Членство в НАТО:

13 октября, 1995, 00:00 Распечатать

от кандидатского стажа - до «бюро» Итак, свершилось: свое решение, касающееся вопросов «Почему?» и «Как?» будет происходить расширение НАТО, Брюссель огласил...

от кандидатского стажа - до «бюро»

Итак, свершилось: свое решение, касающееся вопросов «Почему?» и «Как?» будет происходить расширение НАТО, Брюссель огласил. На вопрос «Кто?» и «Когда?» станет семнадцатым, а кто восемнадцатым членом альянса, попытаются ответить министры иностранных дел стран-членов НАТО

5 декабря. За оставшиеся полтора месяца в штаб-квартире Североатлантического блока будут наблюдать за тем, как явные кандидаты и тайные поклонники блока усваивают сформулированные условия принятия новых членов и реагируют на них.

Сразу оговоримся: четких попунктных правил и требований к претендентам на членство в НАТО в опубликованном документе не сформулировано. Примечательной его особенностью является тот факт, что красной нитью, прямо или косвенно, через все подразделы проходит упоминание о России. Так что в Брюсселе о Москве помнят, вернее, не забывают.

Кстати говоря, многими «горячими головами» в Украине подобное внимание было расценено как предательство по отношению к Украине, о которой персонально в документе почти ничего не говорится.

Дабы остудить пыл максималистов, напомним, что именно Россия является государством, наиболее активно противящимся расширению НАТО на Восток. Посему нет нужды объяснять, что улучшение отношений между Брюсселем и Москвой пойдет, в первую очередь, на пользу странам, решившим полностью или частично связать свою судьбу с Североатлантическим альянсом. В частности, в документе говорится о том, что взаимоотношения НАТО с Россией должны основываться «на взаимодействии, уважении и доверии, исключающими решения-«сюрпризы» с обеих сторон, которые могли бы затронуть интересы другой стороны». «Альянс стремится направить ту обеспокоенность, которая возникла в России в связи с расширением НАТО, в сторону развития более широких отношений с Россией. Однако, на решения НАТО не может быть наложено вето или оказано какое-либо влияние со стороны стран, не входящих в альянс, так же, как и союзники не могут подчиняться другой институции по обеспечению европейской безопасности».

С этим вопросом как бы все ясно, и поэтому оставим на время российско-натовскую тему и перейдем к вопросам, более плотно касающимся Польши, Венгрии, Чехии, Словакии и стран Балтии. А именно - к описанию нечетких правил принятия новых членов.

Расширение Союза будет осуществляться путем присоединения новых стран-участниц к Вашингтонскому договору в соответствии со статьей 10. Все новые члены будут пользоваться всеми правами и выполнять все обязанности членов, оговоренные этим соглашением. Счастливчики будут обязаны признавать и соблюдать все принципы, политические и процедурные правила, одобренные всеми членами альянса на момент присоединения нового члена. «Желание и возможность удовлетворять этим требованиям, причем не только на бумаге, но и на деле, будет решающим фактором при вынесении решения о приглашении страны к присоединению». Иными словами, первой на порог НАТО ступит та страна, которой будет присвоено звание «первого ученика».

Решения по расширению будет приниматься, понятно, самим НАТО. «Расширение будет происходить постепенно, осторожно и крайне взвешенно, с предшествующим диалогом с заинтересованными странами. Фиксированного или просто четкого списка критериев, по которым НАТО приглашает страны к участию в альянсе, нет. Новые члены не должны быть приняты или отвергнуты на основе принадлежности к какой-нибудь группе или категории. В конечном счете, блок будет решать: приглашать ли каждого нового члена, исходя из заключения о том, принесет ли деятельность потенциального члена большую пользу по упрочению мира и стабильности в Североатлантическом регионе в то время, когда делается это предложение. Ни одна страна, не входящая в НАТО, не сможет наложить вето или повлиять на принимаемое решение», - говорится в пресс-релизе штаб-квартиры НАТО.

В принципе, ничего особенно нового в вышеперечисленных постулатах не наблюдается. Вместе с тем, некоторые примечательные положения документ все-же содержит. И сконцентрированы они в основном в разделе, озаглавленном «Соглашение по коллективной обороне». Кроме всего прочего, в этом пункте говорится о том, что «Учитывая существующие соглашения о вкладе в коллективную оборону, союзники хотят знать способность новых членов участвовать в сотрудничестве в деле обеспечения коллективной обороны НАТО и будут изучать все аспекты этого вопроса в деталях в ходе двустороннего диалога, предшествующего переговорам о присоединении.

Новым членам следует принять доктрину НАТО и его политику, направленную на обеспечение интероперативности сил. Для силовой структуры НАТО важно, чтобы силы союзников могли развертываться, когда и если понадобится, на территории новых членов. Однако, отмечается, что альянс «не имеет преждевременных требований по размещению своих войск на территории новых членов».

«Зона действия, оговоренная в статье 5 Вашингтонского соглашения, включающая ядерные вооружения, будет относится и к новым членам. Но преждевременного требования к размещению ядерного оружия на территории новых членов нет. В обозримом будущем состояние ядерного арсенала НАТО будет соответствовать требованиям расширения альянса».

Несмотря на то, что, в принципе, каждое предложение этого абзаца может стать поводом для анализа, сегодня мы сконцентрируем внимание исключительно на тех, в которых говорится об установке ядерного оружия в потенциальных странах-членах альянса.

Прослышав о возможном распространении ядерного оружия на свою территорию в случае вступления в НАТО, страны Балтии забились в истерике, и даже стали угрожать пересмотром собственных взглядов на связи с альянсом.

И действительно, на первый взгляд, подобные условия и перспективы должны заставить Украину насторожиться. Тем более, что не все претенденты на членство в блоке отнеслись к своим будущим «ядерным обязанностям» так нигилистски. Например, министр иностранных дел Польши заявил о том, что в случае вступления в НАТО, Польша готова предоставить свою территорию под размещение ракет с ядерными боеголовками. Министр иностранных дел Украины, комментируя заявление варшавского коллеги, как и следовало ожидать, сообщил, что Украина выступает категорически против расползания ядерного оружия, в том числе и на Восток Европы. Мало того, в высоких правительственных коридорах заговорили о том, что в случае проведения НАТО подобной политики, Украина будет требовать для себя статуса ядерного государства и, по крайней мере, приостановит вывоз ядерных боеголовок, находящихся на ее территории.

Безусловно, радикальные угрозы - это тоже выход, но стоит ли к нему прибегать, ведь тем, кто помнит о давлении, оказанном на Украину в период ее ядерных колебаний, должно быть понятно, что те же самые страны НАТО не дадут Киеву и «рыпнуться» в попытке сделать шаг назад. Возможно, поэтому перед тем, как принять решение взмахнуть шашкой, стоит поглубже проанализировать причины появления в натовском документе пункта о рассредоточении ядерного оружия.

Как известно, атомной бомбе с момента ее появления отводилась более роль пугала, нежели оружия. О доктрине сдерживания в течение полувека было написано столько, что ничего нового по этому поводу добавить нельзя. На сегодняшний день ядерное оружие девальвируется как сдерживающий фактор хотя бы по той простой причине, что к его созданию вплотную подошли многие государства, не являющиеся официальными членами ядерного «Клуба пяти».

Что может послужить толчком для размещения странами НАТО ракет с ядерными боеголовками (либо бомбардировщиков с атомными бомбами) на территории новых стран-членов НАТО? Пожалуй, нежелание Западной Европы видеть США основной опорой сдерживания. В Европе ядерное оружие помимо Англии и Франции находится и на территории Турции. Появление его в Польше, или, скажем, в Венгрии, не сможет в значительной мере расширить спектр возможностей стран блока, ибо от потенциального противника, которого, по большому счету, со времен окончания «холодной войны», никто не менял, все эти страны находятся на примерно одинаковом расстоянии.

Далее. После того, как американские базы, вооруженные ядерным оружием, были ликвидированы в Италии, Германии и некоторых других странах континента, европейская общественность с большим трудом согласится на соседство с атомной бомбой. Реакция на возобновление французских испытаний - тому доказательство. Помимо этого, ядерные страны НАТО не могут не отдавать себе отчет в том, что в каждом из государств, претендующих на членство в блоке, еще не одно десятилетие сохранится обстановка, при которой будет совсем несложно получить доступ к ядерному оружию и использовать его в террористических целях. Учитывая то, что при одном слове «террорист» западного цивилизованного гражданина начинает бить крупная дрожь, сложно себе представить, что деньги налогоплательщиков цивилизованных государств будут направлены на создание ситуации потенциальной катастрофы.

И, наконец, нельзя забывать, что прошли те времена, когда Советский Союз держал тридцать танковых дивизий в Германии и обещал в случае чего в течение пяти - семи дней выйти к Парижу. Именно в те времена ядерное оружие могло сдержать Москву от подобного шага. Теперь же, когда тридцати полноценных танковых дивизий не существует не только в Германии, но и в самой России, но существует примерно в таком же количестве, как и у США, ядерное оружие, - нет смысла развивать теорию сдерживания и, следовательно, распространять ядерное оружие по готовым на все странам бывшей Вышеградской группы.

Но тем не менее, по какой-то причине ядерный пункт фигурировал в Брюссельском документе. После беседы с тремя высокопоставленными украинскими дипломатами осмелюсь предположить, что своим появлением этот пункт обязан отнюдь не военным аспектам, а политическим. «Забивая» в «Устав НАТО» пункт «О размещении ядерного оружия», Брюссель искусственно закладывает предмет торга между собой и Россией. Иными словами, предвидя жаркие баталии с Россией в момент, когда дело дойдет до реального принятия новых членов в свое лоно, натовские политики понимают, что должны будут чем-то поступиться. Почему же подобным балластом, сброшенным с воздушного шара НАТО, не может стать отказ от намерений распространить ядерное оружие в Восточной и Центральной Европе? Это первое. И второе: рассматриваемый нами пункт натовского документа, в какой-то степени, является лакмусовой бумажкой, при помощи которой министры иностранных дел 16 государств определят самого верного, самого преданного кандидата, достойного первым получить «удостоверение» члена НАТО. И вот тут-то, надо сказать, официальная Варшава довольно быстро смекнула, что к чему. Первой заявив о готовности отдать свою территорию для базы «звездных войн», поляки, с одной стороны, показали себя как «первые ученики», а с другой - подыграли Брюсселю в нагнетании страстей вокруг этого пункта. Для проведения подобной политики совсем необязательно существование сговора - страны и блоки, стремящиеся быть партнерами, в подобных вещах понимают и подыгрывают друг другу без слов.

Однако у этого довольно хитрого политического хода есть и обратная сторона. Так, заместитель министра иностранных дел Украины Константин Грищенко выразил опасение, заключающееся в том, что размахивание ядерной дубинкой может быть весьма эффективно использовано радикальными шовинистическими силами внутри России. Обещания показать «кузькину мать» всем, кто попытается подсунуть России под бок ядерную бомбу, могут привести на предстоящих и более отдаленных выборах к власти совсем нежелательных людей. Именно учитывая этот момент, НАТО и должно разыгрывать свою карту, но при этом - знать меру. Не исключено, что в Брюсселе это уже осознали и наметили для себя политику двойных стандартов: с одной стороны, натовцы заявляют о том, что страны блока не имеют намерения распространять ядерное оружие, а с другой - вносят в программные документы неоднократно упомянутый выше пункт.

В данной ситуации, наверное, Украине было бы неплохо занять спокойную, выдержанную позицию и ни в коем случае не подыгрывать ни одной из сторон, подобно тому, как это с превеликим рвением делают Польша и Беларусь. А вот господам из НАТО следует, очевидно, изучить эволюцию отношений кандидатов в члены КПСС к партии: если в начале от кандидата требовалось безукоризненное знание обязанностей и беспрекословное согласие их выполнять, и при всем при этом поступить в партию было архисложно, то в конце 80-х партия кандидатам в свои члены предлагала даже права. Только вот почти никто не шел...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно