени он не разочарует Президента. Или тех, кто к тому времени (возможно) будет решать кадровые вопросы за Президента…

Во всяком случае вероятность того, что Олег Викторович останется в правительстве, очень высока. Пока неплохие шансы продолжить кабминовскую карьеру также у Анатолия Зленко, Александра Кузьмука, Игоря Митюкова и Василия Рогового. Но уже завтра все может измениться. Столь же высока вероятность того, что «проходной» кандидат не будет найден и Кабмином будет руководить человек по фамилии «и.о.» Слишком уж расслоили высший законодательный орган последние события.

Истекшая неделя показала, что число оппозиционеров в парламенте может вырасти. Голосование за внесение в повестку дня вопроса об импичменте Президенту набрало неожиданно много голосов — 209. Для сравнения: 14 сентября аналогичную инициативу поддержало только 140 народных избранников. Главной сенсацией стало положительное голосование части группы «Солидарность», которая еще не стала оппозиционной, но, кажется, потихоньку перестает быть пропрезидентской…

Так что все только начинается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно