«Часовню тоже я развалил?..»

8 июля, 2011, 14:50 Распечатать Выпуск №25, 8 июля-15 июля

Службой безопасности Украины возбуждено еще одно уголовное дело против экс-премьера Украины Юлии Тимошенко по факту попытки расхищения государственных средств.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Службой безопасности Украины возбуждено еще одно уголовное дело против экс-премьера Украины Юлии Тимошенко по факту попытки расхищения государственных средств. При этом на десятом плане остается тот факт, что если Ю.Ти­мошенко действительно «нахимичила», будучи президентом «Единых энергетических систем Украины» (году так в 1997-м), недопоставив в обмен на газ Мин­обороны РФ обещанные товары и оборудование, то какое это имеет отношение к газовым контрактам «Нафтогаза Украины» с российским «Газпромом» от 19 января 2009 года? А ведь преподносится все именно так.

Опубликованное в «Украинской правде» письмо министра обороны Российской Федерации Анатолия Сердюкова от 10 июня 2011 года, которое адресовано премьер-министру Украины Николаю Азарову с просьбой рассмотреть вопрос о погашении задолженности корпорации «Единые энергетические системы Украины» (ЕЭСУ), выглядит довольно странно. Тем более странно, что Служба безопасности Украины по этому факту отзывчиво-оперативно возбуждает очередное уголовное дело в отношении экс-премьера Юлии Тимошенко. Мол, в 2009 году экс-премьер пошла на заключение невыгодного для Украины соглашения ради закрытия уголовного дела «МО РФ против ЕЭСУ». Четкого ответа на вопрос, а где все эти годы было Министерство обороны, нет. Однако есть две версии того, почему это письмо появилось именно сейчас.

Согласно первой версии, Дмитрий Медведев, не являющийся симпатиком Юлии Тимошенко и имеющий более теплые отношения с Виктором Януковичем, решил подсобить коллеге, нажав на кнопку и активировав российского министра обороны. Последний подбросил повод, позволяющий напомнить о нечистоплотном коммерческом прошлом украинского оппозиционера, а также подкормить документально тезисы оппонентов ЮВТ, утверждавших, что в 2009 году России было чем шантажировать экс-премьера, в результате чего она обменяла государственный интерес на частный.

Вторая версия — прямо противоположная. В соответствии с ней Владимир Путин, у которого с Юлией Тимошенко был заключен (и все еще действует) договор о ненападении, решил помочь бывшей коллеге, активировав министра обороны, который фактом своего письма разрушил обвинения оппонентов Тимошенко, утверждавших, что она в 2009 году заключила невыгодное соглашение, обменяв его на закрытие уголовного дела и снятие требований о возврате еэсувских 400 млн. долл. Мол, если претензии со стороны России есть, значит, ни о каком частном интересе Тимошенко в 2009 году и речи быть не может.

Отношения между Медведевым, Путиным, Тимошенко и Януковичем — весьма запутанная история, поэтому спустимся с этого коммерческо-политического олимпа и обратимся к фактам. И первый в этом ряду — письмо не по чину, направленное министром обороны России премьеру Украины.

Налицо несоблюдение правил дипломатического протокола и межгосударственной переписки. Не может и не должен министр иностранного государства напрямую обращаться к главе украинского правительства — слишком уж очевидна асимметрия. Свою просьбу о помощи российская сторона должна была передать либо дипломатическими каналами (путем обращения МИДа России к украинскому МИДу), либо через обращение российского премьера Владимира Путина к своему украинскому коллеге. Нарушение указанных правил переписки в принципе является основанием либо для отказа в рассмотрении просьбы российского министра, либо же для обращения к российской стороне с просьбой подтвердить или дезавуировать действия ее министра.

По большому счету, российская сторона не могла не осознавать, мягко говоря, нестандартность асимметричного и внепротокольного обращения к украинскому премьеру. А значит, сознательно пошла на этот шаг. Хотя в это верится с трудом. Тем более что на днях тот же министр обороны РФ А.Сердюков публично продемонстрировал, что знает протокол, и по вопросу возобновления аренды базы в Севастополе обратился к равному по чину — министру обороны Украины М.Ежелю. Хотя вот здесь-то как раз — парафия парламента и правительства Украины…

Наличие протокольных нестыковок, а также сомнения, высказанные защитой Юлии Тимошенко по поводу подлинности письма министра обороны РФ дали повод редакции ZN.UA обратиться к послу РФ в Украине Михаилу Зурабову с просьбой ответить на два вопроса: а было ли письмо, и если да, то почему оно не подписано российским премьером, как того требует этикет межправительственных отношений?

7 июля редакция получила следующий ответ: «В связи c возникшим у Вас вопросом относительно письма Министра обороны Российской Феде­рации А.Сердюкова на имя Премьер-министра Украины Н.Азарова с просьбой о погашении долга корпорации «Единые Энергосистемы Украины» перед Министерством обороны России хотел бы проинформировать, что такое письмо действительно имело мес­то. Оно было передано украинской стороне в Москве через посольство Украины, где, надо полагать, в его соответствии международной протокольной практикой переписки высокопоставленных лиц, не усомнились».

Ответ посольства помог разобраться с двумя вещами: письмо подлинное, а вот посол в Белокаменной, глотающий подобные вещи, какой-то не настоящий.

Идем дальше. В письме российского министра напрочь отсутствует обоснование хоть какой-нибудь связи между упоминаемыми в нем долгами ЕЭСУ и государством Украина. Российский министр не утруждает себя указанием хотя бы маломальских причин, по которым государство Украина должно принять на себя ответственность по долгам ЕЭСУ и погасить их за счет государственного бюджета Украины.

Кстати, следует обратить внимание на стилистику письма, в котором содержится просьба «рассмотреть вопрос о погашении существующей задолженности в сумме 405,5 млн. долларов США». При этом прямо не указывается, кто именно (государство, ЕЭСУ, «Нафтогаз» или лично Ю.Тимошенко) должен, по мнению российского министра, эту задолженность погасить.

Кроме того, не акцентируется внимание на юридическом характере упомянутой задолженности: является она государственной или корпоративной? Контекст письма вполне допускает трактовку о том, что российская сторона обращается с просьбой оказать содействие в погашении задолженности на корпоративном уровне, без каких-либо выплат из государственного бюджета Украины.
С учетом данных обстоятельств письмо г-на Сердюкова ну никак не может быть основанием для возбуждения Службой безопасности Украины уголовного дела по факту попытки расхищения государственных средств. Возбудить такое уголовное дело на основании письма российского министра от 10 июня — значит, прочитать в нем то, чего там и близко нет.

Более того. В своем параллельном (и более пространном) письме к г-же Богословской (тоже от 10 июня этого года) российский министр информирует о том, что спор по вопросу задолженности ЕЭСУ перед российским Минобороны является предметом рассмотрения в судах — российских и украинских. И судебные разбира­тельст­ва продолжаются. При таких обстоятельствах погашение задолженности ЕЭСУ является предметом хозяйственных правоотношений и разрешается судебной ветвью власти.

В принципе, украинский премьер так и должен был ответить российскому министру — государственным органам власти запрещено вмешиваться как в правоотношения между хозяйствующими субъектами, так и в судебные разбирательства споров. Возбуж­дение же уголовного дела как реакция на письмо г-на Сердюкова представляется примером расширенного толкования уголовного закона, что неизбежно приведет (и мы сможем наблюдать это в режиме online) к размытым и абстрактным оценкам, произвольным предположениям и неконкретизированным обвинениям со стороны следственных органов. Мы уже имели возможность созерцать возбуждение Генпрокуратурой Украины уголовного дела против дочери председателя Верховного суда Украины по обвинениям в невыплате частно-правового займа. Докладчик Датского Хель­синк­ского комитета в своем известном докладе от 28 апреля 2011 года по делам Е.Корнийчука и Ю.Луценко охарактеризовал возбуждение подобных уголовных дел как возможное свидетельство оказания давления на определенных лиц.

И наконец, обращает на себя внимание временной фактор. Задол­женность ЕЭСУ образовалась еще в 1997 году. В письме г-на Сердюкова в адрес г-жи Богословской упоминается судебное решение о взыскании задолженности, вынесенное в 2001 году. Так почему же российскому Минобо­роны было неудобно тревожить украинских высоких должностных лиц просьбами о содействии в погашении указанной задолженности в течение более чем десяти (!) последних лет? Может быть, потому, что украинская сторона ранее не была такой настойчивой в просьбе к российской стороне направить в Киев соответствующее обращение? Кто бы и с какой целью ни писал ответы и претензии в Моск­ве, в Киеве, а точнее — на Печерске, их развернут в «правильном», заданном властью направлении.

С другой стороны, указанный временной фактор имеет значительное влияние на возбужденное уголовное дело по факту попытки расхищения государственных средств, ведь понятия «сроков давности» в уголовном праве еще никто не отменял. Или же украинские следственные органы всерьез рассматривают вопрос о том, что неустановленные бывшие должностные лица Кабмина и ЕЭСУ в 1997 году вступили в сговор с целью хищения средств из государственного бюджета 2011 года??? Воистину, каждое новое возбужденное уголовное дело, затрагивающее бывшего украинского премьера Ю.Тимошенко, все больше напоминает театр правового абсурда.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно