ЧЕЧЕНСКОЕ КОЛЕСО

12 января, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 12 января-19 января

В среду утром я услышал в московском метрополитене уже позабытое объявление: «Граждане! Не забывайте свои вещи в вагонах!..

В среду утром я услышал в московском метрополитене уже позабытое объявление: «Граждане! Не забывайте свои вещи в вагонах! При обнаружении забытых вещей немедленно сообщайте об этом дежурному по станции». После Буденновска такие объявления звучали после сообщения о следующей станции в каждом составе метро, к ним привыкли, как к фразе «Осторожно! Двери закрываются»... И тем не менее успели уже забыть - а слова вернулись, а с ними страх, подспудный, липкий, демонстрирующий трагическую отрешенность общества от, казалось бы, главной проблемы страны - продолжающейся уже больше года войны. В своих предновогодних комментариях я с некоторым опасением говорил, что новогодняя

ночь-96 выглядит лучше предыдущей уже потому, что в тот праздник солдаты генерала Льва Рохлина штурмовали истерзанный Грозный. И новогодняя ночь действительно прошла спокойно, во всяком случае для тех, кто не встречал праздник в самой Чечне. Однако уже первый послерождественский день в России стал трагическим - а далее события развивались, как в ускоренной буденновской записи, хотя и с новыми нюансами.

Во-первых, стало ясно, что российское общество после Буденновска даже на аналогичные трагедии реагирует куда спокойнее - очевидно, такой шок можно пережить лишь однажды. Хотя и здесь есть свой неприятный оттенок - в конце концов, кизлярские события, в отличие от буденновских, происходят в национальной республике. И сколько не повторяй очевидное: Кизляр - русское поселение, для обывателя это - «у них», а не «у нас». И это главное опасное обстоятельство нынешней российской государственности. Когда на митингах показывают потрясенных дагестанцев, становится ясным, что многие из них как раз и потрясены тем, что боевики Радуева решились на террористический акт «в своей зоне», а не «у них». Неприятно об этом писать, многие скажут - несправедливо, а не написать тоже нельзя.

Во-вторых, понятно, что цели Шамиля Басаева и Салмана Радуева весьма разнятся. Басаев действительно хотел остановить войну в отчаянном для чеченцев положении - и добился своего. Радуев уже стремится не к миру, а к демонстрации возможностей сторонников Дудаева, он хочет, чтобы российская власть отрезвела и с меньшим пылом общалась с марионеточным режимом Доку Завгаева, то есть с самой собой. Не случайно, именно в дни кизлярских событий Джохар Дудаев пообещал в интервью газете «Московский комсомолец», что кизлярские события будут повторяться неоднократно. Кстати, если даже до сегодняшнего дня чеченцы не хотели воевать за пределами своей республики, то теперь им может прийти в голову, что только перенос противостояния за чеченскую границу до наступления весны может спасти положение.

В-третьих, несмотря на то, что бездарность и недееспособность российских силовых структур вновь была продемонстрирована всему миру, эти структуры полны решимости воевать, даже если придется рисковать жизнями мирных граждан. События у дагестанского села Первомайское доказали это со всей очевидностью. Однако парадокс остается парадоксом: страна, в которой президентская охрана превратилась в некую квазивласть, не способна защитить своих граждан от террористического нападения. В этой стране вооруженный отряд может пройти куда угодно, захватить дома, жителей, даже опорные пункты внутренних войск - а руководители и дипломаты России, как ни в чем ни бывало, продолжают обсуждать участие своего государства в миротворческих операциях.

В-четвертых, теперь только ленивый не поймет, что затягивание войны в Чечне может привести к необратимым последствиям для самой России. Об опасностях, связанных с Дагестаном, предупреждали давно. И вот ситуация в республике с многонациональным населением, по существу, взорвана - последствия Кизляра будут еще долго здесь ощущаться. Сообщения о том, что отряды аварцев и лакцев готовы отправиться в Чечню, опасны не только фактом возможного аварско-чеченского противостояния, но и тем, что такие отряды вообще будут созданы и начнут действовать. Кумыки, у которых не самые простые отношения с горными народами, тоже начнут вооружаться. Ногайцы, всегда бывшие в Дагестане особняком, в этой ситуации могут попытаться оставить республику, чтобы объединиться с соотечественниками, проживающими в Ставропольском крае - естественно, они захотят уйти вместе с территорией. Лезгины, чье национальное движение как будто успокоилось, могут попытаться воспользоваться сложившейся ситуацией, чтобы вновь поднять вопрос о воссоединении с соотечественниками в Азербайджане. Нереальный прогноз? К сожалению, реальность может быть намного страшнее: Дагестан - это десять Босний на меньшей территории, и стабильность в этой республике вообще жизненно важна для России и для Кавказа. Сама чеченская война была страшна - с геополитической точки зрения - уже потому, что могла втянуть в себя Дагестан. И это почти произошло или еще может произойти. Хотя бы потому, что проживающие в Хасавюртовском районе чеченцы-аккинцы - пусть немногочисленный, но весьма авторитетный дагестанский народ - вряд ли будут с безразличием смотреть, как их провоцируют соседи...

Итак, чеченское колесо вновь закрутило с невероятной силой. Удастся ли Борису Ельцину остановить его до президентских выборов или глава государства может считать, что скорость колеса позволит ему вообще поставить вопрос о целесообразности избирательной кампании в ситуации тотального террора, паники и зловещих напоминаний в метрополитене? Вряд ли Ельцин определился - но сама ситуация может все решить за него.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно