БОЛЬШИНСТВО КАК УКРАИНСКИЙ НЕОЛОГИЗМ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТОЛОГИИ

24 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 24 января-31 января

Ни одна из политических сил сегодня в Украине, кроме одной — судя по последним кадровым назначени...

Олег Шевчук
Олег Шевчук

Ни одна из политических сил сегодня в Украине, кроме одной — судя по последним кадровым назначениям в центре и в регионах — не может или не желает брать ответственность за современную политическую, экономическую и социальную ситуацию в Украине.

Так случилось, что ментальное украинское «моя хата с краю...» является и определяющим фактором в формировании политической системы. «Чрезвычайно структурированный» украинский парламент четвертого созыва оказался наиболее нетрудоспособным. Де-юре шесть политических сил, преодолев 4-процентный барьер, де-факто создали целый сонм разного рода фракций и групп, ротация которых продолжается каждый день. Все это у нас называется формированием большинства.

Исторически так сложилось, что парламентское большинство в Украине создавалось лишь только для решения кадровых вопросов. Так было в Верховной Раде предыдущего созыва, когда в Украинском доме легализировалось перераспределение комитетов и перевыборы парламентского руководства. Так было в начале работы нынешнего «политически структурированного» законодательного органа, когда большинство было создано трудоустройства ради бывшего главы АП в Верховной Раде. Точно так же проявления большинства были замечены при назначении нового премьер-министра. Тотальное «портфельное» перераспределение использовалось в качестве механизма существования большинства, начавшего сбоить после завершения этого процесса.

При такой ситуации не только не работает высший законодательный орган, но и пребывает в подвешенном состоянии Кабинет министров, в котором системы противовесов еще окончательно не налажены. На фоне перманентного архитектурного поиска большинства усиливается влияние такого представительского по сути органа, как администрация Президента. Сегодня структура АП — наиболее оптимальна, а уровень решения задач и полномочия — самые высокие за всю историю существования института президентства в Украине.

Иногда возникает логичный вопрос: зачем формировать большинство? Ведь в стране не произошла конституционная реформа, не принят закон «Об оппозиции», соответственно не регламентировано распределение полномочий между большинством и меньшинством, в конце концов — какую идеологическую нагрузку несет в себе термин «парламентское большинство»?

Понятно, что существование большинства в парламенте — залог его эффективной работы. И в таком его понимании большинство необходимо сегодня для решения целого ряда экономических проблем. Прежде всего это касается законодательной базы, которая бы способствовала наполнению госбюджета на следующий год: ряда экономических законопроектов, законопроектов по налогообложению и т.п.

Как свидетельствует практика, вновь сформированное большинство не может принять эти законы. Однако не исключено, что перераспределение парламентских должностей будет продолжаться и в дальнейшем. И это довольно логично, поскольку вероятное структурированное большинство, разумеется, стремясь ускорить законотворческую деятельность, может взять на себя ответственность за разработку и принятие законодательства. И самый первый предмет для торгов — руководство ВР Украины.

Сейчас отцы новейшего парламентского большинства уверены в немалом потенциале своего проекта. И уже руководящие должности в современных переговорах будут не целью, а средством, при помощи которого формируется большинство.

Тогда возникает мысль, что большинство — это фетиш, самоцель для специалистов политических игр. Заложником этих игр является прежде всего правительство. Принятый бюджет — всего лишь исключение, подтверждающее правило. И лучшим аргументом в пользу этого тезиса является попытка ревизовать закон о бюджете.

В период длительного парламентского кризиса, вызванного стремлением создать большинство, постепенно утончается пакет предложений. Очевидно, в случае создания шаткого большинства, условно разделившего комитеты и принявшего активное участие в кадровом наполнении Кабинета министров, уровень влияния вновь сформированного Кабмина будет непрогнозируемо низок, не говоря уж об его функциональности. Более того, традиционная для нынешней власти система противовесов, особенно накануне президентских выборов, едва ли добавит экономической эффективности деятельности нового Кабмина.

В этой ситуации наиболее определена перспектива у оппозиции. Набор малозначимых, но болезненных для властей акций, проводимых оппозиционной тройкой совместно с радикальной частью «Нашей Украины», позиционирует их только лишь наблюдателями в переговорном процессе.

Разумеется, при таких обстоятельствах оппозиция может лишь заботиться об аккумуляции политических баллов, занимаясь обычным делом — демагогией. Заодно вырисовывается довольно интересное распределение полномочий и, соответственно, дальнейшее использование дивидендов. Интересные выводы можно сделать, анализируя сегодняшнюю деятельность оппозиционной четверки. Понятно, и это подтверждает целый ряд социологических исследований и экспертных опросов, что в этом квартете на коне — только Тимошенко и Ющенко, тогда как коммунисты с Морозом — подносчики снарядов. Очевидно, что такая ситуация пока что устраивает Симоненко, за чьей спиной постоянно маячат фигуры Грача и Крючкова, уровень амбиций которых уже давно не ограничивается ролью рядовых красных активистов. Именно поэтому для лидера КПУ сотрудничество с Тимошенко и Морозом — это способ влияния на общественное мнение стареющего коммунистического электората и пребывания в информационном поле. Очевидно и то, что такая ситуация совершенно не устраивает Ющенко, а точнее — не его самого, а его пестрое окружение, мысленно уже делящее дивиденды от будущих президентских выборов. И только самые дальновидные из них понимают, что время «Ч» в этой стране для них может не наступить никогда.

Тем более очевидно, что такая ситуация устраивает Тимошенко, поскольку сравнение с Ющенко — это прямой способ аккумулирования положительного рейтинга.

Как ни странно, своей ролью, наверное, доволен и Мороз. Ведь не секрет, что в случае возникновения потребности выдвижения совместной кандидатуры на президентских выборах от тройки (КПУ, СПУ и «Батьківщина») именно он пока является наиболее привлекательной (с точки зрения избирателей) фигурой.

Итак, анализируя все вышесказанное, можно сделать вывод: большинство на постсоветском пространстве, как доказывает история, — это лишь механизм для узурпации власти, но не обязательно гарантия ее удержания. Для тех же, кто не видит перспектив в этой власти, но вынужден с ней сотрудничать, большинство — это лишь способ решения своих корпоративных интересов. Что представляет едва ли не самую большую угрозу для этой власти.

Вместе с тем, для вновь избранного премьер-министра создание и функционирование парламентского большинства — гарантия более-менее эффективной и спокойной деятельности Кабмина. С первого дня назначения Виктора Януковича премьер-министром Украины все ожидают от него налаживания четкой и, быть может, жесткой схемы взаимодействия с парламентом как гарантии имплементации наработок его правительства. Следовательно, сейчас он вынужден выбирать между разными схемами создания и деятельности большинства. Но вместе с тем можно утверждать, что большинство в Верховной Раде в таком виде, в каком до недавних пор оно существовало, Януковичу не нужно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно