БОСНИЙСКИЕ УРОКИ

2 июня, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 2 июня-9 июня

Кажется, война в бывшей Югославии становится привычным делом, с которым уже свыклось мировое сообщество...

Кажется, война в бывшей Югославии становится привычным делом, с которым уже свыклось мировое сообщество. Репортажи с этой более чем трехлетней войны воспринимаются массовым сознанием как нечто уже традиционное, что как нельзя лучше раскрывает апатичность и неспособность мирового сообщества положить конец кровопролитию и издевательствам над мирным населением. Исключением, а может быть, даже наоборот — лишним подтверждением, являются даже для Боснии события незаурядные. Вроде артиллерийского обстрела боснийскими сербами мусульманского анклава Тузла, при котором погиб 71 человек и свыше полутора сотен мирных жителей получили ранения. Это вызвало очередные авиаудары НАТО.

Формально НАТО не является частью механизма по урегулированию боснийского конфликта, у которого много составных. В этом механизме, упрощенно говоря, действует советский принцип — ведомств и начальства много, а спросить не с кого... Посредничает и умиротворяет воюющие стороны Организация Объединенных Наций. Ищет пути политического урегулирования международная контактная группа по Боснии — США, Великобритания, Франция, Германия и Россия. Последняя в то же время иногда самостоятельно пытается играть на собственной скрипке, используя гиперболизированные православно-славянские связи с сербами. Ставшие за последнее время супертелезвездами, международные посредники и спецпосланники вроде британца лорда Дейвида Оуэна, норвежца Торнвальда Столтенберга или японца Ясуши Якаши вообще, кажется, выделились в отдельный институт. Как, впрочем, и особая завышенная роль командующих миротворческими силами ООН в Боснии. Излишней телегеничностью как одной из причин объясняют замену Филиппа Мориньйона и Майкла Роуза на не падкого на камеры Руперта Смита. Ожидающийся уход в этом месяце лорда Оуэна (а значительно ранее ушел американец Сайрус Вэнс) четко символизирует кризис процесса урегулирования и неспособность его осуществить такими методами и с такими действующими лицами.

Иногда в боснийскую ситуацию впутывается НАТО — или, вернее, ее впутывают. Однако метод совмещения политических средств и авиаударов НАТО вызывает сомнения — хотя бы легкостью, с которой миротворцы ООН становятся заложниками боснийских сербов.

Атаковала бы американская авиация Багдад и военные объекты на территории Ирака, если бы там, например, были американские посты? Или подвергся бы Триполи обстрелу, существуй, скажем, в ливийской столице посольство США? Поэтому тактика ООН в Боснии обанкротилась. Имея 22 тысячи миротворцев вообще в бывшей Югославии, ООН обращается за осуществлением конкретных действий к НАТО. Безоружные миротворцы ООН, взятые сербами в заложники, вызывают двойственное отношение — сострадания и осознания их беспомощности.

Как представляется, мировому сообществу стоит определиться — либо только политические, либо силовые методы. Если политические — тогда в Боснии не место авиаударам НАТО. Если силовые — маловооруженная, разнородная и неподвижная «армада» миротворческих сил ООН должна покинуть Боснию, а в дело должны вступить войска НАТО — не для сопровождения гуманитарных грузов и периодических оправдываний в отсутствии коррупции, а для усмирения зарвавшихся боснийских сербов и постоянно хитрящих боснийских мусульман.

ООН следовало бы поучиться у Москвы ее действиям в чеченской кампании. С вхождением на чеченскую территорию первого российского танка ни разу никто (несмотря на заявления о готовности к переговорам и перемирию) серьезно не сел переговариваться с представителями Джохара Дудаева или тем более с ним самим. Можно осуждать чудовищные действия россиян в Чечне — но у Москвы не отнять главного — сделав ставки на силу, она мало-помалу доводит дело до конца. И даже телесюжеты из Чечни воспринимаются с вопросом — когда это закончится?

В то же время после боснийских репортажей скорее возникает вопрос — сколько еще это будет продолжаться? Однако мировое сообщество просчиталось еще в одном очень важном моменте — недооценило сербский менталитет и природу этого народа. По сравнению с боснийскими сербами чеченцы, отпускавшие плененных русских во время обстрелов Грозного, выглядят и вправду морально превосходящими. Этнологи утверждают, что сербы — народ диковатый, практически не имевший городского населения в силу истребления турками. Это народ-воин, причем воин, сражающийся не на жизнь... Народ, столетиями боровшийся за само свое существование...

Ясно, почему боснийским сербам непонятен язык полупрофессионального миротворца из Непала. Если действительно исчерпаны все политические возможности урегулирования, тогда с сербами на мощном языке силы должно разговаривать НАТО. В таком случае и американцам стоит прекратить играть роль «малозаинтересованной стороны» в боснийском конфликте и разыгрывать исламскую карту, выступая за отмену эмбарго на поставки оружия в Боснию. США прекрасно знают, что эмбарго все равно не отменят, а жизни мирных мусульман Боснии не стоят погони за влиянием в исламском мире.

С другой стороны, учитывая сербскую природу, нельзя исключить, что в случае широкомасштабной войны в роли «живого щита» вместо миротворцев ООН окажутся сербские женщины и дети... Поэтому, склоняясь в пользу силового варианта, мировое сообщество должно просчитать и подумать «семь раз по семь»...

Для Украины история с 55 заложниками из украинского контингента дает как минимум два урока. Первый: есть ли в Украине хоть один специальный посланник по Югославии, который может в любой момент открыть дверь Радована Караджича или Илии Изагбеговича? Открыть не с глобальными амбициями российского экс-посланника Виталия Чуркина и нынешнего Александра Зотова, а с конкретной корыстной целью — освобождения или гарантирования безопасности миротворцев. Хотя надо отдать должное официальному Киеву, массированно и моментально ударившему в колокола, но, к сожалению, не имеющему реальных механизмов влияния на ситуацию.

Урок второй: просербскому лобби в Украине, лидером которого, по мнению наблюдателей, является представитель парламентской комиссии по иностранным делам Борис Олейник и в которое входят в основном левые депутаты. Сербы все-таки не ценят их усилия на переориентацию внешней политики Киева. Причем не оценили уже дважды, захватив украинских военнослужащих из контингента ООН в качестве заложников первый раз еще в конце осени прошлого года...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно