БОРЬБА ЗА БАГДАДСКИЙ ПРЕСТОЛ

21 апреля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 21 апреля-28 апреля

На прошедших в марте всеобщих выборах в Ираке старший сын Саддама Хусейна Удай был избран в Национальную ассамблею (парламент) страны, получив 99,99 процента голосов избирателей...

На прошедших в марте всеобщих выборах в Ираке старший сын Саддама Хусейна Удай был избран в Национальную ассамблею (парламент) страны, получив 99,99 процента голосов избирателей. Для государства, в котором голосование происходит под жестким контролем президента, а мнение о том, что оно является честным и свободным, не распространяется далее иракских границ, такой результат вряд ли может вызвать удивление. Ведь кандидаты в члены законодательного органа Ирака разнообразием политических взглядов традиционно не блещут. Все они представляют либо правящую партию Баас, либо несколько других марионеточных политических организаций, беззаветно преданных иракскому лидеру.

Но в случае с Удаем все обстоит немного по-другому. В свое время он считался единственным и неоспоримым наследником здравствующего пока что президента. Однако в 1996 году на Удая было совершено покушение. Убить старшего сына Саддама не удалось, но в результате ранения он был частично парализован. Вот тогда-то Хусейну и пришлось изменить выбор в отношении своего наследника в пользу младшего сына Кусая. И вот уже четыре года тот выступает в качестве официального преемника президента Ирака.

Однако отвергнутый престолонаследник не успокоился (что, впрочем, и характерно для тоталитарной страны). Западные эксперты, оценивающие реальные настроения в среде иракской политической элиты по скрупулезно собираемой косвенной информации, убеждены в том, что Удай, утративший, казалось, перспективу в один прекрасный день возглавить Ирак, решил все же побороться за это право. И его удивительный даже по иракским меркам успех на выборах продемонстрировал, что старший сын президента делает последовательные шаги по возвращению в высшие эшелоны власти Ирака. Теперь он явно собирается попортить нервы не только своему брату-конкуренту, но и родному отцу, позволившему себе отодвинуть его на второй план.

Нет сомнения в том, что Саддам Хусейн, как и все диктаторы, очень не любит неопределенности в отношениях со своим окружением, даже если оно состоит из его ближайших родственников. Судя по всему, в Ираке начинается жестокая и непримиримая борьба за политическое наследство Хусейна, и вестись она будет без оглядки на родственные связи участников и занимаемые ими посты.

Получив место в парламенте, Удай сразу же нацелился на пост спикера Национальной ассамблеи. Сам по себе этот орган не обладает особыми властными функциями в Ираке, так как все полномочия сосредоточены в руках президента. Но спикер ассамблеи все же является достаточно влиятельным лицом за счет членства в Совете революционного командования, могущественном органе, ответственном за принятие высших решений в стране. Таким образом, если бы отвергнутый преемник стал спикером Национальной ассамблеи, он получил бы первый государственный пост со времени того покушения четырехлетней давности.

35-летний Удай всегда играл значительную роль в общественной жизни Ирака, в настоящее время он издает влиятельную газету «Бабел», которая часто выполняет роль правительственного рупора. Он также возглавляет иракский олимпийский комитет, благодаря чему сам он достаточно популярен среди иракцев. Ко всему этому, Удай занимает пост командующего силами иракской милиции, носящей имя «Федаины Саддама».

Старший сын Хусейна имеет репутацию человека, мягко говоря, чрезвычайно вспыльчивого. Некоторые же без церемоний называют его психопатом. Рассказывают, что однажды в приступе беспричинного гнева он забил до смерти своего слугу. И если тогда отец его простил, то после того, как Удай во время безобидного спора выстрелил из пистолета в своего родственника и ранил его в бедро, Саддам был вынужден заключить разбушевавшегося сына на некоторое время в тюрьму.

Младший на два года Кусай имеет более спокойный характер, и окружение Хусейна считает его более достойным кандидатом на высший пост в стране. Он всегда находился в тени, занимаясь, однако, не менее важными делами, чем его брат. Кусай потратил не один год, приобретая влияние и вес в спецслужбах Ирака. В настоящее время он возглавляет Республиканскую гвардию, а также секретную службу Амн-аль-Хасс, отвечающую за личную безопасность президента. Кусай также занимает пост заместителя командующего сухопутными войсками Ирака и командует северным военным округом страны. Как известно, в этом регионе проживают главным образом курды, совершающие набеги на территорию Турции, поэтому Кусай уже получил свое боевое крещение, отражая атаки турецких войск, вторгающихся в северные провинции Ирака с тем, чтобы уничтожить опорные базы курдских боевиков. Ко всему этому младший сын Хусейна имеет значительное влияние на иракскую разведку «Мухабарат» благодаря своим прочным связям с руководством этой организации. Президент не зря назначил Кусая на командные посты в спецслужбах Ирака — привыкнув жить в атмосфере страха и недоверия, он полагает, что только эти структуры могут обеспечить ему и его преемнику безопасность и политическое влияние.

Удай с ходу решил воспользоваться преимуществами, которые дало ему такое успешное «выступление» на парламентских выборах для наступления на позиции своего брата, имеющего значительное преимущество в борьбе за обладание властью над Ираком. Первым признаком этого можно считать появление серии статей в подвластной ему газете с обвинениями спецслужб страны в коррупции — явный камень в огород Кусая.

Ну а младший сын Хусейна в последнее время лихорадочно укреплял свои позиции в иракских государственных структурах, в то же время стараясь снизить до минимума потенциальное влияние на них своего соперника и нейтрализовать его попытки вернуться на передовые позиции в стране. Прошлым летом, получив впервые после покушения возможность передвигаться без посторонней помощи, Удай сделал заявление для прессы о готовности вернуться на свои посты в политическом аппарате Ирака и организациях, обеспечивающих безопасность страны. Кусай ответил на это решительно и недвусмысленно — в военных структурах и спецслужбах началась грандиозная чистка — из них изгонялись офицеры, проявлявшие хотя бы намек на лояльность к старшему сыну Хусейна.

По сообщениям британского журнала «Джейнс», в конце ноября 1999 года Саддам Хусейн провел в своем родном Тикрите семейный совет, на котором он пообещал Удаю обеспечить более влиятельную роль в государственных делах Ирака, если он откажется от своих притязаний на багдадский престол. Договоренность об этом была, очевидно, достигнута. Поэтому президент и не препятствовал политическому «воскрешению» своего старшего сына, что тот наверняка расценил как символ молчаливого одобрения своих действий со стороны отца. При этом он принял полунамеки Саддама на благожелательное отношение к возвращению своего старшего сына в политику за желание вернуть ему право престолонаследия.

Сам же Удай не собирался выполнять условия тикритского соглашения. При этом, стараясь перехитрить своего отца, он, возможно, сам стал жертвой очередной хитрости Хусейна. Президент по своей инициативе мог спровоцировать конфликт между сыновьями для того, чтобы ни один из них не имел слишком больших амбиций по поводу своего будущего президентства.

Удай же рисовал себе радужные перспективы своего второго пришествия на должность «главного наследника». В случае получения поста спикера Национальной ассамблеи он наверняка попытался бы утвердить свои позиции в Совете революционного командования, перехватив инициативу у Кусая, который в силу своего положения также является членом этого органа. При этом он, очевидно, надеялся на то, что после его возвращения на политический Олимп Хусейн изменит свое решение в отношении наследника. Однако этого не произошло. Саддам продолжал демонстрировать свое расположение к младшему сыну. В декабре прошлого года он наградил его тремя высокими иракскими орденами, дополнив их месяцем позже наивысшей иракской наградой — медалью за отвагу.

Удай зашел далеко, не подумав о возможных последствиях. Если бы он смог воплотить в жизнь свои намерения, равновесие между сыновьями президента могло нарушиться и «подковерная» борьба между ними вполне могла перерасти в открытую. Ответ младшего брата наверняка был бы адекватным — если вспомнить, к чему привели невинные заявления Удая, то можно представить, что произошло бы, если бы он начал действовать, — ведь на сегодняшний день возможностей у младшего сына иракского президента имеется намного больше, к тому же он пользуется поддержкой отца, что пока является определяющим. В любом случае в «разборках» пришлось бы принять участие всей политической элите страны. Поняв, что противостояние между его сыновьями приобрело угрожающие масштабы, президент вынужден был вмешаться для предотвращения непоправимого. Во избежание возможных конфликтов Хусейн не позволил Удаю занять должность спикера Национальной ассамблеи.

Выходящая в Лондоне арабоязычная газета «Аль-Заман» сообщила о словесной перебранке, имевшей место между Удаем и действующим спикером парламента Саадоном Хаммади. Первый публично обвинил второго в неспособности активизации работы ассамблеи и заявил о необходимости притока в ее руководство «свежей крови». Это и стало последней каплей для Хусейна. Он немедленно дал указание о повторном избрании Хаммади на должность спикера, а своему сыну приказал довольствоваться более низкой должностью. К тому же Удай был исключен из состава иракской делегации, принимавшей участие в конференции Международного парламентского союза, проходившей недавно в иорданской столице.

Чтобы раз и навсегда покончить с соперничеством своих сыновей, Хусейну легче всего было просто казнить Удая по надуманному обвинению. Тем более что решать проблемы таким образом Саддаму уже приходилось — в свое время он прославился на весь мир тем, что лично давал распоряжения о казнях членов своей семьи, оказавшихся нелояльными по отношению к нему. Однако не следует забывать, что за Удаем стоит силовая структура — «Федаины Саддама» насчитывают ни много ни мало — 40 тысяч человек. И любая попытка физического устранения Удая неизбежно вызовет вооруженные выступления боготворящих его солдат. Да и решение президента о казни настолько близкого к нему человека могло бы вызвать настоящую панику в среде руководства Ирака и парализовать его деятельность. Каждый из чиновников представлял бы себя на месте казненного и не решался бы принимать важные государственные решения.

Борьба между сыновьями Хусейна несет Ираку еще одну опасность, о которой президент страны, возможно, еще не задумывался. В то время как Кусай имеет неограниченное влияние на вооруженные силы и спецслужбы Ирака, Удай в последнее время уделяет основное внимание росту своей популярности в народе. Все это может в конце концов привести к тому, что борьба между братьями трансформируется в противостояние между правительством и народом. В конце концов, это может иметь далеко идущие последствия. Если старшему сыну Саддама удастся подорвать позиции своего брата за счет ослабления иракских силовых структур, это наверняка обернется ослаблением позиций самого Хусейна, власть которого держится на могуществе иракских спецслужб. Если же в Ираке вспыхнет гражданская война, то последствия ее для государства и всего региона будут более катастрофичными, чем распад Югославии для Балкан. Остановить же ее не смогут даже бомбардировщики НАТО.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно